Урок истории

Злоба дня

20 февраля 2013 в 18:41, просмотров: 25597
Урок истории
Рисунок Алексея Меринова

Царь повелел сочинить Правильный Учебник Родной Истории.

Вообще-то повелел президент РФ, но в данном историческом случае точное название должности не имеет никакого значения. Он не первый, кто приказал такое.

ПУТИН. Учебники для школы не должны иметь внутренних противоречий и двойных толкований.

Учебник напишут совершенно гнилой; и довольно скоро (с исторической точки зрения) он отправится на свалку. Там уже гниют горы Правильных Учебников, написанных по приказу фараонов, султанов, императоров, генсеков и прочих великих вождей.

…Эту заметку можно было бы не писать, а просто склеить из кусочков русской литературы. Самый наш знаменитый историк — монах Пимен в трагедии Пушкина «Борис Годунов».

ПИМЕН.
Еще одно, последнее сказанье —
И летопись окончена моя...
Исполнен долг, завещанный от Бога…
Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу…
Прогневали мы Бога, согрешили:
Владыкою себе цареубийцу
Мы нарекли.

ГРИГОРИЙ.
Борис, Борис! всё пред тобой трепещет,
Никто тебе не смеет и напомнить
О жребии несчастного младенца, —
А между тем отшельник в тёмной келье
Здесь на тебя донос ужасный пишет:
И не уйдёшь ты от суда мирского,
Как не уйдёшь от Божьего суда.

…Жалко было сокращать; у Пушкина эта сцена занимает семь страниц, и каждое слово важно. Но главное: настоящую историю (летопись) пишут, выполняя Божью волю, а не по приказу царя. Узнай Борис про эти записи, их бы сожгли, а Пимена бы запытали до смерти, придумав (по словам царя) «такую казнь, что царь Иван Васильич от ужаса во гробе содрогнётся».

Гришка (будущий Лжедмитрий) называет летопись «ужасным доносом». Донос кому? куда? — Народу, в будущее («да ведают потомки православных земли родной минувшую судьбу»).

Потомки ведают (если хотят).

…«Единая Россия» радостно откликнулась на слова Путина. Депутат Яровая так и сказала: «Мы искренне рады, что инициатива патриотической платформы «Единой России» поддержана президентом, а значит, будет реализована Министерством образования и науки как прямое руководство к действию».

Оказывается, это какая-то платформа «Единой России» придумала сделать единый учебник, без противоречий.

Будет ли там написано, что «Единую Россию» создал Березовский?

Будет ли там написано, что министр правительства Московской области закатал липецкого депутата в бочку с цементом? И не в лихие 90-е.

Будет ли там рассказано про грандиозное наше воровство, про его исторические рекорды? (Бедный Карамзин, когда определил историю России словом «воруют», даже не подозревал, что это такое; масштабы были не те.)

Будет ли там написано (как в советских учебниках), что Ленин очень любил детей? После этой любви остался миллион беспризорников.

Будет ли там — без внутренних противоречий! — описано, как власть России рыдает, узнав о гибели российского ребёнка в США, но даже не знает, сколько тысяч российских детей гибнет в России за год.

фото: Александр Астафьев

✭✭✭

По приказу Сталина и под его руководством в 1938 году был создан единый, внутренне непротиворечивый учебник: Краткий курс истории ВКП(б). Напечатали свыше 42 миллионов экземпляров. Где теперь эти десятки тысяч тонн макулатуры? Сгнили? Сожгли?

Где теперь тысячи кандидатских и докторских диссертаций, защищённых восторженными изучателями Краткого курса?

Где теперь сам товарищ Сталин? (В философском смысле, а не в географическом местоположении праха.)

Некоторые помнят, что умер он в 1953 году, был забальзамирован и навечно помещён в Мавзолей. А сколько продлилась эта вечность? Уважаемые читатели, вы случайно не помните, когда Сталина вынесли из Мавзолея?

После всенародных рыданий о кончине Любимого Отца и Учителя прошло всего 8 лет. Его вытащили из Мавзолея, и никто из миллионов рыдавших не встал грудью на защиту бога от кощунников. А ещё через полгода полетел Гагарин, и все ликовали, а он нам махал с Мавзолея; даже не помню, были ли видны следы второго имени под буквами «ЛЕНИН».

