Кэт не радистка, Кэт — проститутка

Популярная блогерша рассказывает всю правду о своей жизни и профессии

13 июля 2012 в 16:13, просмотров: 30788

Каждая ее запись в ЖЖ набирает сотни тысяч просмотров. Ее блог стал лучшим по альтернативной версии Рунета (т.е. в том варианте, где нет места проплаченным авторам и политическим «троллям»). Это — записки шлюхи, и ведет их «ночная бабочка» из Питера по имени Кэт.

Одни узнают себя в ее клиентах. Другие радуются тому, что никогда не оказывались в описанных ею ситуациях. Третьи пишут ей о своих проблемах в надежде, что проститутка с высоты своего опыта посоветует, как вернуть любовь мужчины или завоевать внимание девушки... Корреспондент «МК» побеседовал с Екатериной — о блоге и клиентах, о читателях и популярности, о любви и проституции.

Кэт не радистка, Кэт — проститутка
фото: Сергей Мухамедов
И это тоже она — Кэт.

ИЗ БЛОГА КЭТ

«Есть у меня один клиент постоянный — старик дядя Геша. Он один из немногих, кто посещает меня, будучи в столь почтенном возрасте... Дядя Геша никогда не приходит с пустыми руками. В руках у него всегда бабаевская шоколадка и одна гвоздичка. Видимо, дядя Геша считает меня передовиком, раз с таким упорством носит именно этот цветок на протяжении уже двух лет.

Дяде Геше за семьдесят. Точнее, я бы даже сказала, что под восемьдесят. И у него давно уже ничего не получается. Но это дяди-Гешиного пыла не умаляет. Он методично, раз за разом, пытается настроить свой аппарат на боевой лад. Стоит ли говорить, что это бесполезно».

— Проститутка Кэт чем-нибудь отличается от девушки Кати? Многие блогеры относятся к своим дневникам как к книге, написанной от первого лица, и часто образ в блоге не совпадает с образом автора.

— Нет, у меня не так. В своем блоге я пишу о своей жизни, о своих клиентах, о жизни своих подруг... Проститутка Кэт — это я, Катя.

— Как так вышло, что вы стали проституткой?

— Я родилась в маленькой деревне далеко от столицы, далеко от большого города. Школу закончила с двумя «четверками», так и не дотянув до красного диплома, о котором мечтала. А мечтала о нем только я, потому что никому другому это было не надо. Поступила в педвуз, поселилась в общаге и вздохнула полной грудью. Через пять лет я вернулась в свою деревню и устроилась учительницей младших классов в ту самую школу, в которой училась когда-то. Сколько у меня было мыслей, идей! Я пыталась модернизировать хоть что-то в этой непроглядной глуши. В то время я была Екатериной Сергеевной. Молодым педагогом. С зарплатой в 3200 рублей. Работая официанткой во время учебы, я получала 4000 рублей. Т.е., получив образование, продвинулась в зарплате на целых восемьсот целковых, только в обратную сторону.

Хватило меня на два года. Потом написала заявление об уходе. Приехала домой, собрала чемодан, оставила маме и сестрам немного денег из заначки и уехала в Москву работать официанткой. Потом вернулась. Потом снова уехала, но уже в Питер. Работу найти не удалось, а надо было на что-то жить... Так и стала проституткой.

— На фотографиях в блоге, в соцсетях вы не показываете лица. А были ли случаи, когда вас узнавали по блогу клиенты, знакомые, друзья?

— Несколько близких приятельниц в курсе, что я веду блог. Это люди, про которых я знаю, что они не побегут по интернетам рассказывать, где я живу или какой у меня номер телефона. Я от читателей скрываюсь только потому, что не знаю, что у людей на уме. Я понимаю, что интерес ко мне часто может быть отрицательным. Я хочу спокойно работать со своими клиентами и не хочу, чтобы ко мне ходили, просто чтобы посмотреть «на ту самую Кэт». Даже с добрыми намерениями. Все-таки мне нужно немного личного пространства, которого уже осталось очень мало. И я могу сохранить его, только оставаясь инкогнито.

— Расскажите о «курилке с Кэт» (рубрика, в которой Катя отвечает на вопросы читателей. — «МК»). О чем обычно спрашивают?

