Получить лицензию на оружие в Москве можно, не стреляя и не проверяясь у психиатра

Репортер «МК» выяснил, почему так много сумасшедших на законных основаниях владеют ружьями

22.05.2014 в 17:24, просмотров: 27774

Произошедшая 3 февраля нынешнего года трагедия в столичной школе №263, когда старшеклассник убил двоих человек и ранил одного, оставила после себя немало вопросов. Один из главных — как ученик 10-го класса смог заполучить отцовские карабин и винтовку, из которых и были сделаны роковые выстрелы? Что послужило причиной этому: халатность отца Сергея, который не смог обеспечить сохранность оружия, или недостатки проводимой сегодня полицией лицензионно-разрешительной работы, из-за которой «стволы» покупают даже те, кому владение ими по тем или иным причинам «противопоказано»? Чтобы выяснить это, корреспондент «МК» решил получить лицензию на приобретение охотничьего оружия и оценить, насколько добросовестно работают люди, определяющие, кто получит «право на огнестрел».

Получить лицензию на оружие в Москве можно, не стреляя и не проверяясь у психиатра
фото: Геннадий Черкасов

Охотничий билет без лишних формальностей

По действующим сегодня правилам каждый, кто хочет приобрести охотничье оружие, может пойти одним из двух путей: либо оформить себе лицензию с правом только на хранение, либо на хранение и ношение. Последнее, конечно же, предпочтительнее — ведь какой прок от ружья, если его нельзя носить с собой? Но в этом случае потенциальному владельцу «огнестрела» нужно получить охотничий билет. Это удостоверение охотника не только дает ему непосредственно право на охоту, но и подтверждает, что он владеет «охотминимумом» — целым комплексом специальных знаний: это в том числе правила охоты на различные виды дичи, данные об ответственности за нарушения правил охоты, а также права и обязанности охотника.

За выдачу охотбилетов в Москве отвечает Департамент природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС) — на его сайте легко найти список необходимых документов: заявление на выдачу документа, ксерокопия паспорта и пара фотографий 25 на 35 мм. На том же ресурсе говорится, что получить заветное удостоверение охотника можно прямо в своем районном многофункциональном центре предоставления государственных услуг (МФЦ). И вот, подготовив за час все необходимые документы, я иду в это заведение. В голове крутятся тревожные мысли: как же я буду сдавать «охотминимум». Оговорюсь сразу, в своей жизни я охотился разве что на тараканов, причем с тапком. Наверное, надо будет пройти какие-то специальные курсы, обучение... Но девушка — оператор МФЦ спешит меня успокоить: оказывается, надо просто поставить подпись в заявлении, что я якобы знаком с охотничьим минимумом, — и все, с точки зрения действующих правил я официально получаю право на охоту. Неделю спустя после сдачи всего пакета документов я становлюсь обладателем заветной зеленой «корочки» охотбилета — и первый шаг к получению оружия сделан.

фото: Алексей Стейнерт

Медкомиссия алкоголикам не страшна

Справка, необходимая для получения лицензии на охотничье (да и любое гражданское) оружие, имеет номер 046-1. Свои отметки в ней ставят четыре специалиста: офтальмолог, терапевт, психиатр и нарколог. В районной поликлинике на мой вопрос, как получить справку на оружие, посоветовали обращаться в платные медицинские учреждения: мол, мы таких услуг не оказываем. Справку 046-1 в ближайшей платной поликлинике, как оказалось, оформляют за 1500 рублей — правда, пройти психиатра и нарколога «на месте» нельзя, нужно ехать в соответствующие диспансеры по месту проживания. В первом из них, психоневрологическом, очередей на прием к специалистам нет. Я быстро понимаю, с чем это связано: в кабинете меня встречают две милейшего вида пожилые женщины.

— У вас какая-нибудь лицензия на оружие уже есть? В последнее время черепно-мозговых травм или сотрясений не было?

— «Нет» и «нет», — отвечаю я. Собственно, на этом «осмотр» заканчивается — старушки ставят в моей справке отметки о том, что противопоказаний к владению оружием у меня нет. Интересно, те, кто ударялся головой или перманентно пребывает в депрессии, сразу честно в этом признаются? Ну то есть у них развлечение такое — рассказать как на духу о своих странностях и тут же получить от ворот поворот? М-да… Сразу становится понятно, почему у нас столько психов палят из окон. Хорошо, если в воздух.

