Рыбак рыбака ненавидит издалека?

Самый непрофессиональный профессиональный праздник

6 июля 2012 в 17:40, просмотров: 3452

Ежегодно в начале июля назначается наш, российский День рыбака, который и не знаешь как воспринимать: то ли это всенародный праздник, то ли просто отметка в календаре — есть, мол, такие люди, поставляющие к нашему столу разнообразную рыбку. А любителей ее, то бишь рыбоедов, очень даже много. Едят ее, чешуйчатую и хвостатую, и министры, и капиталисты, и дядьки с красными носами у пивных ларьков, и простой трудящийся люд.

Рыбак рыбака ненавидит издалека?
Достойный улов автора.

Конечно, спору нет, памятная дата посвящена рыбакам-промысловикам, в путину денно и нощно бултыхающимся на морских волнах в утлых сейнерах и на тяжелых плавбазах, чтобы обеспечить нас, потребителей, прекрасным и питательным деликатесом. А полезного в рыбе столько, что коротко, как об огурце, не скажешь. В общем, вся таблица элементов есть в ней, но только в правильном для нежного людского организма соотношении. Итак, и океаны наши пока богаты, и рыбка у промысловиков всегда имеется для страждущих ее под разными соусами. А есть ли у этих трудяг настоящая огненная любовь и лишающий здравомыслия азарт? При всем глубоком уважении к настоящим профессионалам, наблюдая их очень нелегкий труд, наверное, такое вряд ли можно предположить.

Однако среди нас есть огромное число других людей — говорят, что их почти 20 миллионов, — которые тоже, и в немалой степени, причастны к изъятию рыбки из воды. Это рыболовы. И наш великий и могучий русский язык не случайно отделил одних от других, потому что между рыбаком и рыболовом разница огромная: первый идет к воде на работу, пусть и любимую, а второй отправляется на водоем по состоянию души, по велению страсти. Ведь рыбалка — это не просто занятие в свободное время, а одна из форм возвращения в наше первобытное прошлое, живущее в нас на генном уровне, когда у человека в лесу, у воды обостряются все ощущения, он начинает больше видеть, слышать неведомые звуки, проще говоря, и сам становится частью окружающей природы. Такие люди имеют вольнолюбивый характер и плохо поддаются какой-либо организации, потому что человек с удочкой — по сути, созерцатель, любящий уединение, а иначе не было бы в нашей стране более сильной партии, чем Партия рыбаков. Себя же эти вольные люди называют Великим Племенем Рыболовов — и, как в каждом племени, живут по определенным заповедям, канонам. Вот, наверное, основные из них:

— рыба всегда лучше ловится у противоположного берега;

— отличный клев бывает вчера и завтра;

— у воды да не напиться;

— рыбак рыбака ненавидит издалека...

Если первые три заповеди понятны на подсознательном уровне даже непричастному к великому действу рыбалки, то последняя требует пояснения, потому что появилась она недавно, из-за проникновения плодов цивилизации в дикое Племя, немало испортивших его. Прогресс есть прогресс, и все племена неизбежно идут по пути развития, восхождения от простого к сложному. И, как в обществе обычных людей, называемых промеж рыболовов «гражданские», среди всегда равных в Племени появились элита, средний класс и простые рыболовы, которые, соответственно, получили названия: мастера-спортсмены, любители-«чайники» и «гаврилы»-добытчики.

Про последних можно сказать так — это атавизмы, неизбежные в процессе эволюции. «Гаврилы» не признают никаких правил, ловят что нельзя и когда нельзя, могут легко переходить с удочки на сеточку в клеточку, для них нет понятия дистанции от других рыболовов, а счастливца, у которого хорошо клюет, они обкладывают со всех сторон и выживают вовсе. В общем, это еще остатки первобытных и совсем диких племен, перемещающиеся группами; их интересует только улов, который зачастую потом обменивается на огненную воду. Другие рыболовы ненавидят «гаврил» не только вблизи, но плохо переносят и вдалеке.

Любители-«чайники» — это самая массовая часть великого Племени. Они душевны и наивны, потому что беззаветно преданы своему увлечению, но мало знают, не умеют «читать» водоемы. А снасти у них простые — одни и те же на все случаи и на разную рыбу. По этой причине они легко поддаются на рекламные трюки торгашей от рыбалки, верят в прогнозы погоды и приметы, поклоняются всяким идолам и носят при себе амулеты в виде счастливой блесны, уловистой мормышки и прочей ерунды; они основные читатели рыболовной литературы и верные почитатели пророков от рыбалки. На водоеме их больше всего привлекает не возможность наловить рыбы, а красивое местечко на берегу, где они могли бы на долгие часы предаться созерцанию яркого поплавка-бакена на голубой воде в обрамлении белых лилий. Эти рыболовы на водоеме доставляют беспокойство лишь в том случае, если оказываются рядом, да еще в большом количестве, потому что деяния их непредсказуемы и часто выражаются в неожиданном выбросе в воду ведра прокисшей каши на прикормку: они добрые, им для рыбы ничего не жалко. А еще труднее — долго выслушивать их навязчивые мнения о клеве, о рыбалке, поскольку обычно слова их похожи на коллективный бред. Такие рыболовы — продукт душевного позыва, поэтому их обижать нельзя, чтобы не вызвать буйную реакцию. Наверное, именно про них ходит масса рыбацких анекдотов, а характерный, например, такой: «Петров до поздней ночи готовился к предстоящей рыбалке, наконец, все сложил в рюкзак, завел будильник и мирно уснул под боком у жены. Та, убедившись, что муж спит крепко, тихо встала, поломала удочки, порвала лески, спустила в унитаз червей и мотылей и, довольная собой, вновь улеглась в постель. Жить ей оставалось ровно два часа...»

