Не хлебом единым…

На память приходит известный советский фильм «Ольга Сергеевна»

24 июня 2012 в 18:14, просмотров: 1999

История талантливой женщины мирной профессии Ольги Сергеевны, которая сквозь всю жизнь пронесла любовь к одному человеку, с которым ей так и не суждено было обрести счастье, «красивая, но не желанная». Но это не наш случай. Наш атом, да в мирных целях — цены б ему не было.

Не хлебом единым…
фото: Михаил Ковалев

Говорят, не хлебом единым сыт человек. Вот уж действительно. А еще... картинами и скульптурами ведущих мировых знаменитостей. Иначе как можно объяснить то, что сейчас творится под видом обеспечения исполнения будущего судебного решения? Похоже, направленного не на обеспечение его исполнения, а как раз, напротив, на необеспечение его исполнения.

В Пресненском суде идет разбирательство по поводу имущества бывших супругов Слуцкер. Этот процесс стал хитом новостей после того, как решительной Ольгой Сергеевной при поддержке спецназа ССП и соответствующих фирмочек в отсутствие бывшего мужа скоропалительно по определению суда все спорное имущество из дома, где оно с 2009 года находилось под арестом, было вывезено «на деревню дедушке», в дальний лесной поселок. Дело нешуточное — на кону десятки миллионов долларов.

Итак. Еще в 2009 и 2011 годах суд определил, что спорное имущество — собрание предметов искусства — должно находиться в доме Владимира Слуцкера в Серебряном Бору под арестом и под охраной ЧОПа и вневедомственной охраны. Его осматривали эксперты страховой компании, оценивали, и страховая компания взяла его под опеку.

Изменить положение вещей бывшая супруга пыталась неоднократно и ранее, подавая аналогичные ходатайства и заявления. Однако на поверку имеющие значение для изменения обеспечительных мер обстоятельства оказывались декларативными и ничем не подтвержденными. Но она не унималась.

И в начале июня сего года в отсутствие бывшего супруга закипела работа: во что бы то ни стало изменить местонахождение и заполучить подлежащее разделу имущество, не дожидаясь судебного решения по существу. План гениален. Суд должен назначить предлагающихся Ольгой Сергеевной экспертов, те смогут оценить произведения искусства на уровне рыночных поделок в три копейки, а затем полторы копейки можно будет и отдать беспокойному супругу. А для этого как раз необходимо изолировать коллекцию — «с глаз долой» и «концы в воду».

Первая часть марлезонского балета — это экспертиза, которая оценит произведения искусства в разы дешевле, чем аналогичные произведения тех же авторов продаются на аукционах.

Затем удовлетворяется сомнительное ходатайство адвокатов Ольги Сергеевны о том, что зловредный супруг проживает за границей, и поэтому необходимо изменить обеспечительные меры и срочно перевезти все имущество хоть куда-нибудь, но подальше. Сомнения усиливаются, когда в спешке забыли отменить предыдущее определение суда, в том числе в части наложения ареста на коллекцию. Забыли также и о том, что по закону определение суда, изменяющее ранее принятые судом обеспечительные меры, теряет свою силу с момента его обжалования. Что уж говорить, что не были приведены имеющие значение обстоятельства, которые свидетельствовали бы о положении дела, когда непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Эти и другие многочисленные сомнения перерастают в твердую убежденность в невысоких способностях швеи, подшивающей «белыми нитками», или ее наставников, адвокатов.

Дальше больше. Несмотря на то что уже подана частная жалоба бывшего супруга и вступление определения суда в законную силу приостанавливается до решения вышестоящей инстанции, судебный акт скоропалительно, сиюминутно исполняется на основании выданного 7 июня исполнительного листа по не вступившему в законную силу определению суда. Все спешат и торопятся. Торопятся так, что лепят ошибки... по Фрейду.

А на следующий день в Серебряный Бор прибыла бригада приставов, автоматчиков, сопровождаемых ЧОПом, «протежируемых» Ольгой Сергеевной, которые спешно незаконно вывозили все спорное имущество в неизвестном направлении на основании не вступившего в силу определения суда. Им даже пришлось «из болота тащить бегемота» — выкорчевывать одну очень большую скульптуру, с незапамятных времен стоящую в саду у Слуцкеров.

На этом история не заканчивается. По информации представителей ЧОПа, с которого в спешке не сняли ответственность за хранение ценностей в доме Слуцкера, они в той отдаленной лесопарковой зоне, где суд определил новое место хранения ценностей, не обнаружили юридических лиц, назначенных судом новыми хранителями. Помните у Владимира Высоцкого: «Где деньги, Зин?» В каком направлении «сделали ноги» многомиллионному собранию? Что заставило беспристрастный и объективный суд спешно выдать исполнительный лист? Что побудило обычно медлительных приставов-исполнителей с молниеносной скоростью его исполнить? Остается только следить за дальнейшим развитием событий.




Партнеры