Спецназ МЧС разминирует реки и утилизирует отравляющие вещества

Смерть со дна Днепра

24.07.2014 в 18:03, просмотров: 3457

 Лето у большинства россиян — это период отпусков и отдыха. Для спасателей лето — самое рабочее время. И речь не только о лесных пожарах, устраиваемых отдыхающей частью страны. Но и о менее афишируемых операциях, в которых участвуют пиротехники, водолазы и «химики» элитного центра МЧС «Лидер».

Спецназ МЧС разминирует реки и утилизирует отравляющие вещества
фото: Максим Григорьев

Утро в Смоленске. Термометр показывает 32 градуса в тени. Палящее солнце нагревает синие палатки лагеря, огороженного по периметру сетчатым забором. Тут же стоят тяжелые грузовики. У ворот на длинном флагштоке еле колышется флаг России и 294-го Центра спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России. За лагерем неспешно течет Днепр — здесь он не больше 50 метров в ширину. На другом берегу реки идиллическая картина — деревенские дома и церквушка. Из-за поворота Днепра к лагерному причалу движется резиновая лодка с тремя спасателями и водолазным оборудованием на борту. Пришвартовавшись, бойцы достают из недр моторки ржавый предмет, напоминающий половину вазы.

— 120-миллиметровый, наш, советский снаряд, — показывает мне находку боец водолазного отряда. — Тут повреждений нет, значит, он не проходил канал ствола. А значит, его уничтожили еще до нас. Опасности не представляет.

Остатки снаряда были найдены в реке в километре от лагеря. Здесь же водолазы нашли и его «старшего брата» калибром 152 миллиметра. В нем тоже нет взрывчатого вещества. Но, как бы там ни было, находку позже уничтожат.

Вообще, спасатели «Лидера» уже четвертый год занимаются разминированием российских рек. Здесь, на Днепре, они тоже не в первый раз. Такие же работы проводятся в Московской области. А чуть раньше отряд «Лидер» участвовал в гуманитарном разминировании в Сербии.

А пока я рассматриваю дневной «улов» спасателей, из-под воды медленно поднимается водолаз с металлоискателем. Его тут же подхватывают под руки товарищи. На берегу причина его медлительности становится очевидной — кроме оборудования на водолазе пояс с утяжелительными пластинами и монструозного вида ботинки с металлическими носами. Чуть позже мне расскажут, что каждый из них весит 8 килограммов!

Суть работы проста. Водолаз погружается и метр за метром исследует дно металлодетектором. Когда он что-то находит, предмет осторожно извлекается из ила и перемещается на берег, где его степень опасности оценивает пиротехник, экипированный в защитный «фартук», напоминающий бронежилет, и шлем. Этот же пиротехник, пока водолаз обследует дно, проводит поиск на берегу реки.

фото: Максим Григорьев

— А много за день находок?

— Да когда как, но каждый день что-то есть, — рассказывает командир отряда водолазов Ринат Сафин.

— И взрывоопасные бывают?

— Конечно. Это просто вам сегодня не повезло — взрывоопасные мы быстро отправляем на уничтожение.

Невзрывоопасные находки отправляются в импровизированный музей отряда, устроенный бойцами на территории лагеря. Кроме двух уже виденных мной снарядов в нем выставлены россыпи гильз, рубашки гранат, каски, стволы винтовок, противопехотные мины, старинная утварь. Говорят, попадаются даже ядра еще с Отечественной войны 1812 года. Иными словами, свидетельства подвига русских солдат на самых тяжелых для страны войнах.

Но экспонаты, вызвавшие интерес у меня, почти не интересуют бойцов отряда — для них все это будничные предметы. Как гайки для токаря, которые тот изготавливает изо дня в день. Тем больше было мое удивление, когда бойцы наперебой стали рассказывать о котятах, которых родила прибившаяся к отряду кошка.

— Кыс-кыс-кыс, — спасатель уговаривает полосатого котенка выйти из кустов, но тот лишь пятится. — Дикие они. Но мы их подкармливаем, а это мелкого либо заберем, либо кому-нибудь отдадим. Вам, кстати, котенок не нужен?

Сверху на навесе, под которым прячется полосатый источник интереса бойцов, лежат несколько удочек. Но спасатели говорят, что так и не смогли ничего поймать на них. Чуть дальше спортплощадка — турник, гири разного калибра и штанга. Еще чуть дальше — велопарковка. Явно, что в свободное время в лагере есть чем заняться. К слову, рабочий день в отряде начинается в 9 часов. И продолжается до четырех с перерывом на обед. Потом — личное время.

