Государственный банк готовит новое Пикалёво?

Или что происходит в Сосновоборске

2 июля 2013 в 18:25, просмотров: 2673

Государственно-частное партнерство, за которое в последние годы не агитирует только ленивый, похоже, остается в большей степени добрым пожеланием, чем повседневной массовой реальностью.

Государственный банк готовит новое Пикалёво?
фото: PhotoXPress

Очередная напряженная ситуация складывается в Красноярском крае. В небольшом городке Сосновоборске был на кредит госбанка построен Енисейский фанерный комбинат — оснащенное по последнему слову техники, крупнейшее в России, лучшее не только на постсоветском пространстве, но и во всей Восточной Европе, предприятие. При иных обстоятельствах его ввод в строй, восстанавливающий деловую активность в городе, построенном вокруг давно погибшего завода по производству автоприцепов, сам по себе мог бы стать весомым ответом на обвинения власти в бездействии и фактическом отказе от развития страны.

Однако комбинат дал первую продукцию, как и предполагалось, в 2011 году — именно тогда, когда экономика перестала реагировать на повышение мировых цен на нефть, по сути дела, вернувшись после короткой передышки в кризисное состояние.

Разумеется, это ограничило спрос на его продукцию и существенно затруднило условия возврата кредита.

Обычно банк-кредитор, заинтересованный прежде всего в возврате своих денег, в подобных ситуациях, пусть и неохотно, но идет навстречу добросовестному заемщику, попавшему в трудное положение не по своей вине.

Дело не в гуманизме и не в морали, а в циничном практическом расчете: если предприятие получит разумное послабление, оно останется «на плаву» и вернет кредит с лихвой, хотя и несколько позже. Если же высокотехнологичное предприятие будет обанкрочено, оно скорее всего разрушится, ибо управлять высокими технологиями достаточно сложно, и не знакомый с ними внешний управляющий, даже если окажется честным, вряд ли сможет справиться с этой задачей. В результате банкротство уничтожит предприятие, и банк потеряет значительную часть своих денег, не говоря о том, что наличие безвозвратных кредитов и обанкротившихся заемщиков серьезно подпортит его репутацию.

Такова естественная логика подхода к проблемам добросовестного заемщика со стороны самого обычного, коммерческого банка.

Однако к государственному банку она, похоже, неприменима: насколько можно судить, в рамках государственно-частного партнерства (интересно, что в развитых странах говорят о частно-государственном партнерстве, что отражает принципиально иное понимание сравнительной значимости государства и бизнеса) он придерживается совершенно иной логики, проявляя неожиданную жесткость, теряя тем самым свои деньги и «на ровном месте» создавая своему владельцу — государству — существенные социально-политические проблемы. Впрочем, и с этим не все просто, ведь банк играет по правилам, установленным тем же самым государством и его регуляторами, и по формальным признакам он обязан банкротить предприятие-должника. Так что менеджмент банка здесь игрок не то что не самостоятельный, а скорее зависимый от самой системы.

Енисейский фанерный комбинат стал основным работодателем Сосновоборска и основным источником средств в местном бюджете, а зарплаты, выплачиваемые им наряду с пенсиями, являются основным источником спроса на продукцию и услуги местного бизнеса.

Не стоит забывать, что государство, в том числе и в разгар кризиса, предоставило принадлежащим ему банкам огромную помощь именно для формирования качественно новой экономической модели, позволяющей реальному сектору развиваться и сохранять конкурентоспособность даже при неблагоприятных внешних условиях. Получается, что, по крайней мере, некоторые госбанки с удовольствием принимают от общества в лице государства деньги и пользуются смягченными нормами регулирования, но когда речь заходит об исполнении их собственных обязанностей перед обществом, начинают вести себя даже не как обычные коммерческие банки, а значительно хуже!

Лично на меня это производит крайне неприятное впечатление недобросовестности госбанка по отношению в первую очередь к государству, даже если забыть (вероятно, вслед за правительством Медведева) о пресловутых майских указах президента, вот уже более года тщетно требующих поддержки и развития высокотехнологичных предприятий, которые создают продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Работники Сосновоборска обратились к своей предпоследней надежде — президенту Путину, сообщала на прошлой неделе «Независимая газета». При всей вежливости их письма они, насколько можно по нему судить, настроены решительно и хорошо помнят о последнем аргументе униженных и оскорбленных в нашей стране — перекрытии федеральных трасс.

Если конфликт будет разгораться по-прежнему — в духе пресловутого «спора хозяйствующих субъектов», возможно, скоро нам придется увидеть даже по официозным телеканалам, как рабочие Енисейского фанерного комбината захватывают офис государственного банка и перекрывают Транссиб. Усугубляя тем самым проблемы, связанные с угрожающим падением грузоперевозок.

Развивающийся конфликт тем более обиден и опасен, что банки с государственным участием делают, в том числе и в рамках государственно-частного партнерства, действительно много полезного для развития экономики. Их усилия внесли весомый вклад в поддержание темпов экономического роста и его сохранение как такового, несмотря на присоединение России к ВТО на заведомо кабальных условиях. Однако в целом ряде случаев они, сначала развивая бизнес, затем, хочется надеяться в силу своей чрезмерной бюрократизированности, начинают подрывать жизнеспособность собственных заемщиков.

Высокопоставленные представители государства уже долгие годы не устают декларировать курс на модернизацию производств, обновление предприятий, развитие реального сектора экономики. Несмотря на то что дела, как водится, заметно отстают от декламаций, на достижение провозглашаемых целей выделяются огромные средства, которыми в значительной степени оперируют банки с государственным участием. При всех своих недостатках государство имеет полное право ожидать высокой отдачи от своих средств, направляемых на возрождение российской экономики. Но какая тут может быть отдача, когда его же собственные банки в целом ряде случаев отбивают у инвесторов, причем в первую очередь российских, всякое желание работать в собственной 
стране?

Ведь если провести тщательный анализ сложившейся ситуации, таких Сосновоборсков, в которых государство сначала начало восстанавливать экономическую активность, а затем из-за бюрократической зашоренности собственных банкиров стало ее рушить, может оказаться много десятков.

В то же время практическая и, главное, последовательная реализация идей развития, модернизации и реиндустриализации, декларируемых первыми лицами государства, сможет обеспечить России стабильный и устойчивый прогресс даже в условиях срыва мировой экономики в глобальную депрессию.

Важно, чтобы государственные банки смогли стать инструментами реализации этой стратегии, а не совали палки в колеса даже робким и ограниченным попыткам воплотить в жизнь разумные требования руководства.



Партнеры