Республика завидует Крыму и боится новой войны

Приднестровье — меж двух огней

6 августа 2014 в 17:23, просмотров: 17896

«То ли физике сына учить, то ли показывать, как автомат надо собирать…» — непризнанная республика Приднестровье, зажатая между враждебной Молдавией и кипящей Украиной, боится новой войны. Здесь проживает около 200 тысяч российских граждан, есть российский воинский контингент. Однако подписание соседями ассоциации с Евросоюзом и боевые действия на Донбассе добавили в регион нестабильности. В каком-то смысле Приднестровье может служить примером для Донецка и Луганска — здесь хорошо виден путь, по которому может пойти самоопределившееся государство. Корреспондент «МК» заметил, что экономические трудности соседствуют и во многом компенсируются патриотизмом и энтузиазмом. А Россия видится как далекий, но щедрый благодетель.

Республика завидует Крыму и боится новой войны

«Ситуация автоматически взорвется!»

Путь от Кишинева до Тирасполя занимает часа полтора на автомобиле среди бескрайних полей подсолнухов и пшеницы. Граница Молдавии и Приднестровья достаточно условная — на КПП у путешественников могут даже не спросить паспорт. Земли Приднестровья считались в советское время эталонными для сельского хозяйства. Тирасполь скорее похож на обычный южнороссийский город с увитыми виноградом домиками. Дома выдержаны в провинциальном сталинском ампире, покрыты желтой и белой штукатуркой. Казенные малоэтажные учреждения только подчеркивают атмосферу курортной безмятежности.

На пляже Днестра даже в будние дни много отдыхающих, а по вечерам наполняются многочисленные городские кафе. Особой популярностью пользуется российская попса 90-х годов. Милиции на улицах Приднестровья мало. Зато военные попадаются часто, особенно в Бендерах.

За безмятежностью ландшафта скрывается клубок сложных проблем, с которыми ежедневно приходится сталкиваться непризнанной республике. Например, по последней информации Киев планирует денонсировать соглашения с РФ, обеспечивающие пребывание и функционирование в регионе контингента российских миротворцев. Формально Киев не имеет полномочий по принуждению Москвы к выводу миротворцев. Однако украинские власти могут значительно затруднить снабжение нашего контингента в Приднестровье. В таком случае его боеспособность и функционирование окажется под угрозой. Снабжать миротворцев через Молдавию и вовсе нельзя: Кишинев делает все возможное для ухода России из региона.

Замминистра иностранных дел Приднестровья Игорь Шорников рассказал корреспонденту «МК», что пока эта информация остается на уровне слухов. Молдавия, однако, постоянно предпринимает попытки изменить статус и положение российских миротворцев. Понятно, что в случае изменения формата миротворческой миссии у Кишинева появится окно возможностей для попыток восстановления «конституционного порядка» по грузино-осетинскому образцу.

Сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от Приднестровья Олег Беляков рассказал корреспонденту «МК», что количество приграничных инцидентов растет: за 2012 год в зоне безопасности зафиксировано 48 инцидентов. В 2013 году их стало уже 53. «В этом году молдавские власти возбудили уголовные дела в отношении главы администрации города Дубоссары, в отношении главы администрации города Бендеры, в отношении министра внутренних дел Приднестровья, — говорит Беляков. — По молдавским законам их необходимо доставить в Молдавию. Вот представьте, если это произойдет? Автоматически ситуация взорвется!»

Постоянно возникают конфликты в городе Бендеры. Молдавские силовики постоянно увозят задержанных из Бендер на территорию Молдавии. Приднестровские стражи порядка постоянно пытаются вернуть людей обратно на территорию Приднестровья. Самое ожесточенное противостояние произошло в апреле прошлого года. В окрестностях Бендер тогда сошлось около 80 представителей правоохранительных органов Приднестровья и порядка 400 представителей правоохранительных органов Молдавии. Кроме того, по словам Белякова, молдавская сторона постоянно устанавливает в зоне безопасности несанкционированные блокпосты. В прошлом году с мая по сентябрь было установлено 7 таких постов. Всего в зоне безопасности функционирует 44 поста.

Ров против миротворцев

Теперь враждебно поглядывает на берег Днестра и Украина. Там самоопределившуюся республику воспринимают как российский форпост, огромную российскую военную базу. При этом в республике насчитывается всего около тысячи российских военнослужащих — 500 миротворцев, 500 военнослужащих, которые охраняют гигантские склады оружия в селе Колбасна. При этом Россия по договоренностям 1998 года не имеет ограничений на миротворческий контингент, однако количество российских миротворцев почему-то постоянно сокращается.

