Семья не стена

Как мужчины становятся двоеженцами и почему женщины это терпят

12 июля 2013 в 16:55, просмотров: 27916

Мы привыкли к тому, что многоженцами являются в основном мусульмане. Однако жизнь показывает, что и у вроде бы обычных русских мужиков есть неплохие задатки вождя прайда: они могут годами всех своих жен и детей держать в сетях собственного «мачизма».

И таких семей у нас становится все больше: женщины соглашаются жить с мужем, у которого заведомо есть еще одна семья. Почему так происходит? Зачем мужчинам двойная нагрузка? Зачем подобная унизительная жизнь дамам? И каково в такой ситуации детям?

Семья не стена
Алиса Анцелевич (слева) с сестрой Виолеттой. Фото: Алиса Анцелевич

Обо всем этом «МК» рассказала дочь одного из таких «многоженцев» с 20-летним стажем.

— Я устала жить в этом бреду, — говорит Алиса Анцелевич. — Поэтому и решилась на исповедь, на этот рассказ о своей семье, — чтобы уже не было дороги назад, чтобы они не могли больше делать вид, что все нормально. Хочу разорвать паутину фальшивой семейной жизни, которая, как я теперь понимаю, с детства душила меня.

«Все осталось у них как было»

Сначала у родителей Алисы, Михаила и Ольги, была вполне обычная советская семья. В 17 лет Ольга из маленького городка приехала учиться в Новосибирск, где и познакомилась с подающим надежды студентом Михаилом Анцелевичем. Ольгу подкупило в любимом его покровительственное, какое-то отцовское к ней отношение. К тому же парень и стихи писал, и организовывал студенческие вечеринки, и в учебе был весьма успешен — в общем, звезда факультетского масштаба. Поженились рано: Ольге было 19 лет, а Михаилу — 21.

Через несколько лет молодого инженера перевели в Москву. Здесь и родилась Алиса. Ольга рассказывала дочери, что муж очень трепетно относился к соблюдению супружеской верности со стороны жены, часто беспричинно ее ревновал и регулярно предостерегал: «Смотри, не заведи себе кого-нибудь на стороне, у нас же семья!».

Поэтому для нее стало колоссальным шоком, когда сам Михаил завел роман на стороне, да еще настолько серьезный.

 — Однажды, когда мне было лет шесть, моя бабушка в сердцах проговорилась: «У твоего такого хорошего папы уже другая семья и другая девочка!» — вспоминает Алиса. — Для меня тогда словно мир рухнул: как такое может быть? Но жизнь шла по-прежнему, родители ничего подобного мне не сказали, и я забыла про эти слова. Правда, по понедельникам, средам и пятницам говорилось, что папа ночует на работе.

Алиса не знала, что в тот момент Михаил подал заявление на развод. Ольга страшно переживала, но разводиться не хотела, хотя и знала, что у мужа появилась другая женщина. По словам Алисы, Ольга даже помыслить не могла, что она могла бы жить без Михаила. Поэтому даже на судебное заседание, где их должны были развести, женщина не пришла. По словам дочери, она до сих пор — почти два десятка лет — так и не знает, разведена мать официально или нет. Главное для нее, что Михаил остался с нею — хотя и не только с нею одной.

Михаил сделал свой выбор: он не бросил Ольгу. Но и ту, другую женщину, не бросил тоже.

— Меня это просто поражает в маме, — признается Алиса. — Ее настолько парализует дикий страх — не знаю чего, остаться одной или лишиться финансовой поддержки отца, — что она ни разу не пыталась что-то изменить в их жизни. О параллельной папиной семье у нас никогда не говорили, его частое отсутствие объяснялось тем, что он ради нас «горит» на работе. Я выяснила, только когда стала взрослой, что свободное от нашей семьи время отец проводит со своей второй женой, второй семьей. И родившаяся там девочка, которая на 7 лет моложе меня, до последнего времени была точно так же, как я, уверена, что любимый папочка принадлежит только им с мамой. Ну и еще немножко — два дня в неделю, выходные да праздники — работе. Ведь он должен деньги зарабатывать.

Даже многие вещи и игрушки Виолетте переходили «по наследству» от Алисы, которой объяснялось, что она все равно выросла, ей они не нужны, поэтому папа их отдаст знакомой девочке.

