Вирус на вирус дает плюс

Как летом уберечься от инфекций?

28 июня 2012 в 21:05, просмотров: 2871

Лето — горячая пора для врачей-инфекционистов. Пищевые отравления, кишечные инфекции — пациентов с такими хворями в больницах становится гораздо больше. Кроме того, все чаще россияне привозят из тропических стран разные специфические недуги. Как не стать жертвой инфекции? На что следует обращать внимание на отдыхе? На все эти вопросы «МК» ответил главный специалист по инфекционным заболеваниям Минздрава РФ, д.м.н. профессор Владимир Никифоров.

Вирус на вирус дает плюс
фото: Сергей Иванов

— Владимир Владимирович, сколько всего человек в России ежегодно страдают от инфекционных заболеваний?

— От одних только кишечных инфекций, в их числе сальмонеллез, дизентерия, — около полумиллиона россиян.

— Вот-вот начнется время консервирования ягод и овощей на зиму. А в банках может затаиться коварная опасность — токсины ботулизма. Чем в основном травятся люди?

— Как правило, домашними заготовками. Где-то 60% от всех случаев — грибы домашнего консервирования. Потом идут всякие рыбные деликатесы — засоленные лещи, красноперки. Где-то 15% случаев отравлений — это овощные консервы кустарного приготовления — баклажаны, кабачки, консервированные болгарские перцы. Последние таят в себе опасность — чем больше разных компонентов, тем больше вероятность, что возбудитель попадет туда.

— Наверно, следует более тщательно обрабатывать овощи?

— Споры ботулизма термически не погибают, выдерживают кипячение в течение шести часов. Известно, что ботулизм опасен тем, что не меняет ни вкуса, ни цвета, ни запаха пищи, и в той концентрации, которой убивает, незаметен для потребителя. Можно, конечно, с ним справиться — вскипятить консервированные помидоры, грибы. Ботулизма не будет — но после кипячения консервы превратятся в кашу, которую невозможно есть. Советовал бы спокойно относиться к этому вопросу. Подумайте, в России в автокатастрофах ежегодно погибают десятки тысяч человек. И только менее полутысячи заболевают ботулизмом, из которых погибает около 7%. Ботулизм при грамотном подходе хорошо лечится. В Москве за последние 10 лет не было ни одного летального исхода.

— А как же громкое дело семьи москвичей, когда в январе две девочки скончались, по одной из версий, отведав рыбные консервы?

— Это точно не ботулизм. Никаких признаков, похожих на него, у семьи не было. Когда мне позвонили и рассказали о ситуации, я с ходу снял этот диагноз. У девочек был психоз. Одна малышка видела фиолетовые груши. Глава семейства страдал раздвоением личности. А ботулизм никогда не дает таких симптомов. От него возникает паралич мышц, останавливается дыхание.

— Может быть, у них было какое-то новое инфекционное заболевание?

— Это точно не инфекция. А что именно — не знаю.

— Насчет тропических курортов — последние годы медики то и дело находят опасные заболевания у россиян, вернувшихся оттуда. Например, холеру, брюшной тиф.

— Привозят такое, верно. Например, за первый квартал этого года в России зафиксировали девять случаев брюшного тифа. Для сравнения — за аналогичный период 2011 года их было четыре. Всех успешно лечат. Холера страшна тогда, когда в больницы поступают сотни человек. Например, прорвется канализация в питьевую воду. Но это из разряда фантастики. Когда несколько больных — ничего страшного. Прокапаем соответствующие растворы и поставим на ноги.

— Как не стать жертвой такого заболевания?

— Следует соблюдать правила безопасности. Хорошо мыть фрукты и овощи питьевой водой. Скоропортящиеся продукты хранить непродолжительное время при низких температурах. В жарких странах пить кипяченую либо бутилированную воду. Купаться только в разрешенных местах. Перед поездкой в страны Экваториальной Африки и Южной Америки обязательна прививка от желтой лихорадки. В Индии ни в коем случае нельзя охлаждаться в реке Ганг. С точки зрения инфекциониста — это сточная канава, где плавают трупы животных, каких инфекций там только нет. Не поможет даже закрыть рот, как некоторые считают. Заразиться брюшным тифом возможно, даже если вы после купания просто оближите губы.

— Ходили слухи, что не так давно в московской больнице лежал пациент с редкой инфекционной болезнью. Так ли это?

— Да, у мужчины был лейшманиоз — паразитарное заболевание, распространенное в тропических и субтропических странах. Его переносят москиты. Как ни странно, он заразился на Кипре — неэндемичном по этому заболеванию районе. У пациента была лихорадка, увеличена печень, селезенка, а также анемия. Это действительно сложный случай. Но мы поставили больному правильный диагноз, нашли лекарства, вылечили. Хотя этот недуг может и убить.

— Как сейчас обстоит дело в Волгограде, где пару лет назад была серьезная вспышка лихорадки Западного Нила?

— Это не вспышка — лихорадка Западного Нила теперь постоянно там есть. Так, в прошлом году было зарегистрировано несколько десятков случаев. Это, кстати, до конца не изученное вирусное заболевание, переносимое комарами, клещами, пришло к нам в 1999 году. Раньше лихорадка Западного Нила была распространена в тропических странах, но после начала массового туризма регистрируется и у нас на юге. У человека возникает лихорадка, воспаление мозговых оболочек. Это серьезная, но не смертельная болезнь. Мониторим там ситуацию, боремся. Специфической прививки от этой болезни нет.

— Верно, что лечение инфекционных заболеваний ухудшается?

— Да, в какой-то мере. И виной тому в том числе продажа многих серьезных лекарств без рецептов. Чуть поднялась температура — сразу люди, бывает и без ведома врача, принимают антибиотики. А ведь если это вирусное заболевание, то они абсолютно никакого эффекта не оказывают, только «замазывают» картину. Между тем эти лекарства вызывают дисбактериоз и другие проблемы, что в конечном счете негативно влияет на лечение инфекции.

— Не грозят ли нам новые инфекции?

— Скажу так, как говорил великий Ломоносов: «Так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте». В нашем случае — если мы уничтожаем инфекцию, то где-то в другом месте обязательно «вырастет» другая. Так, мы практически победили полиомиелит (то, что фиксируем сейчас, — это единичные случаи). Но других энтеровирусов стало больше. Они, к счастью, не такие страшные. По моему мнению, у инфекции есть своя философия. Самая главная идея — она не должна убивать, так как в случае смерти организма-хозяина больше не будет распространяться возбудитель болезни. Инфекции нужен среднетяжелый больной, который не умрет. Может ли так случиться, что инфекция уничтожит какую-то часть человечества? Вполне может быть такой вариант, если, скажем, появился случайный новый вирус. Но он тоже быстро поймет, что пилит ветку, на которой сидит.



Партнеры