В поисках Шамбалы и… дичи

Россия завлекает китайских автотуристов браконьерской охотой

27 июня 2012 в 19:37, просмотров: 2137

Китайско-российскую границу экипажи автопробега Пекин—Москва-2012, временно пересевшие на автобус, пока наши автомобили проходили растаможку, пересекали, поджав ноги. Такая забавная традиция существует у забайкальцев, часто наведывающихся за покупками в приграничный торговый город Маньчжурия. Якобы, исполнив этот ритуал, дорога домой не принесет неприятностей и путнику будет сопутствовать удача.

В поисках Шамбалы и… дичи
Фото: Артем Ачкасов, PLANETPICS.ru

А в том, что автотуристу, въехавшему в наши пределы, она обязательно понадобится, мы убедились, пройдя первые километры по Забайкальскому краю (о китайском этапе пробега «МК» рассказал в материале «Как Китай объехал Россию»). После ярких огней, веселых витрин Маньчжурии Забайкальск сжимает сердце грязью, ветхостью, запустением. Китайский и русский города разделяют считанные километры и века. Яркая, кичливая даже архитектура современных зданий Маньчжурии (здесь нет небоскребов, но и пятиэтажки, и отели в двадцать этажей построены добротно и со вкусом) резко контрастирует с полубревенчатым Забайкальском, а его каменные домишки давным-давно требуют ремонта, если не сноса. Ни отелей, ни мотелей-кемпингов, ни автостоянок. Даже электричества частенько не бывает. Понятно, что китайского туриста (а уж автомобильного — тем более) сюда не заманишь.

фото: Артем Ачкасов

Миллионы мимо нас

Между тем Китай сегодня не только автомобильный рынок № 1 в мире и чуть ли не паровоз всей мировой экономики в целом. Поднебесная является и одним из крупнейших туристических рынков планеты. Достаточно сказать, что в прошлом году страна выдала на-гора 70 млн. путешествующих китайцев! И только 850 000 из них въехали в Россию. Вот только туристы ли это были? И автопробег Пекин—Москва-2012, по задумке организаторов — некоммерческого партнерства «Мир без границ», — должен в том числе привлечь значительную их часть и в Россию. Но, простите, как и чем? Ту же Маньчжурию, где автопробег сутки отдыхал после 3000 километров китайской части маршрута, с туристическими целями посещают по пять миллионов китайцев в год. И никто из этой армии не переходит границу — в Забайкальске, кроме танка «Т-34», установленного в местном парке (унылая асфальтированная поляна с загаженным неработающим фонтаном), нет ничего. (Хотя сейчас тут строится буддистский монастырь, а на одной из сопок планируется возвести так называемую русскую деревню — большой туристско-рекреационный комплекс). И никакой Год российского туризма в Китае, в рамках которого, напомню, и проходит автопробег, пока не заставит их это сделать.

И уж тем более углубиться в глубь нашего отечества на своих колесах. Забайкальск—Борзя—Агинское. 300 километров отвратительной федеральной трассы Чита—Забайкальск, по сравнению с которыми нереконструированные еще дороги Китая кажутся автобанами. Колейность местами встречается такая, что китайские «паркетники» чуть днищем не скребут. Подвески машин пробиваются с завидной регулярностью. Да так, что и передние, и задние седоки только зубами щелкают. Но и на «ровном» асфальте трясет, как на гравийке. А китайские журналисты, участвующие в автопробеге, не устают делать комплименты российским коллегам за их мастерское вождение — экипажи с китайскими рулевыми от колонны сильно отстают и быстро устают, отвыкнув у себя на родине от подобного драйва. Увы, но их репортажи вряд ли привлекут к нам автотуристов из Поднебесной.