По правде говоря, в отряд «Лидера» в Смоленск я приехал не один, а с ансамблем МЧС. Он тоже называется «Лидер» и за долгие годы существования стал лауреатом множества фестивальных наград. Его основатели, в том числе и руководитель Алексей Дорохин, выступали перед солдатами еще во время афганского конфликта.

— Ребятам нужно отдохнуть от работы, расслабиться, — комментирует решение пригласить ансамбль замполит отряда Дмитрий Душин. — Иначе скопившееся напряжение может привести к ошибкам, а они в нашей деятельности могут быть фатальными.

После часового выступления, под конец которого бойцы пустились в пляс, ансамбль поехал еще в один отряд центра, дислоцированный под Вязьмой. Несмотря на вечер, рабочий день в нем только начинается, и вовсе не из-за того, что спасатели встают позже, просто выполняемые работы более специфичны — здесь утилизируют отравляющие вещества.

фото: Максим Григорьев

Городские жители часто жалуются на сильно хлорированную воду, текущую из кранов. Этот способ обеззараживания воды старый, но очень эффективный. Ранее для этого применялся сжиженный хлор, хранящийся в баллонах. Со временем от его использования отказались, в том числе в связи с высокой аварийностью баллонов. Но ко времени перехода на порошкообразные соединения хлора все станции водоочистки успели накопить огромные запасы газа. После того как в некоторых местах, несмотря на охрану, баллоны стали растаскивать на чермет, было принято решение утилизировать оставшиеся запасы хлора. Но простого, даже обученного человека к процессу утилизации не подпустишь, и за дело взялись спасатели.

— Здесь, на территории водозабора, хранилось 8 тонн хлора, это почти 300 баллонов, — рассказывает начальник штаба специального отряда по нейтрализации (уничтожению) химически опасных веществ Михаил Перевезинцев. — Баллоны находились в плохом состоянии и представляли потенциальную опасность. Что уж говорить, если в новом состоянии после падения с высоты в полметра баллон считается аварийным.

До приезда отряда баллоны хранились на складе водоочистных сооружений. От охотников за металлоломом склад замуровали. Поэтому операция началась с того, что спасателям с помощью робота пришлось ломать стену и выносить баллоны на руках. Кстати, даже полупустой он весит больше 50 килограммов! А если учесть, что работать бойцам приходится в защитных резиновых костюмах с кислородными баллонами за спиной, то можно представить, какого труда стоило перетаскать все 300 всего лишь на сто метров.

Далее обезвреживать опасное содержимое баллона, к слову, использовавшееся в качестве химического оружия в Первую мировую войну, должен был специальный робот. Он вскрывает баллон и выкачивает его содержимое в резервуар с нейтрализующим раствором практически без вмешательства человека. Однако от робота пришлось быстро отказаться — за день он успевал обезвредить лишь 2 баллона. Нетрудно подсчитать, что тогда спасателям пришлось бы проторчать здесь полгода. Выход нашелся быстро, и на смену технике пришли люди с кувалдами.

— Берем баллон, кладем его к резервуару с реагентами, сбиваем кувалдой вентиль и сталкиваем в резервуар, — объясняет весь процесс начальник управления РХБ-защиты центра «Лидер» и по совместительству командир отряда Александр Старостин. — Потом ждем, пока все содержимое баллона не будет обезврежено, для верности несколько раз пропариваем баллон, и он отправляется на переплавку.

— А опасность в этом процессе нет?

— Когда сбивается вентиль, происходит небольшой выброс хлора, но, чтобы он не распространился, мы ставим водяную завесу. После обезвреживания хлора в растворе кальцинированной соды на выходе получаются углекислый газ и обыкновенная соль. Работаем в защитных костюмах, которые допускают облив не только хлором, но и даже ракетным топливом. Единственное, что за сорок минут работы в нем человек теряет до двух килограммов. Поэтому и работаем вечером, когда не так жарко.

По словам командира, его отряд успеет управиться со всем дней за десять. После этого, скорее всего, работа продолжится в другом месте. Бойцы с улыбками говорят, что готовы делать это дальше. Свою работу они называют опасной и тяжелой, но уже рутинной.

* * *

По состоянию на 24 июля водолазами центра «Лидер» было произведено 83 спуска для обследования дна Днепра, продолжительность работ под водой составила 110 часов. Обследованная площадь составляет более 2,5 гектара. За время работ на дне реки обнаружено и поднято в прибрежной зоне 126 мин, снарядов и гранат. Вторая группа «Лидера» в Ярцеве обезвредила 58 баллонов с хлором. Еще 216 единиц с опасными химическими веществами утилизировано в другом районном центре Смоленской области — городе Вязьме. Общий вес «обезвреженного» хлора составил около 10 тонн.



Партнеры