Скандал в Нижегородской области: уголовники позируют с оружием в камере и в кресле судьи

ФСИН утверждает, что фотосессия сделана в полицейском изоляторе, судьи ведут собственное расследование

6 июня 2014 в 18:35, просмотров: 21529

Эти снимки любого могут повергнуть в шок. Опасные рецидивисты нагло сидят в ... судейских креслах. Они же позируют в камере с пистолетами и револьверами в руках. В распоряжении «МК» оказались фотографии арестантов, совершивших громкий побег в Нижегородской области. Эксперты с большой долей уверенности заявляют, что это не фотомонтаж. А если так, то может разразиться новый грандиозный скандал. И все это накануне суда (он состоится в конце июня) над беглецами и допустившими побег конвоирами.

Кто вооружил арестантов? Почему им позволили делать фотосессию в суде? И наконец, уж не благодаря ли «стволам» они сбежали? Все это попытался выяснить репортер «МК».

Скандал в Нижегородской области: уголовники позируют с оружием в камере и в кресле судьи
Валентин Шмелев во время фотосессии в камере. Чиновники ФСИН уверяют, что камера полицейская, а пистолеты ненастоящие.

Нынешний скандал сразу же напомнил другой. Не так давно «МК» написал о бывшем сотруднике ФСО, который развлекался тем, что фотографировался в кремлевских кабинетах (в том числе президентском) и выкладывал их на сайты знакомств. Но тут история почище будет. Потому как в качестве «фотомоделей» - не мечтающий найти себе жену сотрудник кремлевской охраны, а заключенные. И не простые, а ставшие героями сюжетов о дерзком побеге, совершенном 25 июля 2013 года в Нижегородской области.

В кресле судьи уголовники чувствуют себя весьма комфортно.

Итак, присмотримся к снимкам. На одном из них заключенный держит в руках пистолет и револьвер. На втором снимке этот же арестант демонстративно передергивает затвор. На столе перед ним большая бутылка пива и закуска - салат оливье, чипсы... О том, что это именно изолятор, говорит железный стол, нары. Надо ли напоминать, что спиртное и тем более оружие за решеткой категорически запрещены?

- Пистолет и револьвер настоящие, - комментирует, рассматривая снимки создатель социальной сети «Гулагу. нет» Владимир Осечкин. - Вообще зэки-умельцы могут делать «стволы» из подручных материалов, даже из хлеба лепят так, что сразу и не отличишь. Но тут другое. Револьвер, видимо, был переделан из сигнального под стрельбу боевыми.

Ольга Михайлова на момент побега была беременна.

А вот снимки из зале суда. Российский триколор, судейские кресла с высокими спинками, которые ни с чем не спутаешь. Для тех, кто не в курсе, напомню - подсудимые в суде должны находится в клетках и под постоянным присмотром конвоиров.

Теперь стоит присмотреться к самим заключенным - «фотомоделям». На снимках с оружием позирует ставший в одночасье знаменитым благодаря удачному побегу 40-летний Валентин Шмелев. Сравниваем фотографии с портретом, который полиция давала для ориентировок. Одно лицо. А вот выдержки из его биографии. Шмелев имеет восемь судимостей: три за хищения чужого имущества и 5 - за заведомо ложное сообщения об акте терроризма. В прошлом году суд приговорил его к 16 годам лишения свободы за очередную кражу и очередную «игру в теракт». Кстати, уже будучи задержанным и находясь в изоляторе временного содержания ОВД по Дивеевскому району Нижегородской области, он написал на имя прокурора Первомайского района Нижегородской области заявление. В нем сообщил, что дескать у здания администрации припаркован автомобиль «Вольво», в котором заложено взрывное устройство. Бомбы так и не нашли, а ему прибавили еще один эпизод. Второй заключенный, судя по всему, 40-летний Илья Шигалев, отбывал семилетний срок за кражу (ст. 158 УК), заведомо ложное сообщение о террористическом акте (ст. 207 УК) и убийство (ст. 105 УК).

Во время фотосессии в камере.

Если эти двое могли раздобыть оружие, то картина их побега вырисовывается уже совсем иная, нежели ее хотят представить правоохранительные органы. Пришла пора подробнее вспомнить события 25 июля. В тот день пятерых арестантов (среди них были две женщины в том числе одна беременная) конвоировали трое служащих ОВД — из Вадского районного суда Нижегородской области с заездом в изолятор временного содержания (ИВС) рабочего поселка Далекое Константиново, а затем в следственный изолятор № 3 Вадского района Нижегородской области. Как рассказывали полицейские, по дороге один из осужденных надавил кнопку критического вызова (сигнал тревоги передается сразу в кабину). Полицейские остановили машину. Когда какой-то из них начал открывать дверь, заключенные сбили его с ног этой дверцей. К нему на помощь подоспел второй страж порядка, но зэки его скрутили и заперли внутри клетки. После чего четверо арестантов (одна женщина отказалась бежать) сели в стоявший недалеко автомобиль «ВАЗ-2107» и скрылись в неизвестном направлении. Кстати, сбежавшая беременная Ольга Михайлова — гражданская жена Валентина Шмелева.

