Хроника событий Путин назвал РПЦ партнером и соработником, в решении внутренних и международных задач "МК" выяснил, зачем в РПЦ ретушировали фото с патриархом Протоирей Смирнов назначен зампредом патриаршей комиссии по вопросам семьи Допрос Станислава Белковского в СК перенесен Станислав Белковский: Я не застрахован от тюрьмы

Православие или жизнь?

Клерикалы ставят перед Россией вопрос ребром

30 сентября 2012 в 17:00, просмотров: 46773
Православие или жизнь?
фото: Геннадий Черкасов

На глазах у всей страны РПЦ, кряхтя от наслаждения, напяливает свою старую жандармскую шинель, услужливо поданную «Единой Россией». Попы недолго играли в просветленность и благодушие. Получив множество вызовов современности и будучи не способны на них ответить, они выбрали самый простой путь, решив заткнуть рты оппонентам кулаками полицейских и колючей проволокой зон. Первым птеродактилем новой эпохи церковно-общественных отношений стала статья УК, в которой помимо дополнительной защиты молитвенных домов и религиозных аксессуаров со всей откровенностью прописана уголовная ответственность за инакомыслие.

Впервые за последние сто лет церковные иерархи так явно выставили своего бога на посмешище. Теперь понятно, что ему, несмотря на его всемогущество, т. е. на запасы эпидемий, небесных булыжников и легионы ангелов, — без дополнительной статьи в УК РФ, запрещающей смеяться над служителями его культа, ну никак не протянуть даже до нового, 2013 года. Впрочем, вопрос качества их бога нас интересует меньше всего. Интрига в другом.

В контексте сегодняшней политической картинки известный лозунг религиозных фанатиков «Православие или смерть» приобретает особый, строго практический смысл. Я, впрочем, рекомендовал бы г. г. Нарышкину, Жириновскому и прочим думским хоругвеносцам пока ограничиться начертанием на своих галстуках, футболках и пиджаках промежуточного варианта, а именно: «Православие или статья». На данный момент это будет точнее и позволит оставаться в том самом «правовом поле», на котором думцам так удобно играть в футбол отрезанной головой Конституции РФ. (К различным версификациям типа «Православие или: костер, смерть, электрический стул, кол, пуля и пр.» можно будет плавно перейти со временем.) Любопытно, что лейтмотивом карательных инициатив является непременное «уважение» к религии и неким традициям. При этом законодатели ну никак не хотят объяснить: каким образом и за что можно «уважать» кровавую, деструктивную, лицемерную и агрессивную идеологию?

Другим пунктиком, обосновывающим необходимость новой уголовной статьи, служит то, что «верующие оскорбляются». Но, во-первых, мы знаем, что вся мировая цивилизация и культура — это сплошное и непрерывное оскорбление для тех, кто хочет жить по правилам древнееврейского фольклора. Во-вторых, мы видим, как вполне конкретные лица дрессируют верующих оскорбляться, и более того — требуют от них должного градуса оскорбленности; а когда градус падает, его старательно возгоняют. Достаточно проанализировать недавнюю сцену т. н. молитвенного стояния у ХХС. Председательствующий на мероприятии гр. Гундяев в лучших традициях сеансов Кашпировского твердит то, что в переводе с поповского на русский звучит как «Оскорбляйтесь! Оскорбляйтесь сильнее! Стисните зубы от муки при виде ЭТОГО! Ужаснитесь!». При этом демонстрируются изображения на досках, покарябанные очередным религиозным фанатиком, вспоминаются бедные «пусси», выставки, телепередачи и старательно намекается на то, что от всех этих проделок бог как-то ужасно пострадал. (Забавно, что нейтральная реакция самого бедолаги-бога никак не учитывается, хотя, как мы знаем из «священных писаний», его ответы на любую оплошность человечества всегда были высокоскоростными и искрометными.)

Столь же лукаво и тщательно в этих дрессировочных сеансах разыгрывается карта традиций и патриотизма. Вот на этом уже стоит остановиться подробнее. Дело в том, что русский патриотизм не обязывает носить лапти, иметь вшей или быть православным. А вот стремление затолкать русскую мысль, жизнь и сознание в православную пещерность, вернуть Россию на давно пройденный, архаичный этап развития — это и есть подлинная, настоящая русофобия. Традиции — это, конечно, милые побрякушки, но с ними надо иметь мужество расставаться вовремя и без сожаления, т. к. именно они являются главными врагами всякого развития. Сохранение традиций мышления и мировоззрения никогда не позволило бы России иметь И. М. Сеченова, И. П. Павлова, М. В. Ломоносова и К. Э. Циолковского. Все они были олицетворением бунта против традиционного, в данном случае православного, взгляда на мир, а вовсе не его следствием.

