Браконьеры ради наживы уничтожают африканских животных

С 2011 года убито 70 тысяч слонов

4 июля 2014 в 17:24, просмотров: 6590

Есть слоны и есть, теперь уже был, Сатао. Он жил на северо-западе Момбасы в засушливой долине. Бивни у Сатао были такими огромными, что он ими царапал землю. Кинооператоры неделями караулили у водоемов, чтобы хоть взглянуть на него. Он появлялся из пронизанной солнцем туманной дымки, поражая всех своим монументальным величием.

Браконьеры ради наживы уничтожают африканских животных
фото: Геннадий Черкасов

Сатао родился в конце 1960 годов. Когда ему исполнилось сорок лет, он стал одним из самых громадных слонов в Африке. Только один вес его бивней составляет двести фунтов, а сам он весил больше семи тонн! По логической сути саванны уже одни его размеры должны были защищать Сатао от хищников. Но кроме логики саванны существует еще более сильная логика рынка. И она превратила сильные стороны Сатао в его уязвимые места.

В феврале этого года браконьеры ранили Сатао отравленной стрелой. (Они все чаще переходят от ружей к стрелам, чтобы выстрелы не выдавали их местонахождения.) Ветеринары, обследовавшие раненого слова через бинокли, пришли к заключению, что лучше не трогать его, чтобы дать ему больше шансов на выживание. И Сатао действительно выжил. Но в мае его снова ранили. На сей раз, отравленная стрела вонзилась в него рядом с сердцем, и вскоре он умер. Браконьеры вырвали ему бивни и так обезобразили его лицо, что властям Кении пришлось потратить десять дней на его опознание. Телом гиганта несколько дней лакомились стервятники и гиены.

Если даже Сатао стал жертвой браконьеров, то, что уж тогда говорить о «рядовых» слонах? Как говорят сейчас о Сатао — «необыкновенный слон с обыкновенной судьбой». Цифры избиения слонов леденят кровь. В них не хочется, не может верить. Только в одном 2011 году в Африке были убиты 25 тысяч слонов! Простая арифметика так раскрывает эту цифру: 70 слонов в день, около трех — в час. С 2011 года были убиты еще 45 тысяч африканских слонов! Это 10% всего населения родственников Сатао.

Ужасную судьбу слонов разделяют и носороги. Пять видов носорогов уже включены в список «критических подверженных» вымиранию. Один из этих видов — яванские носороги. Их осталось всего пятьдесят! Наиболее многочисленный вид — белые носороги водятся в основном в Южной Африке. Сейчас и над ними нависла угроза вымирания. Так, в первые месяцы этого 2014 года были убиты 400 носорогов. (Их на планете много меньше чем слонов.)

Браконьеры охотятся за бивнями слонов и за рогами носорогов. И хотя носороги могут жить и без рогов, браконьеры их не щадят и или убивают, или настолько кромсают, что те погибают. В мае этого года телевидение показало трагический сюжет: бэби-носорога из резервации Капама в Южной Африке, плачущего над окровавленным трупом своей матери. (Кстати, или некстати. Рога носорогов состоят из Кератина, как и человеческие ногти.)

Спрос рождает предложение. Браконьеры убивают слонов и носорогов не потому что они кровожадные садисты, а потому, что существует огромный спрос на бивни и рога. В Китае, например, за один фунт слоновой кости дают 1500 долларов. Рога носорогов продаются на рынках Азии, где люди верят в их чудесные лечебные свойства (омоложение, средство против импотенции и рака и т.д.), которыми они в действительности не обладают. Во Вьетнаме рог носорога — статусный символ. Его мешают с чаем или нюхают как наркотик. Толченый рог много дороже кокаина. Цена одного фунта доходит иногда до 25 тысяч долларов.

Браконьеры — это самая низшая ступень преступного бизнеса. Между ними и богатыми потребителями — посредники, организованная преступность и… армия. Так Армия сопротивления Господа во главе с Джозефом Кони нажилась на слоновых бивнях разжилась и военная группировка аш-Шабаб, та самая, что в прошлом году совершила налет на торговый центр в Найроби. По словам экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон, «имеются растущие доказательства того, что террористические группы финансируют свою деятельность продажей слоновой кости».

В целях удушения этого преступного бизнеса недавно Белый дом принял решение запретить практически всю торговлю изделиями из слоновой кости в Соединенных Штатах. Этому попыталась воспротивиться Национальная ружейная ассоциация (НРА) США в связи с тем, что многие ружья инкрустированы слоновой костью. Кроме того, Белый дом выделил $10 млн. на обучение полиции и рейнджеров в национальных заповедниках Африки. Такую же сумму выделило и правительство Китая. Англия раскошелилась на $17 млн. Наконец, несколько дней назад Конгресс США ассигновал $45 млн. на борьбу против браконьерства и нелегальной торговли слоновой костью. Наконец, тоже несколько дней назад, власти штата Нью-Йорк запретили продажу всех предметов, содержащих слоновую кость и рога носорога.

Но все эти финансовые вклады и запреты пока что не влияют на преступный бизнес браконьеров. Пример тому злодейское убийство слона Сатао. Как раз, когда правительство Кении объявило об убийстве Сатао, директор Национального парка Гарамба в Демократической республике Конго сообщил, что 68 слонов были убиты в этом заповеднике за последние два месяца. «Заповедник атакуют со всех сторон», — говорит его директора Жан-Марк Фромент. На фотографиях мы видим слонов с отрубленными головами и вывалившимися мозгами.

Американский биолог Майк Чейз, который проводит сейчас перепись слонов в Африке, сообщил «Хаффингтон пост» о своей надежде «вдохновить и мотивировать людей хорошими новостями. Но хороших новостей так же мало, как и носорогов. Из Эфиопии сообщают, что в заповеднике, где предполагалось найти и оприходовать 300 слонов, осталось только 36. Отчаявшийся Чейз пишет: «Я занят не переписью живых слонов, а подсчетом убитых. Исчезают самые прекрасные животные из тех, которые когда-либо ступали на нашей земле».

К этому мало что можно добавить. Разве только то, что эта земля не только наша.

Неужели настанет время, когда наши потомки, маленькие дети не смогут наслаждаться в цирке представлениями слонов? Неужели они никогда не услышат в зоологическом парке трубный зов слона? Неужели для них слоны останутся лишь в баснях Лафонтена и Крылова?

Миннеаполис.



Партнеры