— Каждую неделю на почту «курилки» в среднем приходит около двухсот писем. Конечно, отвечаю не на все. Бывают откровенно забавные письма. Ну вот было как-то от парня письмо, мол, сидящая напротив сотрудница ходит в настолько коротких юбках, что, когда она сидит, ему видны трусики. И вот он спрашивает — это что-нибудь значит или нет? Боже мой, ну откуда я могу знать?

ИЗ БЛОГА КЭТ

Вопрос:

Мне 21 год и, как ни прискорбно об этом сообщать, я девственница. Скажем так, шансов было достаточно, но не то, не те. Но тут я встретила ЕГО! Все, решилась! — подумала я. Но есть НО, он не знает, что у меня никого не было. В общем, не знаю, как сказать, помоги!!! Еще хочу спросить, заезженный вопрос, но чем предохраняться? С презервативом не хочу, таблетки пить тоже. Может, есть что-то, что может выпить мужчина?

Ответ:

Милая, а почему ж прискорбно?) Над чем тут скорбить-то?)

Если ты встретила Его и уверена в своем решении — иди и ничего не бойся. Мужчине нужно сказать прямо, как есть, и не стесняться этого. Вот прямо так взять и сказать. Он должен понять, что с тобой нужно быть чуть аккуратнее, чем с опытными дамами.

Насчет предохранения. Не создавай себе лишних проблем, помни, что вагинальные свечи не предохраняют от ЗППП, а мужских таблеток и вовсе еще не придумали. Поэтому — презерватив и только презерватив. Да, и в первый раз тоже. Особенно в первый раз!

— Что важнее: блог или основная работа, если можно так сказать?

— Безусловно, уже блог. Основная работа все больше и больше уходит на задний план. Меня засосало, у меня есть реклама, она приносит мне деньги. И когда-нибудь я откажусь от последнего клиента, закрыв старую книгу своей жизни.

фото: Сергей Мухамедов
«Сперва я собиралась вести блог для себя, рассчитывала на аудиторию в 30—40 человек».
Фографии предоставлены сайтом livejournal.com, пользователем Оттенки Серого.

«Я в ЖЖ клиентов не ищу. Надеюсь, понятно почему?»

— И сколько стоят сейчас ваши услуги? Сколько выходит в месяц?

— Средняя цена 2 тысячи рублей в час, но обычно я беру трешку. За ночь беру 15 тысяч. Для Питера нужно хотя бы 100 тысяч в месяц, на них вполне можно жить. То есть понятно, да, что я получаю больше. Но это более-менее нормальная сумма, которая помогает более-менее спокойно жить. Если брать то время, когда я занималась проституцией очень активно, я получала гораздо больше. На данный момент я имею денег меньше, потому что рекламы у меня в блоге мало, я жестко ее фильтрую, а проституцией сейчас занимаюсь очень редко. Но тем не менее сотня моя у меня в месяц есть, иначе я просто не смогла бы сейчас выживать. Вы же понимаете, я привыкла к деньгам.

— Как насчет гомосексуального опыта — к вам обращаются девушки? Как часто?

— Это самые немногочисленные клиенты — девочки. Замечу, именно девочки. Одни, которые НЕ пары. А те самые девочки, что сами, дрожащими голосами, набирают номер телефона, скромно спрашивают, и мы встречаемся. Чаще всего на их территории. Девочки эти бывают ну очень редко, но, определенно, есть в них что-то общее. Им лет по 20–25. Они молоды, красивы и умны. И им хочется попробовать женщину. Чаще всего они не лесбиянки совсем. Кстати, таких, откровенных лесбиянок, я даже и не встречала. Снимают обычные гетеросексуальные девочки, которым очень хочется попробовать секс с женщиной. Им просто интересно.

— А есть какой-то усредненный тип клиентов-мужчин?

— Усредненный тип — это мужчина средних лет, обычной внешности, слегка уставший от жизни и, как ни удивительно, женатый. Знаете, многим кажется, что мы — такие «ночные бабочки», весь день спим, всю ночь работаем. Возможно, у тех, которые вдоль дорог или на точках, все так и есть, но я в начале «карьеры» сделала для себя одно открытие, которое меня долго удивляло. Самое рабочее время для меня приходится как раз на день, даже не на вечер. Ну, то есть большинство мужчин женаты, вечером так просто из семьи не вырвешься, вот они и ходят днем. Думаю, каждый второй себе хоть раз в жизни секс покупал.

— Хочется ли выйти из этой профессии и вернуться к другой жизни?