Вообще, как известно, есть два рецепта патриотизма. Военный и научно-цивилизаторский.

Патриотизм на военных дрожжах всходит быстрее, выглядит наряднее, проще усваивается массами. Рецепт его возгонки крайне прост: пользуясь завалами вранья в истории, надо воспевать различных генералов, по большому счету бессмысленно водивших по Европе толпы крепостных в пудренных мукой париках и прокалывавших животы брюхатых бюргериц с кличем «С нами бог, разумейте языцы». Несмотря на идиотизм и бесперспективность этой модели, в ней есть своя прелесть: она практичнее, чем научная, ибо именно военный патриотизм является лучшим рецептом для приготовления пушечного мяса. Эта модель удобна и для администрации страны, и вообще для любых исполнителей политических ритуалов: она требует лишь знания пары генеральских фамилий и умения вовремя блеснуть слезой из нужного глаза.

Патриотизм второго типа посложнее и требует некоторых специальных знаний; например того, что Павлов не был монахом-доминиканцем, а Тимирязев не приговаривался афинянами к выпиванию яда. Конечно, такая глубина познаний в истории науки почти недоступна для юристов-экономистов-филологов в правительстве, но вопрос можно решить, дав наконец право администрации выступать на ответственных мероприятиях под фонограмму. (Конечно, надувать щеки научного величия, прочно удерживая красивое 155-е место в мире по качеству образования, сложновато, но не сложнее, чем великодержавничать, продув войну даже крохотной Чечне.)

Второй рецепт, несомненно, хорош тем, что России, давшей миру образцы поразительного свободомыслия, гениальности в науке и технике, действительно есть чем гордиться. Но в этом варианте государственной идеологии нашим торговцам духовностью можно будет предложить совсем скромное место. А это опять оскорбит их чувства. Столь же сильно, как аборты или гей-парады. Хотя мне совершенно непонятно, в чем принципиальное отличие гей-парада от крестного хода? И в том, и в другом случае мы видим костюмированное пафосное шествие, имеющее целью продемонстрировать некую исключительность в нем участвующих. С абортами еще забавнее. Любопытно, что и по данной теме церковь имеет свое мнение, хотя никакими специальными знаниями, чтобы решать этот вопрос, не располагает. Более того, мы знаем, что самое дикое невежество церковь всегда отстаивала с пеной у рта, но неизменно садилась в лужу. Так было в вопросах астрономии, биологии, зоологии, антропологии и пр.

В частности, «отец церкви», вселенский учитель и святой Исидор Севильский, является автором версии, что «пчелы образуются из разлагающейся телятины, тараканы из лошадиного мяса, кузнечики из мяса мулов, а скорпионы из крабов». Не менее любопытную версию зоогенеза предложил Фома Аквинский в «Сумме теологии» (Summa theologiae): «Если даже появляются новые виды, то потенциально они существовали раньше, что доказывает тот факт, что некоторые животные образуются из гниения других животных». Любопытно, что останки мамонтов и динозавров теология вплоть до конца XIX века предлагала в качестве доказательства существования «библейских гигантских людей», «исполинов», которые — согласно 6-й главе книги Бытия и 13-й книги Чисел в Библии — параллельно с людьми населяли Землю во времена Ноя и Моисея. Разумеется, тогда никто не вел специальных раскопок, но размывы, оползни, обрушения отвесных берегов рек часто обнажали гигантские кости. И их вывешивали в церквах именно как кости библейских исполинов, погибших при потопе. Я уж не говорю о гео- и гелиоцентризме, о форме и возрасте Земли... Где бы мы ни искали хоть малейшие проявления разумности или «особых знаний» церкви, мы их, к сожалению, не найдем и будем вынуждены признать, что рассматриваем историю не только очень агрессивной, но и откровенно глупой организации. Возможно, именно этим объясняется ее обидчивость — всегда, на всех и на всё.

Впрочем, нам в России XXI века от этого не легче. Нам опять, теперь уже законодательно, предлагается «Православие или смерть». Думаю, данный лозунг все же имеет смысл перефразировать раз и навсегда в «Православие или жизнь». И уж тогда делать свободный и осмысленный выбор между двумя этими позициями.

Вокруг РПЦ. Хроника событий


Партнеры