Михаил Анцелевич с женой Ольгой. Фото: Алиса Анцелевич

Разлучница, которая не разлучила

С москвичкой Ларисой Михаил познакомился вскоре после своего переезда в столицу. Они жили на соседних улицах и как-то разговорились в автобусе. Все родные Ларисы были против этой связи, к тому же у девушки уже был жених, но она предпочла Михаила. Убеждала всех, что он ее любит и за ним она будет как за каменной стеной. Вскоре после знакомства Лариса с Михаилом стали снимать квартиру, где и родилась Виолетта.

— Недавно мама рассказала мне, как в первый раз она столкнулась со второй папиной женой, — говорит Алиса. — Они все жили тогда в Бирюлеве, — чтобы папе было удобнее ездить на работу. Однажды мама увидела мужа в электричке с другой женщиной. Подошла к нему, он спокойно поздоровался, уступил ей свое место, стал рядом, собираясь продолжить разговор. Мама говорит, что только из-за того, что эта дама вдруг вскочила и ушла, она потом сообразила, что это была Лариса.

Алиса вспоминает, что в семье всегда была очень холодная атмосфера. Все по разным углам. Чаще всего отец приходил и тут же устраивался перед телевизором с тарелкой.

— Нам с мамой он разве что несколько слов бросит. Тоном капризного ребенка: «Мне лимонной водички!». Мама так до сих пор тут же бежит исполнять. Между прочим, у них даже сейчас, несмотря ни на что, бывает секс... Спрашивала у Виолетты, она говорит, что у них дома та же картина: холодно и неуютно.

При этом Михаил прикладывает немало сил, чтобы держать своих женщин под контролем. От Ларисы потребовал, чтобы она не работала. А сейчас, по мнению дочерей, отец прослушивает их телефоны и отслеживает переписку. Во всяком случае, он сразу узнал, когда Алиса и Виолетта списались друг с другом, решили встретиться.

— Его жены, по-моему, даже и не пытались сопротивляться этому тотальному контролю и давно приняли его правила игры, — рассказывает Алиса. — Да и на сестру отец имеет большое влияние, поэтому он сказал ей сразу же после нашего первого телефонного разговора: «Да, у тебя есть сестра. Но я не хочу, чтобы вы общались. Она будет настраивать тебя против меня».

Постоянно контролируя своих женщин, сам Михаил себя в связях не ограничивал — как и положено хозяину прайда. Например, он не выезжал со своими «семьями» на отдых. Возвращаясь из отпуска с дочкой, Ольга находила следы присутствия чужих барышень в своей квартире. Она возмущалась, но как-то неуверенно, чтобы не сердить мужа, и все быстро возвращалось в привычную колею.

Такое нехорошее чувство, как зависть, Анцелевич тоже держал под контролем. Когда Алиса собиралась на встречу с сестрой — они все-таки познакомились и подружились, несмотря на его недовольство, — отец ее предупреждал: «Не говори, что мы живем в своей квартире. Про финансы вообще ничего не рассказывай». Ведь вторая семья все эти двадцать лет так и живет на съемной квартире.

— Я много раз спрашивала отца, зачем ему две семьи, — продолжает старшая дочь. — Смысл? Но он только отмахивался: «Тебя это не касается!». Между прочим, друзья, коллеги отца уверены, что у родителей счастливый брак. В прошлом году, когда отмечали мамин юбилей, столько тостов поднимали за то, какая она замечательная жена, и за их многолетнюю любовь. И, по-моему, совершенно искренне. С той семьей у него имеется другой круг общения, и не сомневаюсь, что там тоже радуются за их дружную семью. Только один папин друг бывает и в том, и в другом обществе, он даже крестным Виолетты стал. Но и там, и там он вместе со всеми пьет за крепкую любовь отца с той или другой женой.

«Слушай папу, и не будет проблем»

Двойная жизнь родителя, считает Алиса, вредно сказалась на всех его женщинах. Лариса перессорилась со всеми родными и друзьями, которые пытались «открыть ей глаза». Все увещевания она пропускала мимо ушей, но у нее возникли серьезные проблемы со здоровьем. Так часто бывает: когда сильные эмоции игнорируются, они превращаются в болезни.