— Ну, честно, не могу я себе представить женщину, которая собирается всю жизнь работать проституткой. Потому что по-честному это занятие не может нравиться никому. Только если девочка оказывает эскорт-услуги с интимом за огромные деньги трем постоянным любимым клиентам — вот тогда да. Но я таких девочек не знаю. Поэтому каждая хочет уйти. Другой вопрос, находит ли в себе силы уйти.

— Какими качествами надо обладать, чтобы «выжить» в этой сфере, так сказать, деятельности?

— Огромной психической устойчивостью в первую очередь. Но ее хватает ненадолго. Невозможно пропускать через себя множество незнакомых мужчин и оставаться такой же, как раньше. Вот представьте, что в вас на улице ткнет пальцем первый попавшийся, и вам надо идти и трахаться с ним, хотите вы этого или нет. А они разные бывают, эти первые и попавшиеся. И старые, и страшные, и моральные уроды. Большая часть наших через время тупо начинает спиваться. Если не пить, очень тяжело. Мы можем не признаваться в этом, потому что кому приятно называть себя алкоголиком, но это факт. Я тоже через это проходила. Сейчас меня держит на плаву журнал, но до него я пила очень много и часто.

Второе важное качество — это легкость характера, что ли. Мужчины разные, относятся к нам по-разному, не всегда хорошо, бывают агрессивные и просто опасные. И вот эту самую агрессию надо уметь гасить в самом начале. Клиент — это не любимый мужчина, с которым и поссориться можно, и гадость какую-то сгоряча сказать. Клиент может и по голове дать, это надо понимать и острые углы уметь обходить и сглаживать. В общем, принципиальность в поведении — не лучшее качество для этой работы.

— По вашему блогу ясно, что вы «индивидуалка». Это действительно так опасно, как принято думать? В какой самой страшной ситуации вы оказывались?

— Это очень опасно, очень. Так вышло, что я пишу какие-то забавные истории, и у кого-то может сложиться впечатление, что проституция — легкая и ненапряжная профессия, но это не так.

Ты никогда не знаешь, кто пришел. Конечно, есть некоторые способы себя обезопасить, например, кнопки вызова, если ты у себя дома, но... всякое бывает.

Не хочу вспоминать деталей, но меня как-то пытались утопить в бассейне двое пьяных отморозков, спасло чудо. Еще тип один на прицеле меня держал долго, полночи, глумился... Ой, не хочу вообще это вспоминать.

Очень много страшных вещей, о которых я не пишу в блоге. Совершенно стандартная ситуация, и у меня было, и у подруг — тип пришел, деньги дал, трахнул тебя куда только можно, на выходе в голову дал, деньги забрал. Пока ты очухаешься — его уже нет. И это бывает так внезапно, что ты ничего не успеваешь сделать.

ИЗ БЛОГА КЭТ

«А я сейчас расскажу, какие клиенты самые страшные.

Вы думаете, извращенцы со страпоном?

Нет.

Бритоголовые распальцованные?

Нет.

Пьяные?

Нет

Укуренные?

А вот нет!

Самый большой кошмар проститутки — это клиент, искренне желающий, чтобы она получила оргазм! И не просто желающий, а делающий все, чтобы она его таки получила. Им кто-то когда-то сказал, что проститутки не кончают, и теперь они затрахивают всех встречных баб до полного, блин, оргазма. Потому что им вот, наверное, для самооценки необходимо, чтоб от него, блин, проститутка кончила. А то он спать спокойно не сможет.

От меня только что такой ушел. И сижу я — глаза в кучку, ноги враскорячку. Отхожу от стресса».

фото: Сергей Мухамедов
Екатерина сохраняет инкогнито, опасаясь ненужного внимания читателей.
Фографии предоставлены сайтом livejournal.com, пользователем Оттенки Серого.

«Не думайте, что круг моих знакомых ограничивается клиентами и другими девочками»

— В соцсети у вас стоит статус «Влюблена». Это правда или кокетство?

— Да, действительно, стоял такой статус. И действительно я была влюблена. Не любила, заметьте. Просто познакомилась с замечательным молодым мужчиной. Он был кругом хорош, и у нас что-то там завязывалось, как мне казалось. Я прямо летала. Ну а потом развязалось. Так бывает.

— Хотелось бы вам сейчас долгих, серьезных отношений? Скажете ли вы своему молодому человеку о том, что вы — проститутка? А будущему мужу, с которым захотите провести остаток жизни, сказали бы?