— Приднестровцы с болью воспринимают новости с востока Украины. Мы примеряем ситуацию на Донбассе на себя. По сути, и наша республика также появилась на свет — через кровь, через волю народа к самоопределению. В 1992 году нашу нарождающуюся государственность Кишинев тоже хотел раздавить силой, но обломал зубы, — говорит предприниматель из Тирасполя Александр. — Нынешние киевские власти воспринимают Приднестровье как угрозу, думают, что мы можем ударить по Украине с тыла. Это просто бред. У нас крошечная республика, нам невыгодно иметь во врагах Украину, у нас нет сил воевать с огромным соседом. Однако киевские политики сейчас — как обезьяна с гранатой: никто не знает, что они будут делать дальше. Я вот думаю, что сейчас важнее делать — то ли физике сына учить, то ли показывать ему, как автомат собирать...

Дело дошло до того, что украинцы на своем участке границы начали рыть ров, чтобы отгородиться от Приднестровья. По данным украинских СМИ, работы по инженерному усилению охраны границы ведутся для блокирования движения тяжелой техники и перемещения контрабандных грузов. Сообщается, что ширина рва составит 3,5 метра, а глубина — 2–3 метра. В среднем ров растет на 2,5 км в неделю. С приднестровской стороны границы никакого рва пока не видно. Зато КПП заметно укрепились. Раньше они были скорее формальностью. Теперь пропускные пункты выложены мешками с песком, огорожены бетонными блоками.

В Приднестровье особенно болезненно восприняли судьбу Крыма. «По сути, в Крыму пошли по нашему пути, — говорит тираспольчанин Александр Кузьмин. — У себя в республике в 2006 году мы точно так же провели референдум. Более 97% проголосовало за вхождение в состав России, однако Россия на инициативу Крыма отреагировала гораздо активнее. Нам говорят, что от России мы далеко, у нас нет границы. Мы считаем, что наше географическое положение, наоборот, уникально, очень выгодно для России».

фото: Игорь Кармазин
Приднестровский рубль.

Экономическое чудо в кризисе

Как ни странно, состояние экономического развития Приднестровья весьма достойно, уровень жизни выше, чем в Молдавии, и находится примерно на уровне регионов средней полосы России. Стартовые позиции республики были очень тяжелые — непризнанный статус, практически полное отсутствие сырьевых ресурсов, промышленный тип экономики, рассчитанный на большой рынок сбыта, который был потерян, экономическую блокаду со стороны Молдавии и Украины. В таких условиях нынешнюю приднестровскую экономику можно считать настоящим чудом. И немалая роль в этом чуде принадлежит России.

В последнее время, однако, накопился ряд проблем. Количество пенсионеров превысило количество трудоспособных. Число занятых неуклонно сокращается. Среднемесячная зарплата в Приднестровье составляет $300. «В последние месяцы и эти деньги получить непросто, — говорит жительница Тирасполя, учительница Людмила. — За июнь нам выплатили 85% зарплаты. За июль, сказали, выплатят и вовсе 80%. Я знаю, что такая ситуация у всех учителей, врачей, работников министерств».

Руководство республики говорит, что деньги обязательно вернут. Ориентировочно — в октябре, когда в бюджет пойдут поступления от земельного налога. Зарплату как бы не сократили, а придерживают до лучших времен. Но многие получить свои деньги не надеются. Еще одна вынужденная мера — сокращение рабочей недели. Бюджетники Приднестровья должны были взять в месяц четыре неоплачиваемых дня отгула. Экономические проблемы также связаны с событиями на Украине, в том числе с затуханием малого бизнеса.

Председатель Верховного совета Приднестровья Михаил Бурла рассказал слушателям Международной школы журналистов, а также лично корреспонденту «МК» о ситуации в экономике республики. По словам Бурлы, ВВП на одного жителя Приднестровья составляет 2 тысячи долларов. «Еще один важный показатель — сальдо внешней торговли. Каждый год с 1992 года мы имеем отрицательное сальдо внешней торговли. Понятно, что если постоянно торговать с минусом, то в итоге плюс никак не получится».

— Как компенсируются убытки?

— Во-первых, за счет труда наших гастарбайтеров. По официальным данным, за прошлый год в Приднестровье гастарбайтеры перевели около 200 миллионов долларов. Это очень много. Переводы гастарбайтеров составляют 20% ВВП.

