Британские клубы “только для джентльменов” превратились в «пережитки прошлого»

Но все же даже в XXI веке они продолжают сохранять свою притягательную силу и популярность

29 июля 2013 в 12:08, просмотров: 10319

Закончившийся недавно Открытый чемпионат Англии по гольфу ознаменовался не только блестящей победой 43-летнего американца Фила Микельсона, но еще и крупным политическим скандалом, затронувшим один из важных институтов британской общественной жизни. Накануне турнира министр коалиционного правительства по делам женщин Мария Миллер объявила, что будет бойкотировать это популярнейшее международное соревнование, потому, что оно пройдет на поле эдинбургского мужского гольф-клуба Мюрфилд (Muirfield).

Британские клубы “только для джентльменов” превратились в «пережитки прошлого»
фото: PhotoXPress

А вслед за этим последовало заявление премьер-министра Дэвида Кэмерона, поддержавшего демарш своей младшеей коллеги и стало очевидно, что речь идет не о личном мнении одного из членов кабинета, а о согласованной политике Консервативной партии.

Правда, Кэмерон не пугал штрафными санкциями и не требовал, чтобы парламент сломя голову принял соответствующий запретительный закон. Его слова прозвучали не столько как приказ, сколько как призыв, хотя и весьма категоричный. По убеждению премьера, английские клубы “только для джентльменов” являются “пережитком прошлого” и им нет места в будущем Соединенного королевства.

Реакция британских СМИ была моментальной. Практически все соглашались с тем, что в наше время не допускать женщин на какие-то конкретные поля для гольфа – не что иное, как ничем не обоснованная дискриминация. Но премьер-министр взял шире. Он обозвал “пережитками прошлого” все “джентельменские клубы”, а это означает, что речь идет и о так называемых “ английских социальных клубах”.

Историки относят их возникновение ко второй половине XVII века, когда у наиболее обеспеченной и продвинутой части английского общества появилась потребность проводить время вне дома в приятной обстановке в окружении равных себе по классу, положению и интересам. В клубах, где в отличие от других уличных заведений было чисто, тепло и уютно, можно было вкусно пообедать, почитать книжку или свежую газету, познакомиться с важным собеседником. В этих закрытых заведениях играли в карты (хотя в стране азартные игры были запрещены), пили качественные заморские вина, обсуждали политические темы. И, конечно, клубы стали удобным местом для ведения деловых переговоров. Словом, джентельмены чувствовали себя так хорошо, что, как вспоминал один из них, “женщины жаловались, что клуб отлучает женатых мужчин от дома".

Самым знаменитым “клубов для джентельменов” считается Уайтс, основанный в 1693 году и расположенный в центре города на 37 St.James street. Он первым обзавелся собственным зданием и разработал строгий устав. Старая английская поговорка гласит: "Нет ничего такого, о чем нельзя было бы договориться в Уайтсе за рюмкой шерри в течение часа".

На протяжение почти всей своей истории этот клуб был тесно связан с Консервативной партией и даже служил ее штаб-квартирой. Во время пребывания в Англии российский император Александр I посетил Уайтс по приглашению его членов. Устроенный в его честь обед, обошелся клубу в огромную сумму - 9 тыс. 849 фунтов стерлингов 2 шиллинга и 6 пенсов (сегодня это около миллиона фунтов).

Еще совсем недавно президентом клуба был ныне покойный отец премьер-министра Иэн Кэмерон. Кстати, Дэвид тоже состоял членом этого сверхпрестижного заведения и признавался тогда журналистам, что остается в Уайтс “для того, чтобы не лишать отца удовольствия иногда обедать со своим сыном”. После смерти папы, младший Кэмерон вступил в другой престижный консервативный клуб “Карлтон”, в который стали принимать и женщин.

Стоит отметить, что в старину социальные заведения вовсе не обязательно были только мужскими по членскому составу. Например, просуществовавший более 100 лет лондонский социальный клуб Альмакс, славился открытостью и аполитичностью. Одной из причин его необыкновенной популярности было то, что в него могли вступать и леди. В какой-то момент он даже принадлежал нескольким знаменитым аристократкам, которые требовали от членов строгого соблюдения уставных правил. Однажды в 1814 году в Алмакс не пустили самого генерала Веллингтона, героя войны с Наполеоном, вернувшегося домой после очередной громкой победы над французами. Ему было отказано, потому что Веллингтон явился брюках, а не панталонах, как предписывал дресс-код клуба.

