Сколько золота в медалях Универсиады?

«МК» выяснил, почему награды казанского спортивного форума не прошли испытания на прочность

30.07.2013 в 17:24, просмотров: 7233

Успехи российской сборной на недавно отшумевшей Универсиаде в Казани несколько омрачил скандал, связанный с качеством трофеев этих соревнований. Сразу несколько спортсменов из разных стран мира во время церемонии награждения уронили медали разных достоинств, после чего те… просто разбились на куски. Сразу же после этих инцидентов создатели наград поспешили заявить, что от них просто отделились составные элементы, которые сразу же вставили на место. Так ли это? Или все-таки «медальное» сырье подкачало? Чтобы проверить это, «МК» отправил золотую медаль на экспертизу. Мы выяснили, из чего же на самом деле сделан заветный трофей и может ли он в самом деле разбиться при падении.

Сколько золота в медалях Универсиады?
В этом приборе мы испытывали медаль.

Рентген для медали

Помочь мне выяснить, что скрывает «обратная» сторона казанских медалей, согласились специалисты Национального исследовательского технологического университета «МИСиС» — учреждения, где о металлах знают если не все, то почти все. Приехав на экспертизу, я долго блуждал по бесконечным коридорам огромного здания университета на Ленинском проспекте, пока наконец не нашел нужную мне межкафедральную лабораторию «Наноматериалы». Ее сотрудников я сразу же встретил тревожным вопросом, придется ли нам резать, пилить или еще как-то «травмировать» привезенную мной медаль Универсиады — к слову, наивысшего, золотого достоинства.

— Не переживайте, медаль при исследовании не пострадает, — утешил меня заместитель заведующего лабораторией Александр Комиссаров, — мы проведем его с помощью рентгенофлуоресцентного спектрометра, и никакое механическое воздействие на награду оказывать не придется.

Как оказалось, все исследование будет проводиться в небольшой белой коробке размером с принтер, подключенной к обычному ноутбуку.

— Сейчас мы поместим медаль под рентгеновскую трубку и будем воздействовать на нее рентгеновским же лучом, — объясняет мой собеседник, — из-за этого электроны в ней придут в возбужденное состояние и начнут двигаться. В это время для нас главными станут два их показателя: энергия, с которой они движутся, и интенсивность самого движения. Первый подскажет, из каких металлов состоит медаль, а второй — каково их процентное содержание в трофее. Правда, есть один минус — «просветить» рентгеновским лучом всю награду насквозь не получится, так глубоко пройти он не сможет. Но ведь пилить медаль вы не захотите?

— Ни в коем случае!

— Тогда по-другому никак.

Я бережно извлекаю заветную золотую медаль Универсиады из небольшой пластиковой коробки, обитой изнутри бархатом, и передаю ее Александру; тот кладет ее внутрь спектрометра, и наше исследование начинается.

Сотрудник лаборатории изучает химический состав медали.

Неожиданная находка в казанском трофее

Еще в то время, когда в Казани проходила XXVII Всемирная летняя универсиада, разработчики ее медалей из ФГУП «Гознак» приоткрыли завесу тайны над своими творениями и рассказали немного про их состав. Награды были изготовлены из медно-цинкового сплава, по-другому называемого «томпак», с позолочением или посеребрением их поверхности. Сами медали состоят из двух частей — внешнего кольца и вращающейся на штифтах в нем внутренней части. Для чистоты эксперимента мы с Александром Комиссаровым решили произвести замеры на обоих компонентах наград, чтобы заодно узнать, не отличается ли их состав. Первая же спектрограмма внешнего кольца золотой медали, полученная в процессе экспертизы, удивила эксперта из НИТУ «МИСиС»:

— Мы видим, что эта верхний слой медали состоит примерно на 0,4% из цинка, на 22% из золота и на 77% из никеля. Спектрометр видит еще и медь, но почему-то не может точно определить наличие этого металла. Кроме того, если, по официальным данным, в медали использован медно-цинковый сплав, то странно, что мы видим такой большой процент никеля; тогда уж это медно-никелевый сплав, причем содержание меди здесь очень невелико.

