Братьев Махмудовых удалили с прений по делу об убийстве Политковской

У подсудимых не выдержали нервы

14 мая 2014 в 20:45, просмотров: 3487

Прения по этому делу должны были начаться еще три заседания назад, но каждый раз откладывались из-за неявки кого-то из участников процесса. Наконец, в среду все были в сборе. Но судья целый час не мог начать заседание, потому, что сразу же, как слушателей начали запускать в зал, разгорелся скандал. Дело в том, что на прения пришли стажеры из прокуратуры и оказалось, что родственникам подсудимых не хватило мест. Приставы сначала попытались вывести из зала «лишних», но те стали очень эмоционально противиться этому. К их крикам присоединились подсудимые, а потом и их адвокаты. И, если последние старались держаться в рамках приличий, то из «аквариума», в котором обычно сидят подсудимые, можно было услышать и такое: «закрой пасть!». Успокоить подсудимых все-таки удалось, но позже двоих из них все равно удалили до окончания прений. Впрочем, об этом попросили суд они сами.

Братьев Махмудовых удалили с прений по делу об убийстве Политковской
фото: Михаил Ковалев
Место убийства.

А в начале заседания, чтобы погасить возникший скандал, приставы додумались таки принести дополнительную скамейку и все, наконец, поместились.

Со стороны потерпевших на заседание пришел только Илья Политковский.

Обвинение в этом процессе поддерживают два прокурора — Борис Локтионов и Мария Семененко. Локтионов взял слово первым. Это очень опытный прокурор, отстоявший гособвинение во многих громких делах, но о нем скорее можно сказать, что он человек дела, а не слова.

- Впервые такие слова я произнес в 2008 году..., начал было Локтионов вспоминать свой путь обвинения, но был прерван судьей, который заметил, что в данном случае ссылки на судебную практику и личный опыт недопустимы.

Локтионов тут же перешел непосредственно к делу и напомнил присяжным, что в Анну Политковскую стреляли пять раз, хотя, чтобы убить ее, достаточно было одного-двух выстрелов, например, в голову или другие жизненно важные органы.

- Убийство было показательным – жертве хотели внушить ужас, причинить боль, - сделал вывод гособвинитель.

За этим последовала череда предположений: «Возможно, этот способ убийства это лицо применяло и ранее, а может, это совпадение», - рассуждал Локтионов, видимо, об уровне профессионализма убийцы. «Возможно, это совпадение, а возможно, пистолет перевозили именно в этой машине», - размышлял прокурор, напоминая присяжным о том, что на пистолете, из которого была застрелена Политковская, были обнаружены волокна, аналогичные тем, из которых состояла обивка кресел машины (стандартная для этой модели, - «МК»), принадлежащей подсудимым.

- Отпечатков пальцев нет на месте преступления. Но их и не должно там быть – убийство тщательно готовилось и убийца не дурак, чтобы оставить там следы, - вполне резонно заметил прокурор.

Но несмотря на все существующие нестыковки обвинения, в виновности подсудимых Борис Локтионов нисколько не сомневается. И, прокурор считает, что эта его личная убежденность должна стать для присяжных еще одним доказательством в пользу обвинительного вердикта:

- Я никогда не вводил присяжных в заблуждение. Я считаю, что московские присяжные – особая каста… - начал было прокурор, но снова был остановлен судьей. - Неужели об этом нельзя говорить?, - вроде бы удивился он.

В конце своей речи Локтионов, видимо, решил облегчить предстоящие присяжным моральные муки при вынесении вердикта:

Скажу вам как юрист – в Уголовном кодексе есть масса ловушек, которые позволят судье, даже если вы признаете подсудимых виновными и не заслуживающими снисхождения, назначить им наказание ниже низшего. Так что не смущайтесь этими сроками – ах, какое страшное наказание... Совесть понятие хорошее, но абстрактное.

Прокурор Мария Семененко, чья очередь выступить в прениях наступила после Локтионова, в работе с присяжными, пожалуй, один из самых опытных специалистов. Она не стала вдаваться в лирику, сомнения, упоминать о своем предыдущем опыте, а сразу же взяла быка за рога:

Сейчас я вам расскажу, почему именно эти подсудимые причастны к убийству Анны Степановны Политковской, - заявила она арбитрам.

Надо сказать, что у Семененко есть свой собственный стиль убеждения присяжных, который она применила и в этом процессе. Она рассказывает им, как именно следствие вышло на обвиняемых — логику его действий шаг за шагом. И это звучит всегда очень убедительно. Скорее всего, стажеры от прокуратуры как раз и пришли в среду на заседание, чтобы перенять этот ее опыт.

- Мы шаг за шагом пройдем путь, которым следствие раскрыло это сложнейшее заказное преступление, - пообещала прокурор, заверив, что после ее речи ни у кого не останется сомнений в виновности подсудимых.

Начала Мария Семененко с места убийства, куда приехали следователи. Там они все осмотрели, допросили соседей...

Но тут вмешался адвокат одного из подсудимых, Мурад Мусаев, который заявил, что присяжным нельзя рассказывать о том, как шло следствие. Во всяком случае, когда об этом хотели рассказать подсудимые или их защита, им это запрещали — не положено.

Семененко ответила, что все равно будет. Начался скандал со взаимными оскорблениями и судья объявил перерыв.

