Парня-аутиста, которого тетя сдала в интернат, забрала под опеку его невеста

Надежда Пелепец: «Жаль, но по Семейному кодексу пожениться мы не имеем права...»

19.12.2013 в 19:45, просмотров: 2870

Помните Андрея Дружинина? «МК» не один раз писал про злоключения парня-аутиста, которого тетя упекла в интернат, там его лишили дееспособности и — как следствие — возможности выходить за его стены да и вообще нормально жить. В 26 лет он оказался запертым в четырех стенах с колючей проволокой по верху.

Парня-аутиста, которого тетя сдала в интернат, забрала под опеку его невеста
фото: Наталья Мущинкина
Андрей Дружинин

Его невеста Надежда предприняла много попыток вернуть ему дееспособность и квартиру (трешку на Таганке), было много слез и разочарований. Дело длилось очень долго, «МК» писал, как все разворачивалось.

Но вот первый шаг сделан: Надежде удалось оформить опеку и забрать Андрея домой. Вот такой рождественский подарок двум любящим людям...

- Это наша вторая попытка, - рассказывает Надежда. - В первый раз я оформляла его на свою жилплощадь, и мне отказали. Пришлось снять большую квартиру. Теперь я да, опекун. Осталось собрать миллион бумажек, выписать Андрея из интерната и прописать у себя...

Поначалу-то, конечно, планировали по суду вернуть дееспособность и уже потом оформлять опеку. Но оказалось, что для этого сначала надо пройти экспертизу.

Все специалисты, знакомые с темой аутизма, в один голос говорили, что Андрей не вынесет экспертизы в институте имени Сербского. Так и случилось — его увезли оттуда уже через несколько дней с сильнейшей депрессией — он до сих отказывается говорить, что там с ним делали.

Поэтому на очередном заседании его адвокат и психологи просили суд назначить Андрею повторную амбулаторную экспертизу, чтобы эксперты приезжали к нему в интернат. Судья все выслушала и... назначила повторную снова в «серпах». Это было равнозначно тому, как если бы человек на коляске просил воспользоваться лифтом до 9-го этажа, а ему бы цинично присудили идти вверх по ступенькам. Андрей и Надя приняли решение выйти из процесса...

И вот теперь, пусть и на полдороге до свободы, но дома.

- Сыграть свадьбу мы не можем, - смеется Надежда, - Семейный кодекс это запрещает, раз я опекун. И следить, чтобы я с ним хорошо обращалась, будут органы опеки, которые станут навещать нас поначалу каждый месяц.

- А как с его квартирой? Андрей же был ее совладельцем, но когда попал в интернат, ею завладел его двоюродный брат?

- Интернат подал в суд о признании этого незаконным, но пока все как-то... вяло течет. Сейчас рассматривается кассация, но, возможно, Андрюха таки, станет владельцем половины «трешки». Он просто не будет иметь права ею распоряжаться. Но жить там, скорее всего, он не сможет — там уже кто-то живет...

- А дальнейшие шаги?

- Дальше — в 2015 году вступает в силу закон о «частичной дееспособности». Посмотрим, возможно это будет выход... А пока мы думаем о ближайших задачах. Купить елку и завести кота!