Это любопытное открытие очень быстро сменилось еще одним, не менее интересным: как выяснилось, состав внутренней части медали существенно отличается от состава ее внешнего круга.

— На спектрограмме внутренней части медали видно совершенно другое соотношение содержания металлов: 58% в ней составляет медь, 30% — никель, 8% — золото и 4% — цинк. Снова получается, что перед нами медно-никелевый сплав, а не медно-цинковый, о котором говорили официальные данные. Кстати, спектрометр здесь четко видит медь, в отличие от внешней части.

Объяснить наличие в медалях никеля, о котором предпочли умолчать эксперты из ФГУП «Гознак», Александр Комиссаров с ходу не смог — этот металл существенно дороже цинка, плавится при очень высокой температуре (1455 градусов) и из-за этого плохо годится для литья, которое применялось при изготовлении казанских трофеев. Чтобы разгадать «никелевую» загадку, я отправился на кафедру цветных металлов НИТУ «МИСиС».

Главный трофей казанской Универсиады в фирменном футляре.

Хрупкие награды большого спорта

— Главный недостаток исследования заключается в том, что без механического воздействия на медаль очень тяжело определить ее настоящий состав, — говорит один из старожилов кафедры металловедения НИТУ «МИСиС», пожелавший остаться неизвестным. — Награду лучше бы распилить — ведь рентгеновские лучи не могут проникнуть в нее далеко. Однако, по тем данным, которые у вас есть, кое-что сказать все же можно — так, толщина слоя позолоты на внешнем кольце награды составляет примерно 50—60 микрон и где-то три раза толще такого же покрытия на ее центральной части. Вероятно, это сделано с тем расчетом, что люди будут постоянно трогать ее за края, а центр медали будет испытывать гораздо меньшее механическое воздействие, и там попросту не нужен такой толстый слой золота.

— Но почему в этой медали так много никеля?

— У меня есть одно предположение. Обратите внимание: на внешней части медали очень много никеля, однако спектрометр обнаружил там и медь, хотя и не смог ее идентифицировать. На внутренней части медали, где, как мы уже выяснили, слой золота примерно в три раза меньше, гораздо меньше и никеля — и вот там прибор более отчетливо заметил медь. Проще говоря, рентгеновские лучи смогли там пробиться через слой никеля и «докопались» до меди, входящей в тот самый медно-цинковый сплав.

— Значит, в этой медали под слоем золота расположен сначала никель, а только потом медно-цинковый сплав?

— Повторюсь, это лишь предположение, но оно, по-моему, очень похоже на правду. На такой ход мастера, которые эту награду изготавливали, могли пойти по двум причинам: чтобы лучше ложилось золото или чтобы придать медали дополнительную прочность. Поскольку золото хорошо ложится и на медно-цинковый сплав, и на никель, первый вариант я бы отбросил. А что касается второго варианта — он более вероятен: медно-цинковый сплав, или «томпак», достаточно мягок, и медаль, состоящая только из такого материала, при падении могла бы погнуться, а «каркас» из твердого никеля делает ее более прочной.

— А может ли разбиться такая медаль?

— Никель — твердый металл, а его слой в ней довольно тонкий. При падении он теоретически может дать трещину, что, в свою очередь, приведет к нарушению целостности конструкции всей медали, и кусок от нее может отколоться. Про то, что медали казанской Универсиады хрупкие и требуют бережного обращения, специалисты из ФГУП «Гознак» говорили, и не раз — так что, вероятно, вы нашли этому еще одно подтверждение, только теперь уже на химическом уровне.

Итак, исследование подтвердило: все в этом мире хрупко, и медали высшей пробы — не исключение. Наверное, можно возмутиться: мол, спецы из «Гознака» скрыли от общественности истинный состав медалей, что теоретически могло привести к поломке главной награды Универсиады. Но с другой стороны, на то она и медаль, чтобы обращаться с ней бережно. Вне зависимости от того, из чего она сделана.



Партнеры