Витамин Е

Теленеделя с Александром Мельманом

5 июля 2012 в 18:31, просмотров: 4075

Очень люблю Елену Малышеву. Потому что она замечательный человек. И отличный работник! Добрая, отзывчивая, помогает всем и каждому. Чем только может. И женщина сама по себе привлекательная. Словом, это мой идеал.

Витамин Е
фото: Лилия Шарловская

А передача у нее просто прекрасная. Такая же добрая, как и она сама. Всегда готовая помочь и с очень правильной, наглядной агитацией. Для тех, кто еще не понял. А непонимающих у нас, к сожалению, еще много. Вот им и надо все разжевать и в рот положить. Или еще в какое-нибудь другое место.

Но в последних программах Лена вдруг начала пропагандировать витамин Е. Это у нее уже постоянная рубрика. У вас болит голова — примите витамин Е, поссорились с подругой — витамин Е, пьете коньяк по утрам — опять витамин Е. Это чудо-средство спасет от всех болезней.

Раньше, в сказке «Приключения Буратино», в роли доктора выступал г-н Дуремар и рекомендовал своим пациентам исключительно пиявки. Приложил пиявку — и жить здорово! Но теперь XXI век — поэтому только витамин Е, и больше ничего.

Обычно его принимают по ночам. Кто сколько может, у кого как получится. На самом деле чем больше, тем лучше, и все хвори как рукой снимет.

Но витамин Е универсален. Его можно по утрам и вечерам, до и после программы «Время». Это лучшее лекарство от стресса, депрессии и даже насморка. Народное действо, проверенное временем.

Выросли тарифы на ЖКХ, цены на фрукты, вас обидел начальник — примите витамин Е. Самое лучшее средство от тараканов. В голове.

Сказки об Италии

Выставить в воскресенье вечером против финала Евро-2012, показанного по «России», «Их Италию» на Первом с Ургантом и Познером во главе — верх самоубийства. По-моему, ничего не прошибет футбол такого уровня, никто не выиграет по рейтингам у Испании—Италии, даже, возможно, сам президент с его поздравлялкой на Новый год. Так что непонятно, кто же смотрел начало документального сериала про страну тиффози. Неужели были такие мазохисты?

Но Первый сделал большее. Он выступил в роли светлой памяти осьминога Пауля, поставив на Италию. И не угадал. Да, это великое поражение осьминога Вани и осьминога Владимира Владимировича. Но о фильме чуть позже.

«Россия» же не гадала, так как сетка вещания была известна задолго до финала. Но к финалу надо еще подготовиться. И это был настоящий «Прямой эфир». Правда, сначала футбол оказался политическим. В пятничном выпуске вдруг появились кадры с Еленой свет Батуриной, неожиданно осмелевшей, приехавшей давать показания в логово «врага», и очень позитивный комментарий на данную тему. К чему бы это, ведь еще недавно она, так же, как и ее благоверный супруг, была в опале. Некоторые даже думали: еще чуть-чуть — и небо в клеточку. Но госканал показал: власть переменилась. Вернее, вернулась к самой себе. Это сигнал, вернее, пас семейству Батуриных: вы теперь опять в обойме, в основном составе, может быть, даже в центре нападения, возвращайтесь и снова играйте за нашу кремлевскую сборную, как умеете...

Но уже в воскресенье «Прямой эфир» вышел как приправа к ожидаемому с трепетом футболу. И это был настоящий прямой эфир в прямом смысле слова. С которым ведущий Зеленский, кажется, не справился. Много шума, и ничего. Позвали заслуженных футбольных ветеранов, которые должны были ввернуть правду-матку. Но Анатолий Бышовец почему-то говорил лишь о себе, любимом, а до остальных дело так и не дошло. Программу бросало то в жар, то в холод, и никто не понимал: нужно ли ругать российскую сборную или хвалить испанскую с итальянской. Отар Кушанашвили почему-то не ругался матом, а сказал даже что-то хорошее про Алана Дзагоева. Зато негодовал Андрей Максимов: «Что нам этот Балотелли? Давайте о нашей сборной, ведь не выкладывались они, глаза у них не горели. Вот честнейший Александр Бубнов, спросите его, он скажет». Сам же Александр сидел, еле сдерживаясь, и обращался к ведущему на «ты», как к старому доброму знакомому: «Если не спросишь меня, тут же уйду...» Зеленский испуганно поднес ко рту Бубнова микрофон: «Система виновата, — зарычал честный человек, — давайте ее менять». А потом встал и ушел. Это была отличная прелюдия к финалу.

Вряд ли кто-то мог посмотреть в этот день «Их Италию». А затем она шла всю неделю, но очень поздно. И скажу вам, друзья: это выдающаяся программа. Опять же благодаря вездесущему Познеру. Он беседовал с местными знаменитостями — Франко Дзеффирелли, Моникой Беллуччи, Тонино Гуэррой — и ждал, напрашивался на комплименты. «Вы такой интересный человек!» — глядя в глаза, на расстоянии оценила собеседника Беллуччи. «Вы европеец», — сообщил Познеру великий Дзеффирелли. — «Что? Что вы сказали? Повторите», — смаковал Владимир Владимирович, вызывая режиссера «Ромео и Джульетты» на «бис». — «Европеец». О-ля-ля!

Познер показал, что только на свободе он и размножается. Его интервью с итальянскими гениями чистой красоты были великолепны. Без шпаргалки, серьги в ухе, то бишь наушника для подсказок, без делания больших глаз. Он просто восхищался общением и жизнью. Был глубок, тонок, чувствителен. Европеец, одним словом. Воздух свободы сыграл с этим Плейшнером не злую, а добрую шутку. Здесь, в Италии, не нужно было вилять туда-сюда, оправдывать политику Путина, лишь иногда и чуть-чуть наступая ему на мозоль, не нужно — и вашим, и нашим. Свободный Познер в свободной Италии — классное зрелище.

Ну, а футбол... Какая боль, какая боль, Испания—Италия — 4:0. Ведь благодаря Познеру и Урганту, с одной стороны, и самой классной, яркой, атакующей итальянской сборной — с другой, мы все этот маленький «сапожок» так полюбили. А могут ли те же ведущие сделать фильм «Их Россия» и так же влюбить нас в эту страну? В нашу страну. Чтобы мы за нее болели, на нее молились, переживали как за родных. Нет, ничего не получится, потому что в России такие ведущие, как Познер, все-таки не размножаются. Я понятно говорю?



Партнеры