- У нас не было особого плана на побег, - признаются заключенные. - Вышло все спонтанно. Мы понимали, что в любом случае нас поймают. Но поскольку у нас у всех сроки огромные, то думали, что хоть немного побудем на свободе. Нам каждый день воли был дорог.

Валентин Шмелев. Так он выглядит на ориентировке.

Те, кто передал «МК» фото, уверяют, что беглецы не били конвоиров, что просто приставили одному из них ко лбу пистолет, и тот их выпустил. Однако теперь якобы и их, и конвоира заставляют давать показания, что никакого пистолета не было. Ведь если признать, что заключенные были вооружены — надо снимать с должностей все руководство местных УФСИН и полиции. А так можно отделаться просто судом над старшим конвоиром. Кстати, рассмотрение дела в особом порядке состоится 18 июня в Нижегородском областном суде. Конвоира обвиняют по ч.1 ст.286 КУ РФ (совершение должностным лицом действий, выходящих за пределы полномочий). Версия следствия: он умышленно открыл двери камер, в которых находились осужденные и таким образом позволил опасным рецидивистам свободно передвигаться по фургону и допустил их побег. Возможно, эти снимки спасут его от тюрьмы - они могут послужить доказательством того, что беглецы были вооружены.

Все четверо беглецов сидят в том же СИЗО, в спецблоке в камерах-одиночках. Ольга родила. Защитники этих арестантов уверяют, что на них оказывают давление, что они боятся расправы. Заключенные уже якобы пытались покончить с собой, так что не факт, что они доживут до суда, который состоится в 24 июня.

А так — во время фотосессии в камере. Чиновники ФСИН уверяют, что камера полицейская, а пистолеты ненастоящие.

- В этой этой истории много темных пятен, - рассуждает Осечкин. - Очевидно, что оружие было передано заключенным кем-то из коррумпированных сотрудников. Арестованных перевозили из ИВС в СИЗО, там они были на сборном отделении. В камерах, и каждый раз их должны были досматривать. Спрятать пистолет было просто нереально. На лицо факты сокрытия особо тяжких преступлений против госслужбы. Путем манипуляции со свидетельскими показаниями теперь, возможно. некие силы стараются скрыть взятки и злоупотребления должностными полномочиями. А ведь если бы эти арестанты, сбежав, стали убивать из оружия мирных жителей?

«МК» отправил фотографии во ФСИН России, в том числе отдельно - в Управление собственной безопасности. Связались мы и с судом, где сейчас находится производство по делу беглецов. И вот какая картина нарисовалась.

- Фотографии сделаны не в СИЗО № 3, а в ИВС поселка Далекое Константиново, - сообщила нам во ФСИН. - Соответственно все вопросы к полиции. После того, как был совершен побег и проводилось служебное расследование, эти снимки впервые и всплыли. Насколько мы знаем, орудие все-таки не боевое.

Уфф, полегчало на душе! Конечно, если уголовник сидит в полиции и позирует на фото с макетом пистолетом — это пустяки, дело житейское, как говорил Карлсон. Ну а кресло в суде? Оно тоже ненастоящее, муляж, так сказать? Звоним председателю Вадского районного суда Нижегородской области Олегу Рябову, где слушается дело гоп-компании

- Снимки эти есть в деле, - говорит он. - Именно у нас будет рассматриваться и дела против конвоира, и по сбежавшим. Но с чего вы взяли, что снимки у нас в суде сделаны? Я вас уверяю — у нас такого случиться не могло бы, мы бы сразу пресекли. По мебели определить, какой это именно суд, не представляется возможным. Она стандартная, закупается для всех зданий Фемиды нашего региона централизованно. А против этих товарищей дела рассматривались в разных судах Нижегородской области. Так что не у нас это, а где - ищите сами.

Мы, конечно, поищем. Но так ли уж важно название суда?

На самом деле, эти снимки вполне могут претендовать на некий печальный символ сегодняшней России. Вот он — царь и бог, рецидивист, который сидит на нарах и впрямь как король на именинах. А если захочет, то и кресло самого судьи займет. Да еще похвастается этим на весь мир. Современные технологии чем хороши: что снято на телефон, того уже не скроешь, - все улики, свидетельствущие о полном бессилии и бесполезности наших карательных структур, налицо. Только вот интересно: хоть кто-то — в полиции, в суде, в ФСИН - покраснеет от стыда, посмотрев на эти фотографии? Сомневаюсь.



Партнеры