Еще одним закрытым заведением, которое всегда могли посещать женщины, был Атениум, считавшийся самым богемным и либеральным клубом Лондона.

Сегодня по-прежнему популярен, основанный в 1886 году University Women’s Club (Клуб университетских женщин), члены которого – только женщины. Всего за несколько сот фунтов в год клуб предоставляет посетителям возможность вкусно и недорого поужинать в ресторане, провести время в залах для отдыха и общения, и посетить великолепную библиотеку с множеством редких книг.

Если University Women’s Club кажется кому-то из дам слишком старомодным, есть возможность записаться в другой – Grace Belgravia (Грации Бельгревии). Это женский клуб нового типа, сочетающий в себе бар и ресторан, где подается исключительно здоровая диетическая еда, гимнастический зал, комплекс SPA, кабинеты, где можно получить полезные медицинские консультации, а также лекционный зал. Все это за несколько тысяч фунтов в год.

Ко всему прочему, принятый в 1975 году закон, запрещающий дискриминацию по сексуальному признаку, объявляет неправомерным запрет доступа в любое помещение лицам того или иного пола. Поэтому сегодня женщина может прийти практически в любой социальный клуб в качестве гостьи.

Эмма Барнетт, редактор женского раздела влиятельной лондонской газеты “Дейли Телеграф”, полагает, что хотя борьба премьер-министра с дискриминационной практикой в социальных клубах достойна уважения, своим резким заявлением он вмешался в довольно тонкую психологическую материю. “Многие люди состоят членами клубов “только для джентельменов” или “только для леди” не потому, что считают другой пол недостойным этого, а потому, что чувствуют себя комфортно в окружении себе подобных, - говорит Барнетт, - в конце концов, у каждого человека есть право выбора. Я знаю немало женщин среднего возраста, которым надоедает все время находиться в компании с мужчинами и которые с удовольствием сбегают в дамские клубы”.

Дискуссия, развернувшаяся по этому поводу в британской прессе, показала, что быстро сломать “раздельную” клубную традицию вряд ли получится. Во-первых, джентельменские и дамские клубы представляют собой закрытые частные владения, которые руководствуются собственными уставами и правилами. И если они при этом не нарушают законы, то принудить их к переменам будет крайне сложно. Во-вторых, они явно востребованы определенными слоями общества и члены клубов не спешат расстаться со своими привилегиями.

Кстати, большинство коллег Кэмерона из руководства консерваторов сами являются членами таких клубов. Известно, например, что министр иностранных дел Уилльям Хейг и министр финансов Джордж Осборн являются эксклюзивными членами клуба Beefsteak. Министр Кен Кларк – завсегдатай известного клуба Гаррик (Garrick), популярного среди писателей и судей. Его коллега Иэн Данкен Смит посещает дргой престижный клуб Пратц (Pratt’s). Его хозяин герцог Дэвонширский, известен тем, что на вопрос: принадлежит ли он к английскому истаблишменту, ответил, не задумываясь, “нет, это истаблишмент принадлежит мне”.

В каком-то смысле эти клубы были и остаются социальным эквивалентом швейцарских банков. Ни раньше, ни теперь они не публикуют ни имен своих членов, ни размеры их ежегодных взносов. Все эти данные содержатся в глубокой тайне. Такие ограничения защищают частную жизнь членов клубов, предоставляют им возможность чувствовать себя в безопасности.

Вот почему, чтобы стать членом такого заведения, недостаточно дождаться очереди и внести требуемые деньги. “Главное – получить рекомендации трех действующих членов, - объяснил мне бывший секретарь одного из известных лондонских клубов, - а это совсем непросто, потому что о кандидате судят не по размеру его состояния или его доблестях, а по тому, в какой школе он учился (лучше всего Итон), какой колледж в Кембридже (или Оксфорде) кончал и что о нем сказано в Debrett (ежегодном справочнике - генеалогическом путеводителе по британской аристократии)”.

Кому-то социальные клубы могут показаться ужасно старомодными, откровенно эксцентричными и крайне несовременными по половому составу. И тем не менее, даже в XXI веке они продолжают сохранять свою притягательную силу и популярность. Очереди на подачу заявления для вступления в самые престижные из них надо ждать по 8-9 лет.

Зураб НАЛБАНДЯН, собкор “МК” в Лондоне.



Партнеры