Когда коту делать нечего...

Злоба дня

22 июня 2012 в 18:51, просмотров: 12804
Когда коту делать нечего...
фото: Геннадий Черкасов
ЦИК. 04.00. 22 июня.

В пятницу, 22 июня, в 4 часа ночи в здании ЦИК в Большом Черкасском переулке открылась выставка, посвященная военной истории России.

Приглашены на открытие были многие, но из-за раннего часа пришли только те, кто не мог не прийти, — главным образом сотрудники самой Центральной избирательной комиссии, многие из которых ради этого заночевали на рабочем месте, поэтому вид у них был, прямо сказать, несвежий.

Открыл выставку сам Владимир Евгеньевич, объяснивший, что раз она посвящена военной истории и приурочена к 22 июня, то должна начать работать непременно в 4 утра, и тут же представил гостям делегацию, направленную ЦИКом к Вечному огню, чтоб возложить гирлянду цветов.

Делегация состояла из семи сотрудников аппарата Центризбиркома, у которых отцы, деды или в крайнем случае дяди воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Они выстроились в ряд — в середине мужчины, по краям для симметрии две дамы-блондинки средних лет, — подняли с пола гирлянду и дружно понесли ее в Александровский сад, а Чуров продолжил открывать выставку с теми, кто остался.

В числе почетных гостей на открытие выставки прибыли несколько ветеранов войны — в том числе Сергей Александрович Стучинский, председатель клуба кавалеров ордена Александра Невского, членом которого недавно стал и сам Чуров.

Ветераны все были очень славные, хорошо выступали, но казались уставшими. На открытии, впрочем, все казались уставшими, заспанными, серыми и с трудом подавляли зевоту. Шутка ли — приехать из дома в ЦИК в четыре утра!

Один только Чуров кипел энергией. «Сейчас я проведу первую экскурсию», — объявил он, и толпа гостей обреченно двинулась следом за ним.

К счастью, экспозиция оказалась небольшой — десяток картин с батальными сценами, не имеющих, на мой взгляд, большой художественной ценности, плюс два творения Церетели, исполненные, как сказал Чуров, в технике «монументальной эмали», а также реконструкции холодного оружия, размещенные в одном стеллаже, и несколько касок, ядер и прочих «артефактов», привезенных из музея Малоярославца.

Объективно говоря, среди экспонатов не было ничего такого, чего нельзя было бы увидеть в любом краеведческом музее, включая главный «хит» — диораму «22 июня 1941 года» с полсотней бомбардировщиков в небе, мостом, храмом, заводом, пионерами, коровой, лошадью, собакой и досаафовцем, целящимся в «мессершмит» из берданки. Короче, смотреть на этой выставке было решительно не на что, кроме как на самого Чурова, который замечательно вел экскурсию.

Возле каждого экспоната он рассказывал какую-то историю — чаще всего про своих великих предков. У картины «Париж, 1812», изображающей русского гренадера, который дает прикурить французскому бомжу, он вспомнил своего прадеда, также гренадера, дослужившегося впоследствии до генерал-майора. А возле триптиха, изображавшего обносившегося воина царской армии, белоэмигранта, который просит милостыню на чужбине в компании обезьянки, Чуров рассказал про двоюродного прадеда, унтер-офицера, который дошел примерно до такого же состояния, правда, «обезьянкой не торговал».

Выставка в ЦИКе, как объяснил Чуров, будет работать три недели. Учреждение режимное, поэтому посетители с улицы туда попасть не смогут. Но чтоб все было по-настоящему, посмотреть выставку в ЦИК придут группы курсантов и студентов — на этот счет есть договоренности с вузами. Как рассчитывает Чуров, ее увидят несколько тысяч человек.

Извлекут ли они из нее какую-то пользу? Это первый вопрос, который возник у меня после посещения выставки. Второй: а почему вообще ЦИК занимается какими-то военными выставками?

Непрофильная активность государственного учреждения, не имеющая никакого отношения к целям и задачам, ради которых оно создано, говорит прежде всего о том, что этому учреждению просто нечем заняться. Когда коту делать нечего, он себе яйца лижет, как гласит народная пословица.

ЦИК — далеко не единственная госструктура, открыто и гласно посвящающая себя проектам, не имеющим никакого отношения к ее прямому предназначению. Новости Счетной палаты, которые вывешиваются на ее сайте, содержат информацию о примерно таких же мероприятиях: «Сергей Степашин принял участие в учредительном собрании Российского исторического общества», «Сергей Степашин заложил первый камень в основание нового здания православной гимназии им. Илии Муромца», «Сергей Степашин принял участие в праздновании 20-летия образования Республики Ингушетия». Изредка промелькнет отчет об аудиторской проверке, и тут же опять поехали: «Сергею Степашину вручена медаль П.И.Столыпина II степени», «Сергей Степашин принял участие в открытии международной юбилейной выставки „Россия в Святой земле“.

Сайт Федеральной миграционной службы не отстает, там тоже новости ведомства одна горячее другой. »20 лет ФМС России: «...нам доверено быть: связь народов крепить!», «Сотрудники УФМС России по Омской области отметили 20-летний юбилей Службы летней спартакиадой!», «По инициативе УФМС России по Вологодской области состоялась встреча с представителем местной религиозной организации прихода Успения Божией Матери Римско-католической церкви города Вологды».

Примеров подобного рода сотни, их можно найти на сайтах почти всех министерств и ведомств. Видно, что наши государственные структуры занимают активную жизненную позицию — поднимают культуру, воспитывают молодежь, празднуют юбилеи, соревнуются в спорте, устраивают выставки, конкурсы, издают альбомы, подарочные календари, дружат со всеми церквами, какие только есть в стране.

И еще успевают при этом работать. Удивительно, да?



Партнеры