Рекорд по вине «дублера»

Валерий Чкалов не захотел делиться славой с Михаилом Громовым

11 июля 2012 в 19:20, просмотров: 3144

Заставить мир восхищаться — время от времени русским это удавалось. Особыми мастерами эффектных презентаций были Сталин и его команда. Летом 1937 года Советы нанесли двойной удар по мировым достижениям в воздухе: не успели еще отгреметь фанфары по поводу перелета Валерия Чкалова через полюс в Америку, а уже другой русский ас, Михаил Громов, на своем самолете махнул через северную макушку Земли в США, установив абсолютный рекорд дальности.

Но этот чудо-полет состоялся не благодаря, а скорее вопреки всем обстоятельствам. И роль серьезной помехи для Громова сыграл его коллега, любимец советской страны.

Рекорд по вине «дублера»
Плакат 1937 года. Герои-летчики М.Громов, А.Юмашев и С.Данилин.

Первоначально они собирались лететь в Америку по северному маршруту вместе — Чкалов и Громов. Для осуществления такого замысла было два «дальнобойных» самолета «АНТ-25» конструкции Туполева — «опытный» (NO-25-1) и «дублер» (NO-25). «Джентльменское соглашение» о совместном трансконтинентальном полете два замечательных советских летчика заключили... в номере парижской гостиницы. Это случилось в ноябре 1936 г. во время очередной Международной авиационной выставки, проводившейся в столице Франции, куда Громов и Чкалов прибыли для выполнения показательных полетов на новейших машинах, собранных в СССР. Сам Громов впоследствии вспоминал: «Вечерами мы с Чкаловым вели разговоры о полете через Северный полюс. Пришли к обоюдному согласию лететь на двух самолетах и, конечно, просить об этом Сталина...» А позднее в разговоре с известным журналистом Ю.Каминским Михаил Михайлович уточнил, что предполагалось осуществить «двойной перелет с нарастающим эффектом»: Чкалов, совершив «прыжок через полюс», приземляется на первом же подходящем американском аэродроме, а летящий вслед за ним самолет Громова продолжает свой рейд над Америкой до тех пор, пока не будет установлен новый мировой рекорд дальности по прямой.

К концу 1936-го командиры обоих экипажей отправили докладные записки на имя Сталина с просьбой разрешить арктический перелет в Америку. Весной 1937 года на совещании у «хозяина» Чкалов смог убедить вождя. Но говорил Валерий Павлович только за себя — о громовском экипаже вообще не упоминалось. А сам Михаил Михайлович тогда находился в госпитале по поводу обострившейся у него язвы желудка.

В итоге, когда Громов вернулся в строй, Чкаловым уже было получено добро. Наверстывая упущенное время, Михаил Михайлович обратился в высшие инстанции и сумел доказать руководителям страны целесообразность участия в таком межконтинентальном рейде двух самолетов.

Казалось, что этот проект будет реализован: оба экипажа — Чкалова и Громова — готовились к уникальному воздушному рейду, однако...

Когда до предполагаемого старта оставалось совсем немного, произошла неприятная история с громовским «опытным» «АНТ-25». Вот как об этом вспоминал штурман С.Данилин: «С определенного момента становилось все заметнее, что Чкалов хочет лететь отдельно и первым... и он будет очень рад, если мы задержимся... Ему не хотелось лететь одновременно с нами, так как было трудно сказать, кто лучше выполнит такой перелет, а быть вторым в таком деле Чкалову не хотелось... Это тайное противостояние прекратилось неожиданно, в один миг. В первых числах июня вдруг выяснилось, что двигатель на самолете Чкалова оказался непригодным для полета. Для наших самолетов моторы готовились по специальным техническим требованиям... проходили очень сложные испытания... И вот теперь было принято решение снять двигатель с нашего самолета и передать Чкалову. Нас об этом даже не поставили в известность, и всю операцию провели за одну ночь... Стало совершенно ясно, что Чкалов полетит раньше нас...»

М.Громов.

Экипаж NO-25 подкузьмил своим товарищам-соперникам еще и со специальными полетными картами Арктики и Северной Америки. Двойной комплект таких карт был передан чкаловскому штурману Белякову, а тот все их оставил у себя, не поделившись с коллегой Данилиным. Пришлось экипажу Громова пользоваться обычными географическими картами.

Весьма вероятно, что эти и другие преференции экипаж Чкалова получал с одобрения самых высоких инстанций. Виною всему — классовое происхождение. Если у Чкалова—Байдукова—Белякова с рабоче-крестьянскими корнями был полный порядок, то у «громовцев» обнаруживалась явная закавыка: сам Михаил Михайлович и его второй пилот А.Юмашев были из дворян, мать штурмана С.Данилина воспитывалась до революции в семье богатого купца... И еще одно «отягчающее обстоятельство»: вся эта тройка авиаторов была беспартийная. Разве можно таким давать право первого сверхдальнего полета за океан к капиталистам?!

