Константин Гольденцвайг: «Немцы — люди, которые умеют смеяться над собой»

Все, что вы хотели узнать о немцах, но боялись спросить

5 июля 2012 в 18:41, просмотров: 11956

В пятницу на НТВ выйдет новый документальный пятисерийный цикл корреспондента этого канала Константина Гольденцвайга «Ахтунг, Руссиш!». Фильм приурочен к стартовавшему Году Германии в России и, соответственно, России в Германии. Цель картины — разоблачение многочисленных наших стереотипов об этом самом Дойчланде: о немецком порядке, воинственности, отсутствии чувства юмора, отношении к сексу. В каждой серии участвует герой из России — совершенно обыкновенный человек, который волею судьбы и сценария оказывается в одном из германских городов и проверяет все эти пресловутые мифы на себе. Как? Об этом поговорим с автором фильма.

Константин Гольденцвайг: «Немцы — люди, которые умеют смеяться над собой»
Герои проекта повстречались с легендарной группой «Scorpions»

— «Ахтунг, Руссиш!» — это словесное выражение самых странных, нелепых мифов, предрассудков, которые есть у россиян в отношении Германии.

— Можно еще к названию добавить «хенде хох» — и было бы совсем хорошо.

— Да-да. Будет пять серий, каждая служит иллюстрацией к пяти самым распространенным, самым топорным и набившим оскомину мифам, которые у нас, россиян, есть по отношению к немцам. Это не значит, что так же топорно и примитивно наш фильм на эти мифы смотрит. Например, один из наших героев, провинциальный повар, попросил привезти его в Берлин. И первое, что он там видит в местном ресторане, — это не рульки, не капуста, не колбаска, а то, как десятки берлинцев жуют турецкий кебаб. Да, те самые турки, в честь которых появилось слово гастарбайтер. Но это те самые люди, которым страна благодарна, которых она уважает за то, что они ее после войны восстановили.

— На прошедшем чемпионате Европы турецких гастарбайтеров в сборной Германии тоже достаточно — Озил, Хидира...

— И таких примеров, скорее уводящих от мифа, который мы «проверяем», нежели напрямую его развенчивающих, у нас припасено множество. Один из героев путешествует по Германии, чтобы увидеть воочию тот самый немецкий порядок. Его главный вопрос: ну как же им это удается?

— Да, тот самый пресловутый орднунг...

— И кульминацией его путешествия по Германии становится Дюссельдорф, город на Рейне, в котором наряду с Кельном и Майнцем проходит самый шумный и разухабистый, ничего общего не имеющий с немецким орднунгом рейнский карнавал. Он смотрит на это, и первый вопрос, который у него возникает: «А это санкционированное мероприятие?». Ни в каком сценарии такого не пропишешь. Именно этого эффекта мы и хотели добиться, чтобы не становиться заложниками известных мифов, а шагать вперед. Ведь не всегда, чтобы узнать, как работает немецкий порядок, нужно непременно идти в полицейский участок. Вот у нас есть серия, посвященная мифу о том, будто немцы — очень воинственная нация. Еще один наш герой попадает в элитную часть бундесвера и на учения с солдатами, которых вот-вот направят в Афганистан, он посещает бывший штаб сухопутных войск вермахта. А в итоге, чтобы поговорить за жизнь об этой воинственности с настоящими немцами, приезжает к группе «Scorpions», и они рассказывают ему вот какую историю. Когда «скорпы» были на гастролях в Волгограде (который они до сих пор называют Сталинградом) и пришли после концерта в обычную местную школу, где дети учат немецкий язык, так эти дети в том самом городе, в котором воевали их деды, спели «Wind of сhanges». Сами музыканты едва слезу не пустили. И после этого уже не надо никаких разговоров о пресловутой немецкой воинственности и русском отношении к ней.

— То есть вы хотели разоблачить упрощенные стереотипы о Германии и от черно-белого ее восприятия перейти к показу множества оттенков?

— Разумеется. И тут нас выручал ироничный взгляд на эту страну и на людей. Ведь есть еще один стереотип: якобы у немцев нет никакого чувства юмора, что это очень серьезные, мрачные, сосредоточенные на труде люди.

— Нет, у немцев есть чувство юмора, но очень специфическое.

— Ну да, говорят, что оно какое-то нелепое, неуклюжее. Но самым поразительным для нас было то, что немцы, понимая, что мы снимаем довольно ироничную историю, не претендующую на занудную научность, с радостью включались в эту игру, и в процессе съемок мы в них увидели просто бездонную самоиронию. То есть немцы — люди, которые умеют смеяться над собой. Для меня это было настоящим открытием.

Томас Андерс из «Modern talking».

Немцы вообще зачастую совсем другие, нежели в нашем представлении, устоявшемся чуть ли не с войны. Есть сегодняшний Берлин, например, совершенно никакого отношения не имеющий к «нордическому характеру» и «истинным арийцам» — невероятно открытый, безбашенный, молодежный, левацкий...

— ...А кругом там одни русскоязычные. Помню, на мой вопрос по-немецки почти все отвечали по-русски.

— Мы об этом тоже говорим. Одна из серий у нас называется «Дас ист фантастиш, Марта?». Как нетрудно догадаться, речь в ней о странном для русских отношении немцев к телу, к сексу. Не секрет, что Германия подарила миру секс-шопы, что именно в Германии, как ни в какой другой стране мира, распространен нудизм, что для немцев поговорить о сексе — это как зубы почистить... Не случайно у них слова «супруг», «любовник» зачастую меняются на слово «партнер».

— Ну и еще там самые крутые «фильмы для взрослых» — так назовем это, чтобы вслух не произносить слово «порно».

— Да, и об этом мы тоже говорим, правда, не зацикливаясь на порнофильмах и секс-шопах. Так вот одна из наших героинь приходит на свидание к немцу, который на поверку оказывается нашим с вами соотечественником, приехавшим в Германию много лет назад из Саратова. Он поволжский немец, но все равно остается больше русским. Он рассказывает девушке о своем взгляде на немцев и их подходу к частной жизни. Так что мы показываем самые разные повседневные бытовые вещи, предпочитая именно их Канту, Гегелю и Шопенгауэру. Шопенгауэра можно почитать, на Дюрера в музее полюбоваться, а вот современную Германию из России увидеть гораздо сложнее.

Видео




Партнеры