Так торгуют или нет в храме Христа Спасителя?

Корреспондент «МК» решил проверить это на практике

11 июля 2012 в 18:16, просмотров: 19654

Наделавший шума иск Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) к храму Христа Спасителя суд рассмотрел 10 июля. ОЗПП пыталось доказать, что на территории собора ведется коммерческая деятельность, не соответствующая требованиям закона, но это обществу не удалось. Юрист патриархии заявил, что все товары в ХХС распространяются бесплатно, а люди просто дают пожертвования — кто сколько может и хочет. «МК» решил проверить, действительно ли в главном соборе РПЦ что-то можно получить дешевле, чем указано на ценнике.

Так торгуют или нет в храме Христа Спасителя?
фото: Елена Минашкина

Рассмотрение дела в Хамовническом суде заняло около четырех часов. Сначала адвокат ОЗПП Роза Баршина изложила суть претензий. Замечания касались работы церковной лавки, расположенной внутри храма. Далеко не на всех товарах присутствуют ценники. Полностью отсутствует какая-либо информация о продавце. Купленные вещи вернуть назад уже невозможно. При этом представитель ОЗПП обратила внимание, что не все товары из ассортимента церковной лавки относятся к предметам религиозного культа.

— В храме Христа Спасителя были приобретены две шкатулки, белый платок, полиэтиленовый пакет, серебряное кольцо и цепочка, — заявила г-жа Баршина. — Моим клиентам не кажется, что все это действительно относится к тем вещам, которые церковь может реализовывать без соблюдения закона о коммерческой деятельности.

— Нас нельзя обвинять в нарушении закона о правах потребителей, — сказала в ответ руководитель юридической службы Московской патриархии инокиня Ксения. — В помещении храма не заключаются договоры купли-продажи. Все вещи распространяются бесплатно. На них лишь указана ориентировочная сумма пожертвования. Прихожане вольны либо согласиться и пожертвовать предложенную сумму, либо дать нам сколько могут. В служебном расписании даже не предусмотрен продавец-кассир. Есть только собиратели пожертвований.

После заседания корреспондент «МК» поинтересовался у инокини Ксении, неужели в храме действительно можно взять золотой крестик, пожертвовав, скажем, 50 рублей. «А вы сходите и попробуйте. Вдруг получится. Если нет — тогда и поговорим», — ответила женщина.

На следующий день, 11 июля, мы отправились в храм Христа Спасителя. В кармане лежали только 50-рублевые купюры. А задача состояла в том, чтобы проверить, действительно ли «цена на товары» в соборе является условной. Просить что-то отдать нам даром мы не решились. Это могло бы показаться подозрительным, тем более что самая дешевая свечка и икона стоят всего 10 рублей. Сложно было бы убедительно объяснить, почему мы не хотим их заплатить. Ссылаться же на заявления в суде инокини Ксении мы посчитали неправильным.

Быстрый обход храма показал, что в нем имеются три основных точки, где продаются религиозные товары, — две в верхнем храме и одна в нижнем. Ассортимент одной лавки от другой принципиально не отличался.

Для начала было решено приобрести бутылку лампадного масла. «Ориентировочное пожертвование» на нее составляло 80 рублей. Посмотрим, удастся ли нам скинуть цену.

— Здравствуйте, помогите, пожалуйста, паломнику в трудной ситуации. Матушка просила привезти бутылку лампадного масла из Москвы. У нас же не хватает 30 рублей. Не продадите ли за сколько есть? Мы потом недостающую часть пожертвуем церкви у себя дома, — обращаемся к служительнице храма.

— Я не могу. Я материально ответственное лицо. У нас такое не благословляется, — последовал ответ.

Вот тебе и «ориентировочное пожертвование». Но это только одно место из трех. Может быть, другие продавщицы будут более лояльны? Мы спустились в нижнюю церковь и с той же фразой обратились к уже другой служительнице.

— Не хватает денег? Ну ладно. Давайте сколько есть. Остальное я сама пожертвую. Вот вам лампадное масло. Не забудьте только в своем храме отдать недостающее, — ответила продавщица.

Может быть, все дело в том, что мы попросили «скидку» всего в 30 рублей? Надо найти что-то подороже, решили мы. Вернулись в верхний храм и отправились к последней, третьей лавке. Здесь продавались преимущественно книги. Наше внимание привлек небольшой том Нового Завета за 150 рублей. Заполучить его мы были готовы не больше чем за полтинник.

— Говорите, есть только 50 рублей? Ну ничего. У меня зарплата 12 тысяч. Добавлю за вас 100 рублей, чай, не обеднею. Жалко будет, если святое писание не попадет к тем, кто его хочет, — сказала продавщица.

Итак, некоторые (не самые дорогие) вещи из храмовых лавок вам могут отдать дешевле заявленной цены. Но делается это скорее из сочувствия к вам самими служителями. Недостающие деньги (по крайне мере по их словам) компенсируются из их же кармана.

Можно ли такую систему считать «ориентировочным пожертвованием» — непонятно. Скорее всего, нет. Зато рядовые служители церкви заслуживают уважения.

В конце нашего посещения храма мы, естественно, компенсировали все недостающие деньги. В конце концов, обман людей, которые пошли нам навстречу, хорошим поступком не назовешь.



Партнеры