В итоге в июне 1937 г. через полюс в США полетел самолет «дублер» NO-25 с чкаловским экипажем. Как знать, если бы Валерию Павловичу и его товарищам удалось не просто «перепрыгнуть» на Американский континент, но и добиться при этом рекордной дальности полета, Громов мог бы вовсе лишиться шансов воплотить свою трансконтинентальную мечту в жизнь. Но Чкалов «не дотянул» до требуемых тысяч километров. И почти месяц спустя после него, ранним утром 12 июля 1937 г., с того же подмосковного аэродрома стартовал громовский «опытный» «АНТ-25» с номером NO-25-1. Через 62 часа 17 минут он приземлился, преодолев около 11000 километров, неподалеку от местечка Сан-Джасинто в окрестностях Лос-Анджелеса (Громов выбрал для посадки обычное поле). После всех измерений и уточнений комиссары Международной авиационной федерации (ФАИ) зафиксировали абсолютный мировой рекорд дальности полета по прямой — 10 418 км.

Репортажи в американских газетах были выдержаны в восторженно-уважительных тонах. Вскоре после успешного завершения полета экипаж М.Громова получил с родины поздравительную телеграмму, подписанную едва ли не всеми членами Политбюро во главе со Сталиным. Позднее за свой рекордный полет летчики удостоились высших наград СССР. А.Юмашев и С.Данилин стали Героями Советского Союза, а командиру М.Громову, который уже имел это звание, вручили орден Ленина. Международная авиационная федерация сочла их достойными своей самой престижной награды — медали Анри де Лаво. Следующим после «громовской» тройки гражданином СССР — кавалером такой медали стал первый космонавт Юрий Гагарин.

Неизвестно, как могли бы складываться отношения двух наших выдающихся летчиков в дальнейшем, «рейтинг» кого из них стал бы выше: спустя год с небольшим Чкалов трагически погиб. Но все-таки оценку верховной властью этих рекордных полетов образца лета 1937 года можно выявить, хотя бы косвенно. Товарищ Сталин и его приближенные явно отдавали приоритет Чкалову. И это подтверждает судьба двух уникальных самолетов «АНТ-25», которые смогли одолеть столь непростой путь через Северный полюс. Один из них, чкаловский, уже много лет бережно хранится в музее, а другой — громовский — еще до начала войны был использован в качестве мишени для бомбометания на учебном полигоне...

ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ

(их сообщил вице-президент Московской ассоциации полярников Юрий Бурлаков, подготовивший книгу о высокоширотных воздушных экспедициях 1937 года):

По расчетам специалистов, уменьшение веса загрузки самолета на 1 кг позволяло увеличить дальность полета на 1 км. Поэтому, готовясь идти на рекорд, экипаж Громова снял с самолета все «лишнее» (в том числе максимально сократив аварийный запас и даже выкинув из бортовой аптечки большую часть лекарств и перевязочных материалов). «В случае чего все равно этим воспользоваться не придется!» — утверждали летчики. Дошло до того, что они даже укоротили кусачками концы всех крепежных болтов, выступающие из гаек!

Старт был назначен на утро 12 июля. А накануне «въедливый» Громов добился разрешения выполнить еще один контрольный полет. Этот тест чуть не кончился катастрофой. Едва самолет поднялся в воздух, вдруг резко подскочила температура воды в системе охлаждения, так что пилоту пришлось выключить двигатель. Громов каким-то чудом сумел, развернув машину на малой высоте, спланировать на полосу аэродрома. Проведенное расследование показало, что в случившемся виноват дефект одной из мелких деталей: сломалась тяга поворота створок жалюзи радиатора, и в результате двигатель оказался лишен воздушного охлаждения. Случись такая беда в начале рекордного полета, когда «АНТ» был полностью загружен топливом и снаряжением, — его гибель была бы неизбежна.

Поскольку экипаж Громова шел на побитие мирового рекорда дальности, пришлось немного изменить маршрут полета по сравнению с чкаловским и отклониться к востоку — так, чтобы пролететь над островом Колгуев и Новой Землей, где заранее разместились спортивные комиссары ФАИ. При прохождении этих КП самолет снижался, и с него сбрасывали вымпелы.

«По следам» удавшегося рейда экипажа Громова в СССР стали готовить новый сверхдальний авиаперелет. Для этого в конструкторском бюро В.А.Чижевского был разработан высотный самолет «БОК-15», который, по расчетам, мог преодолеть 25 тысяч километров, летя на высоте 12000 метров. Предполагалось совершить на этой крылатой машине беспосадочный полет вокруг Земли на широте Москвы, и два специально сформированных экипажа во главе с М.Громовым и Г.Байдуковым даже начали подготовку к такой воздушной кругосветке, однако реализовать смелые планы помешала начавшаяся война.





Партнеры