Школьный самосуд: 9-летнюю девочку травят за то, что она приемная

Криминальный авторитет из 3«Б»

06.06.2014 в 18:05, просмотров: 296777

   — Через год она принесет в школу наркотики! Такие дети должны стоять на учете в детской комнате милиции! Да она же как пахан на зоне!

Трудно поверить, но все это — о 9-летней девочке. Родители ее одноклассников требуют перевода третьеклашки в другой класс, поскольку, по их мнению, этот ребенок опасен для их любимых чад.

Согласитесь, для девяти лет слишком уж грозный набор обвинений. Каково же было наше удивление, когда «монстр» оказался умницей и отличницей, единственный «грех» которой — то, что она является приемным ребенком в семье...

Школьный самосуд: 9-летнюю девочку травят за то, что она приемная
фото: Наталья Мущинкина

Эта история, похожая на дурную сказку, произошла два месяца назад в третьем классе московской школы №1114, тем не менее скандал вокруг нее только разгорается. Все началось с зауряднейшего случая: родители одной из учениц из 3-го «Б», назовем ее Дашей, обнаружили в айфоне дочери видео порнографического характера. Испугавшись родительского гнева, девочка сказала, что ролик ей в телефон скачала подружка-одноклассница Ульяна Б.

Казалось бы, дети есть дети, их любопытство безгранично, достаточно было провести беседу, ограничить доступ ребенка к интернету и компьютеру, но родители поступили иначе. В дурном влиянии на своих отпрысков и распространении порно обвинили девочку-сироту из этого же класса. А из банальной истории раздули огромный скандал.

— У нашей дочки установлен на телефоне детский пакет, который не позволяет заходить на нехорошие сайты, — объяснил мне папа девочки Артем Комиссаров. — Чтобы обойти этот запрет, нужно обладать определенными знаниями. Дочка сказала, что на перемене в школьном туалете эту дрянь закачала в телефон ее одноклассница Ульяна Б. Да и что удивляться — она детдомовская и своим девиантным поведением с самого начала оказывает дурное влияние на весь класс! Когда мы увидели, какую гадость смотрит из-за Ульяны наша Даша, наше терпение лопнуло. Мы обратились к директору с просьбой провести родительское собрание, чтобы на нем решить вопрос о поведении Ульяны и переводе ее в другой класс. Я понимаю, что все дети разные, но самой же Ульяне было бы лучше в другом коллективе, может, там она бы со временем исправилась. К сожалению, Марина Юрьевна, приемная мама девочки, упорно отказывается забирать ее. Но я не остановлюсь и буду дальше бороться, чтобы оградить свою дочь от дурного влияния!

Сирота — значит преступница!

Представить себе 9-летнюю девочку, которая безнадежно испорчена и не дает житья целому классу, мне было сложно. Еще больше я удивилась, узнав, что Ульяна Б. — круглая отличница, занимается в воскресной и музыкальной школе...

— Добрый день! — симпатичная голубоглазая девчушка вместе с мамой и двумя резвыми собаками встречает меня на пороге уютной квартиры. На вид Ульяна совершенно обычный 9-летний ребенок, возможно, только по разговору кажется чуть взрослее.

— Я люблю лепить, читать, иногда играть в куклы и плюшевые игрушки, — объясняет Ульяна. — Только времени мало, много уроков задают, еще нужно дополнительно английским заниматься и музыкой, хожу в воскресную школу и пою там в хоре.

Марина Ивашкина — официальный опекун, заменившая родную маму Ульяне. Немногим более 6-ти лет назад женщина случайно узнала от знакомой, что к ним в детский дом, расположенный поблизости, поступила чудесная ничейная девочка, очень сообразительная и подвижная. Марина всегда очень жалела сирот, а, увидев Ульяну, уже не смогла с ней расстаться…

— После встречи с Ульяшей я сразу поняла, что это именно мой ребенок, — говорит Марина, с нежностью гладя волосы дочки. — После оформления всех нужных бумаг я стала официальным опекуном Ульяны. Забрала ее очень быстро, и в детдоме девочка практически не находилась! Мы вместе уже больше 6 лет, и, скажу честно, она для меня больше, чем дочь, она мое всё. О том, что она приемный ребенок, Ульяна знает. Но для нее это неважно, на все подобные разговоры девочка отмахивается: «У меня есть мама и бабушка, а все остальное — ерунда».

По словам Марины, за все три года учебы никаких проблем в школе у Ульяны не было, она отличница, да и на поведение девочки никто не жаловался.

— И вдруг как гром среди ясного неба, — продолжает мама. — 1 апреля мне позвонила классный руководитель Татьяна Босова и сообщила, что Ульяна вместе с двумя одноклассницами смотрели на айфоне Даши неприличный ролик. И что закачала его туда якобы Ульяна. Я заверила Татьяну Николаевну, что у Ульяны нет свободного доступа к Интернету без присутствия взрослых, мы договорились, что я проведу воспитательную беседу с дочкой по этому поводу.

Через несколько дней Марину пригласили в школу к заместителю директора Татьяне Костиковой. Та сказала ей, что в школе разобрались в данном инциденте, выяснилось, что Ульяна не брала в руки чужой телефон, а Даша созналась, что сама смогла скачать злосчастный ролик.

— Я успокоилась, решив, что конфликт исчерпан. Но вскоре дочка сказала мне, что в классе начали над ней смеяться, дразнить детдомовкой, а счастливая обладательница айфона вроде как подговаривает одноклассниц издеваться над ней, для того чтобы она перешла в другой класс. А ведь раньше Ульяна и Даша дружили, поэтому дочка и рассказала подруге, что она – приемная... На всякий случай я позвонила директору школы Ястребовой Александре Петровне и сообщила ей о случившемся, она в свою очередь заверила меня, что разберется в сложившейся ситуации.