Следующим по плану у меня стоит визит в наркологический диспансер. Народу здесь полно, и можно встретить кого угодно: от сотрудников силовых ведомств до потенциальных водителей — все они пришли за заветной отметкой от нарколога. Огромная очередь, как оказалось, объясняется не столько нерасторопностью врачей, столько тем, что медицинское освидетельствование у местного нарколога стоит 192 рубля. Поэтому всем желающим приходится либо пользоваться стоящим прямо у окна регистрации банкоматом, либо тащиться в ближайшее банковское отделение. Затем оплатившие квитанции смешиваются с теми, кто хочет взять квитанции на оплату, и на всю эту чехарду уходит примерно час. Наконец я «прорываюсь» к наркологу — это мужчина лет тридцати, который устал от людей, кажется, еще до начала рабочего дня. Вот ему бы я лицензию точно не дал. Но мне это и не надо — вручаю свои бумаги, сажусь, жду. Периодически, не оборачиваясь ко мне, врач задает мне «наводящие» вопросы: «Пьете? Как часто пьете? Что любите пить?». Я бормочу что-то в духе: «Бутылку пива... Изредка... В компаниях...». Закончив с «опросом», нарколог велит мне засучить рукава и показать вены. На этом осмотр окончен — и я снова получаю отметку о том, что могу владеть оружием. Причем даже злоупотребляй я алкоголем, пройти такое «обследование» мне было бы проще простого — ведь врач, по сути, просто поверил мне на слово.

Получив в свою справку 046-1 отметки из обоих диспансеров, я возвращаюсь в платную поликлинику. Здесь, по идее, нужно пройти двух врачей: офтальмолога и терапевта. В итоге принимает меня один эскулап, но «вооруженный» двумя необходимыми печатями; общение с ним у меня занимает не больше 10 минут. Проверка сводится к тому, что я должен на расстоянии прочесть несколько букв, попеременно закрывая то один, то другой глаз, а также с закрытыми глазами достать поочередно указательным пальцем каждой руки до кончика носа. Справившись с обоими заданиями, я иду в кассу, оплачиваю квитанцию на 1500 рублей и получаю свою справку. С точки зрения системы здравоохранения противопоказаний к владению оружием у меня нет.

КСТАТИ

Визит в наркологический и психоневрологический диспансеры для получения справки 046-1 сводится не только к осмотру у специалистов: персонал этих учреждений обязан проверять, не состоит ли их посетитель на учете как наркоман или психопат. У медиков есть доступ к соответствующим базам данных как местного, так и федерального значения. Поэтому постановка на учет в диспансере даже самого далекого российского города автоматически превращается в «черную метку», с которой человек лишается доступа к водительским правам, лицензии на оружие и сколь-нибудь приличной работы по всей стране. Конечно, сами врачи не будут никуда сообщать о «темном прошлом» своего пациента — они просто не выдадут ему необходимые справки. Кроме того, о факте постановки на учет эскулапы обязаны сообщать полицейским, ФСБ и другим уполномоченным органам по первому требованию, и это, пожалуй, на сегодня является единственным действенным механизмом, позволяющим не допустить к оружию тех, кому оно «противопоказано».

фото: Алексей Стейнерт

Обучение стрельбе без единого выстрела

Чтобы стать обладателем ружья, сегодня кроме получения охотбилета и медицинской справки необходимо пройти еще один важный этап — обучение безопасному обращению с оружием с приобретением соответствующих навыков.

В Москве есть около 10 учебных центров, где можно пройти такие курсы; практически все из них действуют на базе тиров — чтобы ученики могли практиковаться в обращении с оружием. Проходить обучение я решаю на базе едва ли не крупнейшего столичного стрелкового комплекса, расположенного на Волоколамском шоссе, где подготовка будущих стрелков стоит 5700 рублей.