Самый прогрессивный отряд рыболовов — это мастера, среди которых много спортсменов, проводящих частые междусобойчики по скоростному извлечению рыбы из воды. Последнее мало напоминает рыбалку — по большей части это техническое действо, короткие стычки воинственных людей, где на карту поставлены большие амбиции и огромные расходы по приобретению самых продвинутых снастей и причиндалов к ним. И если до турнира спортсмены уживаются мирно, делятся опытом, вместе распивают чай, порой в немалых объемах, то во время ловли относятся друг к другу жестоко, как и к рыбе, которую истребляют в промысловых количествах, для чего выработано много методов, например подбрасывание поближе к зоне ловли соперника прикормки, наполненной стиральным порошком, или обивание рыбы с крючка в садок козырьком бейсболки, чтобы не тратить и лишней секунды на аккуратное снятие добычи с крючка руками. А сама ловля в виде непрерывного поднимания и опускания множества длинных и коротких удилищ со стороны напоминает работу автоматов в цеху, где нет людей, а только машины. Однако спортсмены не столь безнадежны, и рано или поздно все же многие из них становятся настоящими рыболовами — потому что не только снасти, но и способность к адекватному мышлению должны пройти определенный путь эволюции, чтобы возникло стойкое понимание аморальности соревнований с использованием интенсивных способов истребления живых созданий. Тогда бывшие спортсмены становятся настоящими мастерами, могущими избирательно ловить разную рыбу достойного размера, а излишки улова аккуратно и без сожаления отпускать в родную стихию. Мастера способны многому научить других рыболовов. Но вот только стоит ли это делать, пока частью нашего менталитета остается варварское отношение к рекам, лесам и всему живому?

Однако думается, самое главное, что магически тянет всех перечисленных представителей Великого Племени посидеть с удочкой на берегу водоема, так это возможность побывать около воды — субстанции загадочной и при современном уровне развития науки почти не изученной. Ведь во всем обозримом мироздании вода, вероятно, единственная жидкость, способная содержать в себе жизнь и создавать множество живых форм, яркими и чудесными представителями которых являются рыбы. И не случайно, наверное, первыми апостолами Спасителя были рыбаки с берегов моря Галилейского, а само слово Ihteo (рыба) издавна трактуется как Иисус Христос Сын Божий.

Потому, может быть, с рыболовами как ни с кем другим у воды, явно влияющей на все, что рядом, случается множество забавных, а порой и непонятных историй, которые человек потом долго помнит, осмысливает и часто не находит объяснения случившемуся. Например, вот как местный «водяной» однажды «попутал» известного музыканта Андрея Макаревича, когда тот после длительной подводной охоты вышел на берег и в полной уверенности направился к своему лагерю, где отдыхали его друзья. Несколько огорченный отсутствием добычи, рыболов не глядел по сторонам, спокойно подошел к накрытому столу, принял для сугреву и стал закусывать. Все действо происходило при полной тишине со стороны присутствующих рядом персонажей: они были обескуражены столь неожиданным явлением знаменитости. Ведь вышел Андрей... к совсем чужим и незнакомым людям, а его лагерь находился чуть ли не в километре по берегу. Конечно, все завершилось мирно и к общему удовольствию.

А мистический случай у воды произошел однажды с автором этих строк, когда он, проводив в последний путь друга и постоянного спутника по рыбалкам, приехал на Оку со спиннингом. Здесь, собрав снасть, открыл объемный ящик с приманками, но в нем почти ничего не обнаружил, даже ощупав все отделения рукой. Кое-как порыбачив, огорченный потерей того, что копилось годами, отправился домой, где был буквально шокирован тем, что тут ящик вновь оказался полон.

Из забавного можно привести эпизод, рассказанный одним из редакторов рыболовного отдела «Российской охотничьей газеты» А.Яншевским. Однажды компания рыболовов приехала на небольшую речку ранним осенним утром, чтобы половить донками хищника на живца. Стоял густой туман. Тем не менее наживленные снасти были заброшены, а рыболовы уселись завтракать. Вдруг колокольчик одной из донок сильно зазвонил. Сделана подсечка, и началось вываживание трофея. И тут перед охотниками за щукой предстал шипящий, царапающийся и отчаянно мяукающий трофей, для освобождения от крючка которого потребовалась немалая сноровка. А получилось так, что в тумане одну из донок с живой рыбкой рыболовы забросили на лужайку на том берегу, где гуляющая сама по себе кошка не преминула воспользоваться дармовым угощением.

И все же, возвращаясь ко Дню рыбака, хотелось бы в завершение разговора высказать определенное соображение. Прежде всего такой праздник вряд ли нужен, потому что в разношерстной компании имеющих отношение к ловле рыбы не все к нему причастны. Думается, правильнее и справедливее отмечать День рыбы, День воды — ведь есть же День леса и другие подобные праздники, потому что вода — это основа жизни и нас, и планеты, а питаясь рыбой, человечество на каком-то этапе своего существования просто смогло выжить, причем сама рыбалка заслуженно стала частью его культуры.



Партнеры