В песне Галича бывший зэк вспоминает, как кум (следователь) докладывал им «о текущем моменте и кончине вождя».

Про Китай и про Лаос
Говорились прения,
Но особо встал вопрос
Про Отца и Гения.
Кум докушал огурец
И закончил с мукою:
«Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою...»
Полный, братцы, ататуй!
Панихида с танцами!
И приказано статуй
За ночь снять со станции.

…И стоит он напролом,
И летит, как конница,
Я сапог его кайлом,
А сапог не колется.
Это ж Гений всех времён,
Лучший друг навеки!
Все стоим ревмя ревём,
И вохровцы, и зэки.
Но тут шарахнули запал,
Применили санкции, —
Я упал, и он упал,
Завалил полстанции...

Как непротиворечивый учебник объяснит школьнику: когда больше любили Сталина — в 1961-м (год вытаскивания из Мавзолея) или через 50 лет? Когда были ещё живы миллионы жертв, отсидевших кто 10, кто 17, а кто и 25 лет в ГУЛАГе, или теперь, когда почти все они давно померли?

О Ленине—Сталине, конечно, как-нибудь напишут. «С одной стороны, надо признаться, а с другой — нельзя не сознаться». Это, безусловно, будет «внутренняя противоречивость», но внимания на это не обратят.

Главная беда назначенных авторов: как написать о Путине? «Великий» или «величайший»? Просто «спаситель России» или «Богом посланный спаситель»? Напишут ли, что он победил коррупцию в Министерстве обороны и отправил в отставку министра Сердюкова? Или напишут, что именно он (презирая мнение армии) сделал Сердюкова министром? Или напишут и так и этак, но ведь тогда учебник окажется противоречив и даст повод для двойных толкований.

Даже жалко учёных-историков. То ли дело про Александра Македонского — пиши, что хочешь, никто не накажет, даже греки не обидятся. А вот о своём, да ещё о живом…

Один из лучших драматургов России, блестящий и остроумный граф Алексей Константинович Толстой сочинил знаменитую «Историю Государства Российского», шедевр. Там он смело прошёлся по Рюрику, Ивану Грозному, Петру, Елизавете, Екатерине, но, дойдя до современности, задумался:

Ходить бывает склизко
По камешкам иным,
Итак, о том, что близко,
Мы лучше умолчим.

Оставим лучше троны,
К министрам перейдём.
Но что я слышу? стоны,
И крики, и содом!

Бездарных министров ругать можно, а царя (который их назначил) — нельзя. Это и есть непреодолимое противоречие будущего правильного учебника.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Заслуженный учитель РФ, директор школы «Класс-Центр» Сергей КАЗАРНОВСКИЙ:

— Если брать прямую цитату президента, то он озвучил правильные, но очень общие вещи, имея, судя по всему, в виду деликатность в изложении исторических событий по отношению ко всем народам и этапам их развития. Другой вопрос — как сейчас растолкуют этот общий добрый посыл те, кто имеет непосредственное отношение к созданию школьных учебников. Честно говоря, я даже не представляю себе, кто и как сможет создать эти одинаковые учебники?! Учебник-то можно написать любой, но ведь у каждого школьника есть еще родители, телевизор, интернет и право задать вопросы и высказывать свое мнение. Сегодняшний учитель не имеет права не сказать в конце урока: «А теперь ваши вопросы и ваше мнение!» И каков бы ни был учебник, учителю истории придется отвечать на вопросы учеников — честно и точно. Один замечательный педагог, мой учитель, говорил: «До 7 лет мы учим ребенка ходить и говорить, а потом он приходит в школу и мы учим его сидеть и молчать». Думаю, что задачу единообразия учебников способно решить только время, хотя стремиться к взаимной деликатности и уважению хорошо во все времена.

Директор Центра образования №109, заслуженный учитель РФ Евгений ЯМБУРГ:

— Эти новые учебники, о которых идет речь, — уравнение с огромным количеством неизвестных. Но в целом я считаю, что при преподавании истории должны быть озвучены самые разные позиции — именно в этом заключается развитие мышления. А у нас сейчас в стране две беды — либералы и патриоты, каждые признают только свою точку зрения и стараются ее всем навязать.

 

 



Партнеры