На московские дороги могут высыпать миллиарды рублей

Почему затраты на противогололедные реагенты выросли в десять раз?

16 апреля 2013 в 09:00, просмотров: 5204

Департамент города Москвы по конкурентной политике объявил 6 открытых аукционов в электронной форме на право заключения государственного контракта на поставку противогололедных реагентов на зимний период 2013—2014 гг. Возможно, интерес, который возник у общества к многомиллиардным конкурсам, заставил организаторов торгов на время отменить проведение конкурсов. Сделано это было лишь 9 апреля без объяснения причин. По заказу Департамента ЖКХ во главе с Андреем Цыбиным в рамках торгов Москве должно было быть поставлено 959 738 тонн реагента. На эти цели бюджетом города предусмотрено финансирование в размере 10,57 млрд рублей. Три года назад власть на эти же цели тратила сумму почти в десять раз меньше ныне заявленной. Стали ли причиной тому суровые снежные зимы последних двух лет или же дело оказалось совсем не в погодных условиях, об этом — в расследовании «МК».

На московские дороги могут высыпать миллиарды рублей
Рисунок Алексея Меринова

До 2010 года порядок расчистки московских улиц от снега и льда регламентировал особый документ — «Технология зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей (объектов дорожного хозяйства города Москвы) с применением противогололедных реагентов и гранитного щебня фракции 2—5 мм». Он представлял собой дотошное описание подготовки столичных улиц к снегопаду: в какой момент дорожникам лить жидкий реагент и в какой — посыпать образовавшуюся корку льда твердым. За долгие годы опытным путем была установлена потребность Москвы в противогололедных реагентах одного и другого типа, и эти нормативы были закреплены в соответствующем постановлении городского правительства. До недавнего времени считалось, что столице на сезон необходимо 232 тысячи тонн жидких и 82 тысячи тонн твердых реагентов.

Постановление московского правительства определяло и порядок допуска реагентов для применения в Москве: каждый поставщик со своим продуктом проходил широкомасштабные испытания и получал паспорт безопасности вещества (материала), сертификат соответствия Госстандарта России, санитарно-эпидемиологическое заключение, выданное в соответствии с Порядком проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз.

После этого результаты испытаний и заключения институтов выносились на обсуждение научно-технического совета департамента ЖКХ и Межведомственную рабочую группу с участием представителей профильных департаментов, экспертных организаций, институтов и научных учреждений.

Лишь после всех этих процедур реагент допускался к участию в городских аукционах. Несмотря на сложность процедур, конкуренция была серьезной — реагенты в Москву поставляли с десяток компаний.

Все изменилось в конце 2010 года. Власть серьезно поменяла свою структуру и в суматохе пересменки Департамент ЖКХ выпустил новую «Технологию», в которой содержалась масса любопытных нововведений. Так, прежде применение реагентов предусматривалось только на проезжих дорогах, тогда как во дворах присутствие химии не допускалось.

Снег и лед там просто убирали дворники, посыпая затем дорожки песком, безопасным с экологической точки зрения. Теперь же тротуары и пешеходные зоны оказались приписаны к дорожному фонду. Изменилась и норма применения реагентов на единицу площади. Если раньше на квадратный метр полагалось до 40 граммов твердого средства, то теперь в соответствии с распоряжением оперативного городского штаба можно сыпать до 200 граммов, даже и во дворах.

Специалисты-экологи подсчитали, что в результате введения новой «Технологии» суммарное количество солей, которые за зиму распределяют в Москве, выросло в три раза — со 140 до 420 тыс. тонн. По информации Общества по защите прав потребителей, в данном объеме реагентов может содержаться до 300 тонн токсичных солей тяжелых металлов: ртути, мышьяка, кадмия.

Все это не могло не сказаться на экологии: первую же весну Москва, как многие помнят, встретила с засохшими деревьями и лысыми газонами. Все лето потом люди в оранжевых жилетах спешно засыпали газоны новым грунтом — бюджет на озеленение города в спешном порядке пришлось серьезно увеличивать.

Нововведение выглядит так, что сами реагенты были избавлены от необходимости проходить масштабные испытания. Получается, что нужно лишь было, чтобы государственную экологическую экспертизу Росприроднадзора прошла сама «Технология»? По сути, не конкретные вещества, а бумаги?