Во-вторых, ежегодно мы получаем гуманитарную помощь от Российской Федерации. Только на доплату пенсионерам с 2008 года Россия переводит нам 30 миллионов долларов в год. На сегодняшний день это порядка 15 долларов каждому пенсионеру в месяц. Кроме того, можно заметить, что у нас при всех издержках устойчивый валютный курс. Он удерживается благодаря административным рычагам и тому, что Россия иногда помогает уставным капиталом нашему Национальному банку. Кроме того, Россия поставляет нам газ. До августа 2009 года мы за него частично рассчитывались. С сентября 2009 года мы за газ не рассчитываемся. Все это накапливается в виде нашего внешнего долга. На сегодняшний день мы должны Российской Федерации порядка 5 миллиардов долларов, то есть 5 годовых ВВП. Это колоссальный долг, но оплачивать его нас не торопят.

Самые крупные предприятия у нас являются собственностью Российской Федерации — металлургический и цементный заводы принадлежат группе «Металлоинвест», «Молдавская ТЭС» принадлежит группе «Интер РАО», завод «Прибор» — ФГУП «Салют», завод «Молдавкабель» — корпорация «Севкабель» и так далее. Собственники в кризисные периоды вкладывают значительные средства в функционирование предприятий. Далее. Определенную сумму мы накапливаем в Фонде государственного резерва. За счет этого наш малый бизнес и работники АПК получают выгодные кредиты. Россия реализует у нас и ряд социогуманитарных проектов на общую сумму 120 миллионов долларов. По этой программе строятся школы, детские сады, корпус Мединститута. Наша цель — создать благоприятные условия, чтобы российским инвесторам было выгодно вкладывать в Приднестровье.

— Как вы оцениваете подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом Молдавией и Украиной? Как на вас это влияет?

— Я смотрю на экономику других восточноевропейских стран и положительных примеров не вижу. Я хорошо знаю ситуацию в Латвии. Рижский вагоностроительный завод, который выпускал электрички и вагоны, закрыт, не соответствует европейским стандартам. РАФ, выпускавший известные микроавтобусы, закрыт, не соответствует европейским стандартам. Порт Вентспилса был крупнейшим нефтеэкспортирующим портом. Нефть была российская, из нефтепровода «Дружба». Россия была вынуждена прекратить свой экспорт, порт пришел в упадок. Давайте теперь возьмем экономику Румынии. Почти все местные предприятия закрыты или выкуплены западными компаниями и опять-таки закрыты. Пять миллионов румын работают за рубежом.

Я разговаривал с представителями Евросоюза, которые нас как бы хотят втянуть в орбиту ЕС. Я им говорю: вот у нас есть в Тирасполе электроаппаратный завод. Давайте вы вложите деньги в наш завод, научите нас делать современную продукцию, научите цивилизованному бизнесу. Никто вкладывать денег не хочет. Или, например, мы производим коньяк. Во-первых, они говорят, что это не коньяк, а бренди, но даже на бренди у нас будет ограниченная квота. Куда мы будем девать остальное? Молдавия, например, может произвести 150 тысяч тонн яблок, а квота составит 20 тысяч тонн.

А давайте посмотрим, как устраивается на Западе наша рабочая сила. В Европе, давайте говорить честно, наши люди становятся дворниками, сиделками, посудомойками. В России, пожалуйста, у нас от маленького Приднестровья два депутата Госдумы, много молодых людей работает и в Россотрудничестве, и в Таможенной академии.

■ ■ ■

Приднестровье вполне может служить примером силы народного духа. Республика не имеет выхода к морю, зажата между Молдавией и Украиной. В советское время территория Приднестровья была просто набором соседствующих районов, никакой общей автономии, а значит, местных элит, национального чиновничества не было. Государство фактически строили с нуля, и оно существует уже 22 года.

Отличительной чертой можно считать отсутствие национальных конфликтов. Большинство войн на постсоветском пространстве происходило на фоне роста национализма. Конфликт в Приднестровье уникален тем, что здесь молдавский национализм столкнулся с интернационализмом. Сейчас в Приднестровье мирно уживаются русские, молдаване, украинцы. В республике три государственных языка. Приднестровье при этом по-прежнему ощущает себя частью русского культурного пространства и с надеждой смотрит в сторону России.

Лица людей в Приднестровье сосредоточенные, твердые, сильно отличаются от разморенных солнцем жителей Молдавии. При этом общаются очень легко, бытового хамства нет. Секрет общей сосредоточенности прост — люди находятся в напряженном ожидании. Примерно такие чувства человек испытывает, когда сидит в очереди и ждет жизненно важный документ. Приднестровцы живут в этой очереди 20 лет.



Партнеры