После перерыва прокурор продолжила рассказывать как следствие вышло на обвиняемых. Следователи в подъезде Политковской, где она и была убита, нашли гильзы, пистолет, окурки, обнаружили волоски и отпечатки рук. Потом изъяли записи с камер видеонаблюдения. На них видно, что один и тот же человек, который не является жильцом дома, перед убийством несколько раз заходил в подъезд, как будто бы разведывал обстановку, искал пути отходов. Он заранее заклеил скотчем и пластилином запирающее устройство домофона, чтобы потом можно было беспрепятственно попасть в подъезд без ключа... Следствие решило, что этот человек и есть убийца.

- Он зашел подъезд, потом туда зашла Политковская, через 24 секунды он вышел. Политковская в этот момент уже была смертельно ранена, - рассказала прокурор о дне убийства журналистки.

На отсмотренных видео следствие обнаружило машину, из которой вышел киллер и предположило, что соучастников было как минимум двое — убийца и водитель. А из того, что киллер зашел в подъезд буквально за несколько минут до того, как туда вошла убитая, следователям стало понятно то, что есть и другие причастные к преступлению лица, которые следили за передвижениями жертвы. Машина, как выяснилось, фактически принадлежала братьям Махмудовым (старший из них, Рустам обвиняется в убийстве, остальные двое — в слежке, - «МК»). Когда допросили детей Политковской, стал понятен и маршрут ее передвижения в день убийства. По этому маршруту тоже просмотрели видеозаписи, выяснили где мог стоять соучастник преступления, который, предположительно, следил за жертвой и передал киллеру информацию о ее приближении к дому. Тогда, зная время совершения преступления, предполагаемое время созвона следившего за Политковской и киллера, следствие запросило детализации Махмудова и установили совпадение по времени входящего звонка на телефон и моментом выхода киллера из машины...

Это вранье! – резко возмутился кто-то из адвокатов.

Вранье то, что вы здесь рассказываете, - симметрично эмоционально отреагировала Семененко.

На лице Рустама Махмудова, между тем, не отразилось ровным счетом никаких эмоций. Он спокойно разгадывал кроссворды и делал вид, что ему вообще не интересно, что там говорит прокурор. Остальные подсудимые, в том числе его братья Джабраил и Ибрагим ловили каждое слово Марии Семененко.

Среди подсудимых и родной дядя Махмудовых Лом-Али Гайтукаев. Мария Семененко как в это время раз дошла и до его персоны. По ее словам, следствие установило, что в день убийства и до этого несколько дней подряд Гайтукаев часто созванивался со своим племянником Джабраилом по телефону. Сам он находился в то время в СИЗО...

Тем временем, следователи нашли человека, на которого формально была оформлена машина, принадлежащая Махмудовым. Ему сказали, что автомобиль попал в ДТП и ищут водителя. Тот тут же кинулся звонить Джабраилу Махмудову и посоветовал ему сменить номер телефона, который в это время, как выяснилось, уже был на прослушке.

Почему он так испугался разговора именно об этой машине?, - Семененко задала присяжным вопрос для размышления...

Не было никакого испуга! - в голос возмутился «аквариум».

Больше всех кричал и психовал Ибрагим Махмудов.

Прокурор, не обращая на это внимание, продолжила рассказывать, что вот тогда-то Джабраила, Ибрагима Махмудовыхи их брата Тамерлана (впоследствии он был отпущен за непричастностью к преступлению, - «МК») задержали. По словам прокурора, задержанные не захотели ответить следствию на конкретные вопросы...

И тут началось. Адвокаты стали обвинять прокурора в искажении фактов. Подсудимые начали кричать, что они все рассказывали следствию, что это все вранье...

Судья попытался вернуть процесс в процессуальные рамки, но успокоить подсудимых так и не удалось.

Удаляйте нас тогда вообще! - неожиданно потребовали Ибрагим и Джабраил Махмудовы.

Уходя по решению судьи до окончания прений, братья Махмудовы попрощались с остальными подсудимыми, напомнив им, что есть еще и высшая справедливость. Глядя в сторону присяжных один из братьев пояснил, дескать, «нервы не выдерживают».

- Господа присяжные, все, что сейчас происходит, является незаконным воздействием на вас, - постарался «нейтрализовать» разыгравшуюся драму судья.

Дальнейшие прения продолжились без этих двух подсудимых, которые теперь смогут только сказать свое последнее слово перед тем, как коллегия присяжных удалится на вынесение вердикта.

Перейдя после этого к личности киллера, которым следствие считает Рустама Махмудова, но адвокаты настаивают на том, что киллер имеет абсолютно непохожую на обвиняемого комплекцию — он, по их мнению, ниже ростом и существенно полнее, Мария Семененко заявила: во-первых, видеокамеры исказили изображение Рустама, во-вторых, в то время, когда была убита Политковская, Рустам Махмудов «принимал наркотики» - «а вы видели когда-нибудь, чтобы человек, принимающий наркотики, был толстым?». А кроме прочего, Рустама «категорически» опознал на видео один из его его родственников, который, как утверждает Семененко, «не мог предположить, какие именно фотографии ему предоставляются - что на фотографии запечатлен убийца».

Прокурор призвала присяжных в этой связи «не думать о сантиметрах» и продолжила в том же духе анализировать вину других подсудимых.

В конце своего выступления Мария Семененко заявила, что все подсудимые по делу виновны и не заслуживают снисхождения.

В четверг, 15 мая в прениях выскажутся потерпевшие, после чего возьмет слово защита подсудимых.



Партнеры