Интересно, что новая «Технология» предъявляла и принципиально иные требования к поставляемым в Москву реагентам. Есть мнения, что требования эти оказались сформулированы таким образом, что фактически соответствовать им может, пожалуй, лишь продукция одного-единственного производителя на планете — Уральского завода противогололедных материалов(УЗПМ).

С зимы 2011 года этот завод через посредников поставляет в Москву три вида твердых реагентов, фактически занимая доминирующее положение на рынке. У них немного разнится состав, зато для всех характерно одно сходство: отсутствие четкой рецептуры. Так, в паспорте реагента расписан его состав: «формиат калия — не более 35%, хлорид натрия — не более 80%, хлорид кальция — не более 50%» и так далее по другим компонентам. Процентовка, исходя из слов «не более» и «не менее», как мы видим, произвольная, а стало быть, и конкретный состав, и себестоимость продукта — при неизменной цене для закупщика — может очень сильно варьироваться, ведь у разных компонентов разная цена.

Так, если, например, тонна формиата калия, применяемого на аэродромах как антиобледенитель для самолетов, может стоить и 60 тысяч рублей, то хлорид натрия (техническая соль) стоит всего 4 тысячи рублей за тонну.

Согласно простому математическому расчету, тонна реагента, поставляемого УЗПМ, на последнем аукционе обходилась городу около 20 тыс. рублей, притом что, согласно рецептуре, заявленной самим производителем, он мог наполовину состоять из карбоната кальция, то есть, говоря человеческим языком, обыкновенного мела. Который размывается на дороге, никакой антигололедной ценности не несет и стоит не больше 5 тыс. рублей за тонну. Так что же получается, что формально не нарушая действующие требования, теоретически продавец может продать Департаменту ЖКХ под видом реагента вещество, себестоимость которого в разы ниже цены закупки?

С увеличением объема закупаемых реагентов затраты города по этой статье менялись с 1,2 млрд рублей в 2010 году до 4 млрд рублей в 2012 году. А на следующий год из дефицитного московского бюджета на борьбу с гололедом планируется потратить уже 10,7 млрд рублей! Берутся ли в расчет «присоединенные территории» Москвы — неизвестно, но учитывая тот факт, что там попросту нет соответствующей инфраструктуры, скорее всего обходится там будут по старинке: солью и песком.

Во всей этой ситуации небезынтересной кажется и история самого УЗПМ, который базировался на территории Соликамского магниевого завода в Пермском крае. Как писал infox.ru, «отходы на полигонах магниевых заводов в Пермском крае начали накапливаться с середины 30-х годов. Владельцы предприятия решили избавиться от них и продавать под видом противогололедных материалов (ПГМ, используется также термин «реагенты» — ПГР). Так появилась компания ООО «Экологические технологии Прикамья» (ЭТП) с реагентом СБГ — средство борьбы с гололедом. Этот реагент представлял собой размолотый осадок электролита с полигонов магниевых заводов, до 70% которого может составлять хлористый калий. Небольшой объем этого вещества был закуплен и московскими властями в 2007 г.

Результаты использования СБГ в Москве оказались настолько отрицательными, что он не только был исключен из списка разрешенных к применению ПГМ, но комиссия под руководством вице-мэра Петра Бирюкова арестовала остатки его запасов. После применения СБГ на дорогах образовывалась черная, жирная несмываемая грязь.

Понятно, что к продукции УЗПМ, который возглавляет бывший директор одного из крупнейших поставщиков СБГ Рустам Гильфанов, у специалистов много вопросов по части ее экологической безопасности, но наличие государственной экологической экспертизы «Технологии», одобренной Росприроднадзором ЦФО, должно снимать все вопросы к качеству используемых в столице реагентов.

Что интересно, руководитель вышеупомянутого ведомства Гивриз Санакоев для Пермского края совсем не чужой человек. Там он получил образование и в дальнейшем довольно долго прожил, работая в областной администрации не на последних должностях. В свою очередь, руководитель Департамента природопользования Москвы Антон Кульбачевский несколько лет был у него замом.

Таким образом, возникают вопросы, которые хотелось бы адресовать всем заинтересованным структурам, описанным в статье выше: каким образом реагенты, вызывающие целый ряд вопросов у специалистов, были допущены к использованию на всех столичных улицах и почему нет никакой реакции от надзорных ведомств? Надеемся, что после этой публикации ситуацию удастся каким-либо образом прояснить. В противном случае ее прояснят результаты аукциона по поставке реагентов для следующего зимнего сезона.

Игорь Маслов



Партнеры