Гос-поп-панк

Российская власть, церковь и суд выступают в жанре Pussy Riot

25 июня 2012 в 18:07, просмотров: 10814
Гос-поп-панк
фото: Геннадий Черкасов

Вопреки преследованиям российского режима группа Pussy Riot вновь выступила на публике. Только произошло это не в России, а в Праге, столице Чешской Республики. Две девушки из скандально знаменитого коллектива, который прославился прежде всего панк-молитвой в московском храме Христа Спасителя, приехали в Чехию с целью поддержать так называемую Неделю свободы, организованную неправительственной организацией Opona («Занавес»).

Если в прошлом году главной темой были упразднение Варшавского договора и двадцатилетняя годовщина выхода советских войск из Чехословакии, то в этом году акцию посвятили свободе слова. Поэтому в рамках мероприятия в центре Праги, на Вацлавской площади, выросла Стена Pussy Riot, на которой каждый мог написать свое послание тройке удерживаемых под стражей девушек. Среди первых взявших в руки фломастер был чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг, известный своим отрицательным отношением к современному российскому истеблишменту.

«Я очень сильно восхищаюсь вами. Держитесь. Россия вернет себе достоинство и свободу. Мы с вами», — написал чешский министр.

Делом феминистской панк-группы Pussy Riot активно интересуется немалая часть чешской интеллигенции. И вовсе не только из-за возможности очередных нападок на Россию, как это может показаться многим русским. Глядя на то, как обошлись с девушками, волей-неволей хочется провести параллель с нашим, чешским опытом.

Инициатива «Хартия-77», которая развернулась вокруг одноименного основополагающего документа чехословацкого антикоммунистического диссидентского движения, появилась именно как реакция на тогдашний режим, который хотел заставить замолчать непокорных музыкантов.

В 1976 году коммунистическая полиция задержала членов андеграундной музыкальной группы The Plastic People of the Universe и обвинила их в хулиганских действиях. Показательно, что тогдашний чехословацкий режим также использовал судебный процесс в целях собственной пропаганды. «Пластиков» изобразили противниками самого майора Земана — преданного сотрудника Корпуса национальной безопасности в культовом детективе-агитке 1970-х гг. «Тридцать случаев майора Земана».

Так что не все еще потеряно. Вполне возможно, один из российских телеканалов увековечит злостных хулиганок в одном из своих шедевров детективного жанра, которыми ежедневно в изобилии кормит зрителей.

Солидарность с Pussy Riot для многих чехов стала отсылкой к их собственной памяти. О том, как режим запрещал им играть и петь то, что они хотят, запрещал слушать музыку, которая им нравится. Это реакция на несвободу, которую они сами пережили и поэтому не хотят мириться с ее проявлениями, даже если события происходят далеко за границей.

Чешские политики, в отличие от российских коллег, уважают свободу музыки. Несмотря на то что иногда им приходится сталкиваться с музыкальными нападками, я не знаю ни одного примера, чтобы музыкант был привлечен даже за крайне острое «политически некорректное» произведение. В зале судебных заседаний не оказалась даже легендарная панк-группа Visací zámek («Висячий замок»), которая в альбоме двухлетней давности без зазрения совести пела (простите за выражение, но здесь это важно): «Президент — пидор».

Что бы могло произойти в России после подобной песни, например, с группой «Тараканы!», каждый читатель сам может себе представить. Наверное, в лучшем случае их ждала бы поездка в лес. Поэтому история с Pussy Riot для многих чехов служит индикатором свободы слова в России. Девушки оскорбили вновь избранного русского президента Владимира Путина, патриарха, а своим танцем на амвоне, похоже, еще и верующих. Однако это не повод для того, чтобы свободное общество заточило их за решетку. Так, по крайней мере, звучит большинство мнений моих чешских коллег и знакомых.

И я в большой степени согласен с такой точкой зрения. Почему девушки-панки уже четвертый месяц сидят под стражей за акцию, продолжавшуюся менее десяти минут, по всей видимости, знают только сами следователи. Почему начальник ОВД «Дальний», обвиненный в участии в пытках невиновного подозреваемого, через два месяца был отпущен под домашний арест, знает лишь слепая Фемида.

Российские власти дело Pussy Riot явно чрезмерно, но, по всей видимости, совершенно намеренно политизируют. Если бы девушек после месячного нахождения за решеткой за рецидивистские хулиганские действия приговорили к крупному штрафу или общественным работам, шрам на репутации России, как-никак демократического государства, коим она себя считает, был бы меньше. Однако очевидно, что в таком случае российские провластные пропагандисты лишились бы своей бронебойной аргументации против оппозиционных оппонентов.

Но, несмотря на это, я бы не стал бросаться на защиту девушек или преуменьшать значение их поступка, выдавая его лишь за творческий хепенинг. Я даже вовсе не считаю их героинями антипутинского сопротивления.

Смею утверждать, что если бы они осуществили свою акцию в пражском соборе Святого Витта, то тоже попали бы под чешский суд. И им бы грозило максимально три года лишения свободы (которые они, впрочем, вряд ли бы получили).

Пляски на амвоне, выкрикивание феминистских и антисистемных лозунгов в церкви, на мой взгляд, еще не искусство. И даже не признак панка, как поет в одной из своих песен упоминавшаяся выше группа «Висячий замок».

Однако признак панка, безусловно, есть в том, что судья оставляет за решеткой матерей маленьких детей. Есть настоящий панк и в том, что самая влиятельная в России неправительственная организация — Русская православная церковь, последователем которой является сам глава государства, выводит в свою защиту на улицы тысячи верующих. И давайте не будем обманываться. Пока кто-то под предлогом оздоровления общества совершенно сознательно поддерживает и косвенно участвует в новых репрессиях неформалов — это самый что ни на есть трэш-панк.




Партнеры