«Царская» могила грозит очередным монаршим скандалом

Экспертиза останков, найденных в Чебоксарах, пока не подтверждает их принадлежности к роду Романовых

10 июля 2014 в 17:07, просмотров: 7481

Чебоксары претендуют на роль святых для Российского Императорского Дома мест – здесь находится предполагаемая усыпальница бабушки первого российского царя из династии Романовых Марии Шестовой. Насколько обоснованы эти претензии?

«Царская» могила грозит очередным монаршим скандалом
фото: Елена Минашкина

На днях в истории о «царских» останках произошел новый поворот. 8 июля в мэрии чебоксарской мэрии созвали «круглый стол» по итогам прошлогодних археологических исследований в исторической части города. В центре внимания оказались, как и предполагалось, экспертиза останков, по мнению историков, принадлежащих Марии Шестовой.

Открыл собрание научных и государевых мужей глава города Чебоксары Леонид Черкесов. По его словам, по предварительным результатам антропологической экспертизы московских ученых, с большой вероятностью можно утверждать, что найденные артефакты действительно извлечены из монастырского захоронения родоначальницы царственной семьи на территории разрушенной Никольской церкви. Во-первых, место и вид захоронения совпали с описанием, во-вторых, особенности найденного скелета совпали со скелетом Татьяны — дочери царя Федора Романова, включая характерный прикус зубов. Все это «косвенное доказательство родства». Окрыленный успехом Черкесов намерен создать «дорожную карту исследования исторической части Чебоксар».

Заведующая отделом археологии института гуманитарных наук Наталия Березина, руководившая раскопками, сказала, что удалось привлечь команду лучших антропологов из Института этнологии и антропологии РАН и МГУ под руководством доктора биологических наук Сергея Васильева, изучавшего останки семьи Николая II и великих князей из рода Романовых. Археолог отметила, что следует продолжить «исследования, которые обнадеживают». Требуется провести дополнительные исследования — генетических анализ и реконструкцию внешнего облика в сравнении с останками членов царской семьи, упокоенных в Московском Кремле. «Необычная потревоженная форма костей пока не нашла объяснения. История смерти и обстоятельства захоронения Шестовой пока покрыты тайной», - заметила Березина.

Напомним, первый этап раскопок в исторической части столицы Чувашии завершился в октябре прошлого года: были подняты останки, предположительно принадлежащие прародительнице династии Романовых. В день подъема на месте раскопок присутствовал советник Канцелярии Его Императорского Величества по взаимодействию с общественными организациями и органами государственной власти РФ Кирилл Немирович-Данченко.
По его словам, хотя для главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества великой княгини Марии Владимировны (дочери Владимира Кирилловича Романова, правнучки Александра II, живущей в Мадриде) и стала приятной неожиданностью информация о том, что уже нашли точное место захоронения, она понимает полную ответственность отношения к этому факту. В противовес словам мэра Чебоксар Леонида Черкесова о том, что на краю разрушенной Никольской церкви была похоронена именно Мария Шестова, Кирилл Немирович-Данченко отметил, что пока еще рано обозначать найденные останки как принадлежащие Марии Шестовой.

При этом советник отметил, что будет учтен негативный опыт по идентификации так называемых екатеринбургских останков, который «оставил больше вопросов, чем ответов, и которые ни Русская православная церковь, ни Российский Императорский Дом не могут признать царскими».

Археологи нашли четыре погребения, одно из которых заметно выделяется от остальных. Как пояснил заведующий отделом истории Чувашского государственного института гуманитарных наук Юрий Гусаров, Никольский монастырь вместе с лежащим ниже Свято-Троицким монастырем имели не только культовое значение. Они были обнесены стенами и башнями, так как играли оборонительную роль. Поэтому рядом с крепостной стеной с середины XVI века формировались кладбища, где хоронили людей, которые строили Чебоксары. И получилось так, что при строительстве каменного храма и его южного придела, часть исторического кладбища была захвачена и оказалась внутри придела. Значит, эти могилы не имеют отношения к приделу, покоящиеся в них останки изначально захоранивались не в храме. Если говорить о Марии Шестовой, то она умерла в начале XVI века, а храм был построен только в конце века, через несколько десятилетий после ее смерти. Значит, и она была похоронена рядом с деревянной церковью, в приделе ее могила оказалась позже.

Сам факт того, что в Чебоксарах покоится предположительно бабушка Михаила Федоровича Романова, был известен уже давно. О том, что в 1601 году сюда была сослана по приказу царя Бориса Годунова Мария Шестова, теща боярина Федора Никитича Романова, в свое время писали историки Карамзин и Соловьев. В 1913 год - год 300-летия Дома Романовых - для установления достоверности этого предания в Чебоксарах были проведены раскопки склепа, находившегося в Николаевском соборе под придельным храмом.
Летопись, составленная священниками Николаевского собора в 1913 году, рассказывает, что в процессе раскопок было найдено очертание гроба-колоды, выдолбленного из дуба, а в нем провалившаяся, сгнившая дубовая крышка гроба, где и был обнаружен истлевший костяк, принадлежащий взрослому человеку, с полуцельными волосами каштанового цвета. Волосы были заплетены в две косы и уложены несколькими рядами одна навстречу другой вокруг затылка черепа, в волосах – украшение из слюды в виде бабочки. Кости рук и грудная клетка были завернуты в черную шерстяную ткань. Ниже колен черная ткань прекращалась, на ноги были надеты чулки «важных особ древних времен», на носовой части найдены остатки кожаной обуви. Все это и несколько сохранившихся костей при освидетельствовании в присутствии епископа Чистопольского Анастасия, казанского губернатора Михаила Стрижевского, благочинного священника, инженера, врача и полицейских чинов было опечатано и положено в новый гроб и зарыто.

Если опираться на этот источник, то возникает вопрос: а те ли кости нашли сейчас? Пусть даже из-за нарушения среды образовавшейся в гробе инокини Марфы (имя Марии в постриге) за 100 лет и превратилось в прах все то, что видели участники эксгумации в 1913 году, но где слюдяная бабочка? Вряд ли украшение могло разложиться за этот срок.

Впрочем, руководитель археологических раскопок, заведующий отделом археологии Чувашского государственного института гуманитарных наук Наталия Березина считает, что есть основания оптимистично предполагать, что погребение может принадлежать Марии Шестовой. При этом, конечно, она отмечает, что сказать об этом точно можно будет только после проведения экспертиз, призвав на помощь весь арсенал науки XXI века - от антропологических исследований до экспертизы ДНК.



Партнеры