Фото: Артем Ачкасов, PLANETPICS.ru

Не помолиться, так пострелять

Хотя от поселка Агинское до Читы и дальше — до Улан-Удэ дорога налаживается. Похоже, что федеральную трассу, проходящую по Забайкалью, постепенно приводят в порядок. Да вот беда, если по существующим нормативам в год капитально ремонтировать надо 131 км дороги, то денег хватает только на 17. С обычным ремонтом (когда обновляется только асфальт) дела обстоят лучше. Из запланированных 272 км звонкой монеты хватит на 156. Придорожная инфраструктура на перегоне Забайкальск—Чита практически отсутствует. Ни вам АЗС, ни шиномонтажных мастерских, ни закусочных. И что делать в нештатной ситуации — совершенно непонятно. Особенно если учесть, что сотовая связь далеко не везде подстраховывает ваш путь. А 3G-модемы всех российских операторов так и вообще «молчали» всю дорогу, хотя в Китае ловили даже в самых глухих его уголках. То есть денег краю не хватает катастрофически. И развитие туристической отрасли могло бы существенно пополнить местный бюджет. Ведь туристический потенциал — огромнейший. Агинский и Цугольский дацаны, потрясающий краеведческий музей в поселке Агинское, более 300 лечебных источников. Да и вообще Агинский Бурятский округ — суть твоя Индия. А если точнее — центр так называемого северного буддизма. Помимо дацанов — всемирно известный Алханай — пятая святыня северного буддизма и единственное место в России, где прекрасно сохранилась система культовых буддистских памятников. Короче говоря — Мекка для «искателей Шамбалы». Тем не менее число паломников из других регионов страны не достигает и 25% от их общего числа, а процент иностранных (читай — валютных) гостей вообще умиляет — 0,4%. И особенный акцент тут можно было бы сделать именно на китайских товарищей. Судя по идущим в автопробеге журналистам из Поднебесной, полузапрещенный там буддизм их живо интересует. Достаточно сказать, что не сразу вошли они в Агинский дацан. Решению предшествовали бурные споры в виде спонтанного партсобрания. В итоге приставленный к группе «человек в штатском» порога «сомнительного» культового учреждения так и не переступил. Но остальные после некоторых раздумий с большим любопытством знакомились с «запретным плодом». Но как развивать туристическую отрасль без денег?

Местное правительство очень хотело попасть в ФЦП «Развитие внутреннего и выездного туризма на период 2011–2018 годы», но, увы. Ведь для этого в том числе необходимо составить проектно-сметную документацию и пройти государственную экспертизу. А удовольствия эти не дешевые — несколько десятков миллионов рублей, что для дотационного региона сумма практически неподъемная. Вот и получается, что все деньги этой ФЦП ушли в западные регионы страны — и бедная восточная провинция не увидит их и в будущем. А значит, туризма не разовьет, на нем не заработает. Замкнутый круг российского бюрократического идиотизма.

Фото: Артем Ачкасов, PLANETPICS.ru

Но голь, как известно, на выдумки хитра. И в Забайкалье решили поправить дела за счет привлечения китайских... охотников. И даже разработали для них специальные пяти-, шестидневные туры. Однако на пресс-конференции в Чите, посвященной нашему автопробегу, презентация «охотничьих туров» проходила исключительно на китайском! Что пытались скрыть их организаторы от российской прессы, вскрылось благодаря Леониду Ковачичу — коллеге с радио «Голос России», свободно владеющему этим языком. Оказывается, «охотничьи сессии для китайцев» планируется проводить круглый год два раза в месяц! И это притом что по отечественному законодательству сезоны охоты четко определены и ограничены. Понятно, что докладчик проекта, не ожидавший, что мы его поймем, не смог ответить ни на один вопрос, касающийся юридического обоснования новации. Любопытно, а прокурорскую «экспертизу» это коммерческое предложение пройдет?

Тайга — на километры...

А вот соседняя Бурятия порадовала. Мухоршибирь. Граница с Забайкальем. Встреча, устроенная автопробегу представителями основных национальностей республики, чуть не выбила у экипажей слезу. Пели семейские староверы и буряты. Танцевали татары и русские. Да так, черт возьми, душевно, что туристу, решившему сюда приехать, сомневаться в бурятском гостеприимстве не стоит совершенно. Мы, например, после такого радушного приема оставшиеся двести километров до столицы республики прошли на одном дыхании. Чему в немалой степени способствовали и бурятские федеральные дороги, разительно отличающиеся от забайкальских. Хорошее покрытие, обеспечивающее отличное сцепление автомобиля с дорогой, — гордость местных дорожников. Они кладут его по новейшей технологии, разработанной совместно с китайскими специалистами Правда, дороги местного значения кое-где не так хороши. Скажем, перебираясь с западного на восточное побережье Байкала, километров 70 пришлось пройти по жуткой гравийке. Китайские экипажи были в шоке и, выйдя на асфальт, громко говорили спасибо своим богам. А китайские автомобили, наглотавшись пыли, отказывались ехать, резко теряя обороты. Приходилось чистить воздушные фильтры и уж потом ехать дальше.