Как и в случае с автошколами, здесь есть два этапа: теория и практика, по каждому из которых сдается отдельный экзамен. И вот около 10 часов утра я приезжаю на обучение, оплачиваю весь курс сразу. Мне вручают толстую книжку с «теорией» по владению оружием, прохожу в просторный зал, где в ожидании лекции уже расположились 8 человек (среди них одна женщина). «Ну здесь-то уж точно все без обмана, — успокаиваюсь я. — По крайней мере в случайные руки оружие не попадет: всем премудростям сейчас научат».

Вскоре к нам выходит лектор — пухлый мужчина лет сорока. Усевшись в кресло и, видимо, для пущей солидности взяв в руки муляж пистолета Макарова, он быстро расставляет все точки над «i»:

— Обучение у нас строится следующим образом. До часу дня мы разберем с вами те вопросы, которые успеем; если разбирать все, мы только к ночи закончим (в брошюре около 100 вопросов по самым разным темам: от устройства оружия до правил безопасного поведения в тирах. — П.Ч.). Затем вы сами разбираете те, что остались, садитесь за компьютер в соседнем зале и проходите тестирование. В нем 10 вопросов, 2 ошибки — незачет. Не сдали — не расстраивайтесь, просто почитайте брошюру еще; в день у вас есть три попытки, и их почти всегда хватает для сдачи. Затем идете в соседнее здание, где расположен тир: там вам дадут выпустить обойму из огнестрельного пистолета и сделать пару выстрелов из ружья. На этом ваше обучение, по сути, будет закончено.

К часу дня мы с нашим лектором успели разобрать около 40 вопросов — остальные 60 были отданы мне и другим учащимся «на откуп». Для того чтобы пробежать их глазами и чисто механически запомнить ответы (само собой, ни о каком глубоком понимании материала при таком обучении речи быть не могло), мне потребовалось около часа. Затем — тестирование на компьютере, 10 вопросов, ни одной ошибки — и я вместе с двумя «студентами» иду в тир. Здесь нас встречает явно скучающий инструктор, который берет наши зачетки и по очереди заполняет их.

 — Так, у всех «автоматы», кто хочет пострелять — может пройти в тир, — рутинным голосом говорит наш «наставник».

Я и двое учеников (мужчины около 30 лет) решаем, что, раз уж мы пришли в тир, надо попробовать себя «в деле». «Я вообще ни разу из огнестрельного оружия не стрелял», — шепчет мне один из них. Инструктор дает каждому из нас поместить пули в обойму, передернуть затвор и сделать по 5 выстрелов из пистолета Ярыгина — при этом ему приходится постоянно поправлять нас, чтобы «ствол» мы держали правильно. «Сразу видно, новички», — снисходительно говорит он. А вот до стрельбы из ружья дело так и не дошло — то ли из-за экономии времени, то ли из-за экономии патронов. Пройдя таким образом практическую подготовку, я возвращаюсь в здание, где сдавал теорию, и спустя считанные минуты получаю свидетельство о том, что прошел курс безопасного обращения с оружием и получил все необходимые навыки. Теперь дело за малым — осталось купить сейф для ружья.

Участковый в стоге сена

По закону приобретать оружие граждане могут лишь тогда, когда у них дома в зависимости от «ствола» установлен пистолетный или оружейный сейф. И если еще несколько лет назад к оружейному «хранилищу» предъявлялись строгие требования (в частности, оно должно было быть как минимум прикручено к стене), то сегодня их нет — достаточно просто купить сейф. Полицейские объясняют это тем, что человек, приобретая оружие, берет на себя в том числе ответственность бережно его хранить. И если, по мнению владельца, хранение «ствола» в ничем не закрепленном сейфе, поставленном, к примеру, в прихожей на всеобщее обозрение, — это правильно и безопасно, то осуждать его за это никто не будет. Но если воры-домушники похитят такой сейф (что им после проникновения в квартиру не составит труда), владельцу украденного оружия придется отвечать по полной. И если его «ствол» потом просто обнаружится где-то на «черном рынке» — это одна история (хозяин оружия просто отделается штрафом), а вот если из него кого-то убьют, как в случае со школьником в Отрадном, то владелец ружья или пистолета, вероятнее всего, получит обвинение в небрежном хранении оружия. Так что, еще не купив сейф, я твердо решил, что «намертво» установлю его у себя дома — на всякий случай.