— Лариса закрывает на все глаза точно так же, как моя мама, — говорит Алиса. — Знаю, Лариса была в шоке, когда Виолетта рассказала ей о нашей встрече. Устроила скандал. Правда, «официальная версия» — из-за того, что вскрылась правда о нашей собственной квартире. А потом все возвратилось на круги своя. И сейчас папочка по-прежнему через день живет то у них, то у нас. А по воскресеньям якобы лечится. Но мы с сестрой уверены, что скорее всего он завел себе еще одну «семью» — слишком уж регулярно и подолгу пропадает. И всех, кроме меня, это устраивает.

Если для жен Михаила такая «семья» — осознанный выбор, то детям было особенно тяжело расти в таких отношениях. Хотя Анцелевич много времени уделял воспитанию дочерей, не жалел денег на их обучение и развитие талантов, обе девочки постоянно ощущали напряженность в отношениях с отцом, как будто он все время их с кем-то сравнивает или вот-вот бросит. Только когда они узнали друг о друге и познакомились, все встало на свои места.

— Когда Виолетта меня увидела, сразу воскликнула: «Так вот с кем отец меня постоянно сравнивал, вот до какого образца я вечно недотягивала!» — вспоминает Алиса. — Я тоже всегда чувствовала, что у отца не такая реакция на меня, как должна быть у нормального родителя. Я никогда не была уверена в его любви к себе — а ведь это главное, что должно быть у каждого ребенка. Я не понимала, в чем дело, но все время чувствовала себя какой-то неуместной.

После того как Виолетта и Алиса нашли друг друга через социальные сети, жить стало немного легче, по крайней мере появились объяснения многим ранее непонятным вещам.

— Встретились мы накануне 19-летия Виолетты. Пока я ждала, все пыталась определить ее среди прохожих, — рассказывает Алиса. — Узнала сразу — вся в отца. Всю нашу встречу меня не покидало странное чувство: вроде бы человек родной — мы похожи и внешне, и внутренне, у нас одинаковые представления о жизни — и при этом совсем незнакомый. Раньше я бы восприняла ее как врага, который отбирает у меня отца. Теперь я выросла и понимаю, что дело вовсе не в ней и не во мне. Мы делаем с ней попытку изменить свою жизнь, а наши матери до сих пор продолжают подыгрывать отцу. И это больно.

Комментарий семейного психолога Любови ЖДАНОВОЙ:

— Двоебрачие говорит о двух вещах. Во-первых, о том, что человеку страшно находиться в близких отношениях. Он настолько не доверяет противоположному полу, что не хочет доставаться целиком никому. А во-вторых, это свидетельствует о том, что у человека существует потребность постоянно доказывать свою сверхмужественность, свое мужское начало и свою хозяйскую власть. Все это проще всего демонстрировать зависимым от него дамам. Поэтому мужчины такого типа очень не любят выпускать из виду бывшую жену или любовницу даже после развода, стараются поддерживать как минимум так называемые дружеские отношения, а как максимум — впадают в двоеженство.

Я считаю, что женщину должно сразу насторожить, если молодой человек поддерживает тесную связь с бывшей семьей, с бывшей женой. Восхищение в стиле «ах, какие высокие отношения!» в данном случае неуместно.

Разумеется, это не касается детей, но бывшие жены и мужья, как и бывшие любовники, не могут стать просто хорошими друзьями! Тут имеет место или неугасшая любовь, или, что чаще, такая мужская потребность держать при себе, под своим контролем всех бывших дам. Я называю это «эффектом вожака стаи» — и по опыту должна сказать, что таких «вожаков» в наши дни становится все больше. Мужчинам с сильным началом не хватает возможностей для воплощения своей мужественности — вот они и делают это таким извращенным образом.

Причины же, толкающие женщин на столь незавидные отношения, банальны: это и неуверенность в себе, и боязнь остаться одной, и материальная зависимость. В любом случае их можно только пожалеть — быть счастливой в «двойной» семье способны единицы. А дети, растущие в подобных семьях, не получают от родителей главного — навыка строить здоровые отношения с противоположным полом и ощущения защищенности.



Партнеры