А вообще транспортная сеть Бурятии опирается в первую очередь на исторически сложившиеся экономические и культурные связи между Россией, Монголией и Китаем. И Бурятия — рай для туристов, и сюда надо приезжать на собственных колесах, чтобы увидеть как можно больше. Начать рекомендую с центральной площади Улан-Удэ, на которой установлена самая большая голова Ленина весом в 12 тонн и высотой 13,5 метра. А затем стоит просто побродить по этому чудесному губернскому городу. Чистенький, опрятный, с любовно сохраненной старинной застройкой и разнообразными и многочисленными ресторанчиками-кафешками. Немалое число музеев, включая богатейший этнографический под открытым небом. И — на Байкал. От обилия туристических предложений голова идет кругом. Ольхон, берег Малого Моря, мыс Котельниковский, Верхняя Ангара, Аяя, Байкало-Ленский и Баргузинский заповедники, Чивыркуйский залив... И везде свой омуль — где побольше размером и пожирнее, где совсем невеликий, но сладкий-сладкий. И вообще местная кухня достойна самых высоких похвал: позы, бухлёр, байкальская уха...

Есть и маршруты для экстремального отдыха. Только на хорошо подготовленных внедорожниках можно проникнуть в таинственную Баргузинскую долину, где боги до сих пор подают людям знаки и бьют священные источники. Составить маршрут помогут местные джиперы, в республике активно работает клуб искателей внедорожных приключений. Оказавшись в Бурятии, не упустите возможности пожить в одном из многочисленных здесь староверческих сел. Семейские староверы — поповцы, ходят в храмы. Любопытно, что не прочь малость выпить (ах, каким самогоном угостили свободных от руля членов автопробега в селе Тарбагатай) и даже покурить! А вообще в Бурятии мирно уживаются православие, буддизм и шаманизм. В Иволгинском дацане — центре российского буддизма — вас примет лама-астролог, а поклонники шаманизма научат ёхору — круговому магическому танцу по ходу солнца с припевными словами-заклинаниями и ускоряющимся темпом. Но чтобы увидеть хотя бы часть местных чудес, предпочтительнее, повторюсь, путешествовать на собственном авто. Арендовать машину в Бурятии пока нельзя. Хотя местные чиновники говорят, что будут стимулировать появление этого вида бизнеса — и в 2013–2014 годах тут заработают первые прокатные конторы.

Фото: Ольга Андрюхина

И в это охотно верится, учитывая, насколько активно республика развивает туристическую отрасль вообще и автотуризм в частности. Нам показали, как идет строительство четырех туристических кластеров, три из которых — автотуристические. Государство тратится на создание производственно-эксплуатационной базы, подводку всяческих коммуникаций, а частный бизнес возводит собственно гостиницы, рестораны, места досуга. И уже к 2020 году эти кластеры заработают на полную мощность. Но и сегодня число туристов, приезжающих в Бурятию, растет как на дрожжах. Да одни названия туристических маршрутов чего стоят: «Великий чайный путь», «Байкал-Хубсугул», «Транссибирский экспресс»... А Байкал — для тех, кто уверен, что это вечно холодное озеро с ледяными, даже летом, ветрами, — не перестает удивлять. В Посольском соре (заливе), например, можно купаться чуть ли не сейчас — вода в иные дни прогревается до 20 градусов.

И вот Иркутск. Смена экипажей. О втором этапе автопробега — в наших следующих публикациях и в рубрике «Путешествия» сайта avtovzglyad.ry




Партнеры