Школьный самосуд

Однако Марина Ивашкина ошиблась. Против всех ожиданий скандал, не стоивший выеденного яйца, продолжал нарастать. Семья Комиссаровых написала в администрацию школы заявление о негативном влиянии Ульяны Б. на весь класс. В связи с этим в школе устроили встречу у зам. директора по социальной работе Светланы Савкиной, куда пригласили представителей родительского комитета, родителей Даши и маму Ульяны.

— На этой встрече родители набросились на меня и моего ребенка, на школу и на учителей с обвинениями,— вспоминает Марина Ивашкина. — Они кричали, я бы сказала, оскорбляли мою Ульяну, что Светлана Савкина вынуждена была неоднократно их останавливать и призывать соблюдать приличия. Родители требовали отчислить мою дочь из класса, чтобы она «не разлагала несовершеннолетних домашних детей, звучали даже такие эпитеты в отношении моей дочери, как «криминальный авторитет» и «пахан на зоне». Кроме того, выяснилось, что Комиссаровы обзванивали всех родителей, рассказывая о «позорном» сиротстве Ульяны, тем самым создавая мнение у людей, которые до недавнего времени не знали не только о происхождении девочки, но и вообще ее саму.

17 апреля по просьбе родителей Даши в школе провели общее родительское собрание класса.

— Мне это жуткое действо напомнило описание партсобраний в сталинские времена, когда на человека без суда и следствия набрасывались с обвинениями, — рассказывает одна из мам, попросившая не указывать ее фамилию в газете. — Комиссаровы пришли втроем — мама, папа и бабушка — и начали рассказывать в красках, как девочка из приемной семьи Ульяна развращает их домашнюю Дашу. На все здравые возражения других родителей из зала, что оградить детей от порнографии невозможно, да и вообще вероятно, что порноролик скачала их собственная дочь, они не реагировали. Кстати, большинство родителей, как и я, не знали, что Ульяна — приемный ребенок... Папа Даши, Артем Комиссаров, вел себя как хозяин жизни, не давал толком ничего сказать в защиту ребенка не только маме Ульяны, но и замдиректора школы, когда она пыталась остановить этот беспредел. Директор пустила по рядам список, где можно было расписаться за исключение Ульяны Б. из класса. Но, к счастью, кроме самих Комиссаровых и нескольких их друзей, никто подписываться под этим не стал. В результате длившееся полтора часа собрание превратилось в голословное обвинение ребенка в дурном влиянии на класс. Странно только, что за три года никто, в том числе и мой ребенок, ничего подобного не заметил. Мне очень жаль Ульяну и ее маму, которым пришлось весь этот ужас пережить...

Зам. директора по социализации и социальной работе школы №1114 Светлана Савкина также считает, что ситуация искусственно раздута родителями Комиссаровой и никакой проблемы в школе не было и нет:

— Я не понимаю, почему Комиссаровы устроили из этого такой скандал. Да, девочки смотрели неприличное видео, но это было не в школе, а после уроков, причем на телефоне их же дочери. Я провела воспитательные беседы и с родителями, и с детьми, они все поняли. В целом и Ульяна, и Даша — нормальные девочки, хорошо учатся, ни в каких серьезных конфликтах участия не принимали.

Марина Ивашкина теперь принимает успокаивающие таблетки, но пускать ситуацию на самотек не собирается. Она не хочет оставлять безнаказаными взрослых людей, устраивающих травлю ее ребенка.

— Благодаря «пламенной» речи Комиссаровых остальные родители и их дети узнали всю подноготную бедного ребенка, также они узнали о том, что «этот ребенок — изгой», «у нее нет будущего, ее судьба уже определена», что «через год она принесет в школу наркотики», «ребенок — уличный, им никто не занимается», «ребенок завистливый», «она лживая, все время врет, манипулирует взрослыми», «такие дети должны быть поставлены на учет в детскую комнату милиции» и услышали много других циничных, безжалостных, оскорбительных слов. В сложившейся ситуации очень странно поведение директора школы Ястребовой, так как она практически не пыталась на собрании защищать Ульяну, да и вообще позволила состояться этому жуткому балагану. А ведь всего за два дня до этого она говорила мне, что проблемы не видит, никакого дурного влияния Ульяны на одноклассников нет. Директор заверила меня, что она не допустит нападок.

Действительно, если бы родители не затеяли разборки на ровном месте, дети уже давно бы помирились и забыли о неприятном происшествии. Ульяна изо всех сил пытается успокоить маму и заверить, что у нее все в порядке и она спокойно доучится последний год у любимой учительницы в родном классе. Вопрос только в том, какой урок вынесут другие дети из этой истории. Что можно все валить на другого и прятаться за спину родителей, а не отвечать за свои поступки? Что сила за большинством и даже школа не способна защитить более слабого от нападок и унижений?

— Ульяна у нас одна, мы ее воспитываем вместе с моей мамой-инвалидом, поэтому я свою девочку никогда в обиду не дам, буду бороться за ее честь и достоинство, — утирает слезы Мария Ивашкина. — В середине мая я отправила в Дорогомиловскую районную прокуратуру и органы опеки жалобу на травлю своей подопечной родителями одноклассников и на бездействие администрации ГБУ СОШ №1114. Я хочу, чтобы все поняли — издеваться над моим ребенком безнаказанно не может никто! Это для них она ребенок из детского дома, для меня она — родная, любимая дочь.

Имена и фамилии детей изменены.



Партнеры