— Мне кажется, что в моей ситуации ничего другого не останется. Особенно если я решусь со временем открыть лицо. Я однажды пришла к выводу, что стесняться мне нечего. Это моя жизнь, и прожила я ее так, как умела. У меня нет чувства вины по поводу своей работы.

— Бросите ли вы свою работу, если вдруг найдете обеспеченного прекрасного принца? А если принц будет малообеспеченным?

— По-настоящему такую работу бросают не ради обеспеченных принцев, а ради любимых мужчин. Другое дело, что необеспеченных любить как-то не хочется и не любится. Все просто — женщины подсознательно выбирают сильных мужчин, а сильный мужчина обязательно выбьется в этой жизни, потому что он знает, чего он стоит, и знает, что он может. Он не будет сидеть на диване целыми днями или ночами пить пиво у перехода. Это самоуважение. И он будет добиваться комфорта вокруг себя и своей семьи. И вот таких мужчин хотят женщины. И не потому, что у него Bently вместо «Москвича», а потому, что мужчина, способный заработать на Bently, многого стоит. И многое может.

Но тут не все просто... Я знаю массу историй, когда наши девочки находили себе обеспеченного мужика, саму работу бросали, но бл...ство продолжалось. И знаю, когда находили себе полнейших идиотов и алкоголиков, но завязывали с бизнесом и утверждали, что счастливы. Какое-то время. Все как у обычных женщин. Проституция — это же не генетическое. Не клеймо.

Я пока не нашла то, что хочу. При выборе мужчины я достаточно капризная, требования жесткие. И это не фигура Аполлона, и не набитый кошелек, и даже не достоинство под двадцать пять сантиметров. Мне важно найти грамотного мужчину, сильного человека, не обделенного интеллектом, человека, с которым мне будет комфортно. А получается, что я мужчин вижу насквозь и сразу понимаю — не то.

— Не разочаровались ли вы в мужчинах? Изменилось ли ваше отношение к сильному полу?

— Ну, начнем с того, что после всего того, что я видела, признавать мужчин сильным полом я не могу. Сейчас у нас женщины — сильный пол. Они строят карьеру, водят машины, растят детей, делают миллион дел одновременно и защищают свои семьи. А мужчины — либо ленивцы, сидящие у телика пузом кверху, либо педерасты, не способные поднять что-то тяжелее дамской сумки, либо дрожащие нарики, готовые заколоть шприцем соседа ради новой дозы.

Нет, конечно, сильные люди среди мужчин остались, но их опять-таки очень мало. А вы знаете, сколько мужчин у нас любят ныть? Они же ко мне не только потрахаться приходят, но и поныть в жилетку. Да что он там может, полтора раза по 3 минуты, а дальше начинается — начальник говно, жена-дура растолстела, зарплата маленькая, любовница бросила... и бла-бла-бла. Противно порой.

ИЗ БЛОГА КЭТ

«Нижние» БДСМ-щики — это мои любимые зверюшки. С ними все очень просто. Только управляй. Сначала он к тебе приходит и долго и упорно рассказывает, что и как любит. И где нужно не перепутать, потому что иначе игра съедет с катушек, и ему станет неинтересно.

Думаю, что, когда они играют в подобные игры со своими женщинами, т.е. не платят за это, у них загонов поменьше. А тут действует принцип: «Я заплатил, я сполна получу все за свои денежки». Но с того самого момента, когда он снимает штаны и я начинаю игру, товарищ затыкается.

Во-первых, черный шарик во рту не дает шансов произносить что-либо. Замечу сразу, что шарик используется у всех, кроме фут-фетишистов, потому что этим мальчикам/дяденькам лишь бы твои пальчики пооблизывать, а тут шарик, сами понимаете, лишний... А для нормальных, обычных рабов шарик нужен, чтобы не вопил. Иначе соседи волноваться начнут. Рабы без кляпов во рту громкие, сил нет».

— Есть ли какие-то вещи, допустимые в отношениях с клиентами, но недопустимые в личной жизни? Не только в обращении, но и в сексуальных «привычках»?

— Скорее наоборот. Есть какие-то вещи, допустимые в личной жизни, но недопустимые с клиентами. То, что ты можешь делать с любимым мужчиной и не можешь делать с клиентом. Это не табу. Это просто нежелание. Допустим, я никогда не позволю клиенту завязать мне глаза или надеть наручники, а с любимым человеком возможно многое.

Клиент — это работа. А в работе надо иметь холодную голову. От этого никуда не денешься.



Партнеры