Белгородский стрелок: «Я и раньше убивал женщин и детей»

Сергей Помазун придумал себе дело чести: во что бы то ни стало застрелить охранника универмага

06.08.2013 в 16:49, просмотров: 13824

6 августа в Белгородском областном суде возобновились слушания по делу Сергей Помазуна, расстрелявшего в центре города 6 человек.

Показания давал сам обвиняемый.

После признаний стрелка абсолютно всем присутствующим в зале суда стало ясно — Помазун — серьезно болен. Однако, когда адвокат обвиняемого в очередной раз попросил судью о повторной психиатрической экспертизе подзащитного, то в зале раздалось отчетливое: «Мы против!». Эти слова принадлежали родственникам погибших.

Белгородский стрелок: «Я и раньше убивал женщин и детей»

К заключительному выступлению Сергей Помазун, судя по всему, готовился долго и тщательно. Было время подумать, набросать текст на бумажке и даже выучить монолог.

Начал он со своей любимой темы — о службе в Чечне. Напомним, Помазун, никогда не был на Северном Кавказе, армейскую службу проходил в Белгороде. Но на протяжении многих лет обвиняемый упорно твердил и делился воспоминаниями о своих подвигах в Чечне.

Вот и на суде не мог промолчать.

«Я служил в Чечне, в отряде ГРУ. Меня брали на секретные задания - «зачищать» местность от боевиков. Отправили меня на границу с Чечней, в Моздок — именно там было логово боевиков. Я, как лучший стрелок в отряде, возглавил нашу команду. Никто не знал о моей службе, потому что операции по «зачистке» проходили под грифом «секретно». Я даже родителям не мог рассказать о том, где я был и что делал. Да и не мог я их волновать. Какие бы отреагировала моя мать, если бы узнала, что в 1999 году я собственноручно убивал чеченских детей, женщин, а их мужьям отрезал головы. Но тогда по-другому нельзя было. Я спасал Россию. От террористов».

Возможно, кто-то и поверил бы сказкам Помазуна. Но не судья. На провокационный вопрос о точной дате пребывания обвиняемого в Чечне, сам Помазун ответить не смог: «Не помню...».

В целом повествование обвиняемого получилось ярким, но неправдоподобным. Это заметили все.

Далее Помазун перешел к более «свежим» событиям в его жизни.

- У меня давно возник конфликт с охранником универмага «Белгород». Этот человек относился ко мне к пренебрежением всегда. Когда он выставил меня из магазина, тогда в моей голове зародился план мести, который я вынашивал два месяца. К тому моменту терять мне было нечего — ни семьи, ни детей, а смысл жизни я подавно потерял давно. Еще там, в тюрьме. Так что застрелить охранника — стало для меня делом чести.

Далее события развивались по уже известному всем сценарию — Помазун взял оружие из сейфа отца и поехал у универмагу. На вопрос судьи: «Зачем понадобились карабины из охотничьего магазина?», обвиняемый объяснил просто: «Мало ли что могло произойти. А в магазине находились дальнобойные, мощные оружия «Тигры» - ими можно уничтожить человека на дальнем расстоянии. Я бы не стал убивать продавцов, но они пытались встать на моем пути и помешать. Я целился одному в голову, не понимаю, как убил остальных. Случайно. А вот того охранника я так и не убил. Просто не успел. Времени не хватило...».

Далее судья задал резонный вопрос: «Зачем расстрелял девочек-подростков?».

Помазун пожал плечами: «Я подумал, что передо мной оперативные сотрудники, которые хотят меня застрелить. Умирать я не собирался. Рано еще. Мне надо было расчистить себе дорогу до машины. Поэтому я расстрелял всех, кто стоял на моем пути. Вроде там была женщина с мужчиной и две девушки — но это мне уже позже рассказали. Я целился всем в голову. Мог бы убить больше народу, но люди кинулись врассыпную, началась паника. Я услышал крики- визги и стал стрелять по универмагу, чтобы остудить пыл испуганной толпы. Вы в такой опасной ситуации не были. Возможно, поступили бы так же...».

Дальнейшие свои действия Помазун описывал уже со спокойным выражением лица.

«Бросил машину недалеко от лесополосы, закопал оружие в лесу, при себе оставил только нож. Думал уйти пешком в Воронеж и там затаиться. Меня бы вряд ли нашли...»

Под занавес выступления Помазуна, из зала посыпались вопросы от родителей погибшей девушки: «Вы осознанно убивали?». Помазун: «Я так и не понял. На улице — нет, в магазине — да... Когда стреляешь, особо не разбираешься — дети там или нет».

После пламенной речи Помазуна, его адвокат Виктор Еремеев снова обратился к суду с ходатайством о проведении повторной психиатрической экспертизы. Но его прервал сам обвиняемый: «Я отказываюсь от медицинского обследования. Считаю себя психически уравновешенным. Абсолютно здоровым. Просто война так отразилась на мне!»...



Партнеры