Пару дней спустя я отправился в свой районный лицензионно-разрешительный отдел полиции, где заполнил заявление на выдачу лицензии на оружие и сдал все собранные за последний месяц документы. В заявлении я указал свой мобильный телефон — по нему, как объяснили мне сотрудники ЛРО, со мной свяжется участковый и придет ко мне домой, чтобы проверить наличие сейфа.

Прошла неделя. Звонили все кому не лень, но только не участковый. Тогда я решил связаться с ним самостоятельно — и воспользовался для этого интернет-сервисом «Мой участковый». Он показал, что на ближайшем к моему дому опорном пункте работают сразу трое полицейских. Связался с каждым из них — но все они ответили, что мой адрес проживания ими не обслуживается. В конце концов я решил наведаться в свой опорный пункт полиции лично. Там я нашел одного из участковых и рассказал ему о своей проблеме.

 — Ну вы у нас бесхозный, — пошутил участковый, — никто ваш адрес, похоже, не обслуживает. У вас акт проверки сейфа с собой? А паспорт? Ну давайте, заполню ваши документы, так и быть.

Вот так я и прошел последнюю проверку на пути к получению лицензии на охотничье оружие. Оплатив госпошлину в размере 110 рублей, я сдал подписанный участковым акт в свой ЛРО и вскоре получил заветную карточку, дающую право на покупку «огнестрела». На ее оформление у меня ушло около месяца и 10 тысяч рублей; хотя, если бы не занятость на работе, все можно было бы сделать как минимум раза в два быстрее.

Теперь с помощью полученной лицензии я могу приобрести себе охотничье ружье — по закону я имею право как на само оружие, так и на охоту с ним. Впрочем, пройдя все положенные процедуры, я до сих пор не знаком с охотминимумом, ни разу не стрелял из ружья, не умею с ним обращаться и весьма смутно представляю себе, как действует наше оружейное законодательство. Но самое страшное состоит в том, что я на своем опыте убедился: получить право на покупку «огнестрела» сегодня не составит большого труда как алкоголикам и наркоманам, так и людям с неустойчивой психикой; полностью «перекрыть» им доступ к оружию действующие законы вкупе с халатностью ответственных лиц попросту не в силах.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА:

Владимир Ермоченков, врио начальника Центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД РФ по г. Москве: на сегодняшний день выдача охотбилетов находится в ведении столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС). Ранее эти документы охотники получали в своих охотхозяйствах, где с них спрашивали знание охотничьего минимума, однако по нынешнему регламенту это не определено. Что касается медицинских справок по форме 046-1, то мы уже давно выдвигаем инициативу, чтобы их получение было возможно только в государственных медицинских учреждениях, с обязательным внесением в единый реестр. Однако в Москве этот вопрос находится в ведении Департамента здравоохранения, и полиции как-либо на него воздействовать весьма проблематично. Такая же история и с курсами по безопасному обращению с оружием — ими «заведует» Департамент образования, в котором они в настоящий момент регистрируются как услуги дополнительного образования без определения конкретного вида обучения. Учебные программы с полицией, как раньше, сейчас уже не согласовываются. А теперь представьте — на то, чтобы принять документы на оформление лицензии на оружие, стражу порядка дается всего 15 минут, и что-либо запрашивать дополнительно у потенциального владельца «огнестрела» он не вправе; само собой, в таких условиях полицейский физически не сможет разбираться, как человек проходил курсы или получал медицинскую справку, хотя за выдачу недостоверных документов и справок предусмотрена административная ответственность. Другое дело — участковые: факты халатного отношения к проверке условий хранения у граждан оружия, к сожалению, имеют место быть. С другой стороны, в Москве сам участковый не всегда может попасть с проверкой к гражданину, которого подчас невозможно застать дома. Над этими проблемами мы работаем — уже с 1 июня в Москве требования к работе участковых в плане контроля оружия будут ужесточены, они станут составлять ежегодный график соответствующих проверок на вверенном им участке, который будет строго контролироваться. Мы просим граждан сообщать обо всех нарушениях в работе сотрудников лицензионно-разрешительной службы как через форму обратной связи сайта petrovka38.ru, так и по телефонам: 8-495-684-42-53, 8-495-684-34-66 (факс).



Партнеры