Первые советские фермеры рассказали о том, как жили в Стране Советов

Back in USSR

21.08.2014 в 18:07, просмотров: 3798

Фермерское движение в России хоть и делает первые шаги, но у него уже есть своя история. За одной такой историей в начале 90-х годов прошлого столетия с любопытством (и тревогой!) наблюдал весь мир. Чем она могла завершиться? А мы с ней неожиданно столкнулись в Дмитровском районе, в селе Трехсвятское, где работает Александр Николаев.

Первые советские фермеры рассказали о том, как жили в Стране Советов
фото: Владимир Чуприн

Александра можно с полным основанием считать самым первым фермером даже не России, а всего СССР. Да-да, аграрные летописцы ошибаются, считая, что зеленый свет фермерству дал Борис Ельцин.

А дело было так. Поняв, что колхозы и совхозы не дают должной эффективности, партия и правительство на закате своей власти решили пойти на эксперимент: пригласить в СССР (конкретно в Московскую область, а еще конкретнее — в Дмитровский район) четырех настоящих фермеров из Голландии. И прикрепить их к четырем советским (дмитровским) фермерам. Чтобы те, проработав в одной упряжке с западниками, научились:

а) добиваться высоких результатов — урожаев и надоев;

б) эффективно хозяйствовать, чтобы воплотился лозунг КПСС «Экономика должна быть экономной».

Идея эксперимента заключалась в том, что дмитровчане обучаются по образу и подобию голландцев — известных мастеров сельского дела. Потом этими тайными знаниями они вооружают своих коллег из Подмосковья. Ну а уже затем передовой голландский опыт тиражируется на весь Советский Союз.

Александр Николаев и был одним из четырех фермеров, который должен был учиться настоящим образом, на голландцев глядя. Ему тогда было 34 года, он, конечно же, являлся членом КПСС и имел высшее образование. Под личиной рядового советского фермера скрывался главный инженер по обслуживанию сельхозтехники совхоза «Рогачевский» Дмитровского района.

Сам эксперимент, вспоминает Александр, включал три этапа. Первый — выращивание картофеля и овощей по голландской технологии.

Вкалывали они (и мы вместе с ними) до чертиков, с утра до ночи, вспоминает Александр. Его как инженера особенно поразила техника: трактора, комбайн, плуги, культиваторы. «Плуги у них двухсторонние, не надо разворачиваться и ехать по той же борозде обратно. Особые фрезы: гряды нарезались в один проход, мы на отечественных машинах — за семь проходов. Экономия времени была колоссальная...».

Сегодня Николаев, конечно, совсем не тот, что был в 1990 г. Малость пополнел и заматерел. Ведь после эксперимента чего только не пришлось пережить отечественным фермерам! Но все 4 дмитровчанина — два в растениеводстве, два в животноводстве — устояли в рынке, выжили!

— Первую весну мы работали на «общий котел», обрабатывали все 40 га моего поля, хотя оно тогда было не мое, а совхозное. Сажали голландцы, а я во всем помогал, присматривался, работал на их машинах, — продолжает Александр. — Вторую посевную работали рядом, но по отдельности: они на своих 20 га, а я на своих 20 га, но уже самостоятельно и по-голландски. На третий год я уже закрепил знания, посадив все 40 га картофеля по голландской технологии и собрав 450–500 центнеров с гектара!

По словам Александра, голландцы были ребята что надо. На второй год к ним перебрались жены с детьми, для них на центральной усадьбе «Рогачевского» были специально построены четыре домика.

Однако в полном объеме эксперимент провести не удалось. Как мы уже говорили, он предусматривал три этапа. Второй — строительство современных овощехранилищ по голландским проектам, а третий — жилья для фермеров. Но так как СССР прекратил свое существование, голландцы уехали.

По межправительственному соглашению они оставили в Дмитрове свою сельхозтехнику, плуги, лемеха, все-все. Государство, уже российское, выкупило машины. А по открытому кредиту их должны были выкупать у государства дмитровские фермеры.

— Единственная радость от того времени, — завершает рассказ Николаев, — что рубль с начала реформ обрушился, подешевел в 1000 раз, и мы без особого напряга погасили кредит. Техника осталась у нас, я до сих пор поражаюсь надежности: за столько лет она меня ни разу не подвела, меняю только масло, ну и заправляюсь. Во всем остальном 90-е годы — полная вакханалия. В Подмосковье, в том числе в нашем Дмитровском районе, появилась армия «фермеров», которая растащила землю и ее не обрабатывает. Колхозы и совхозы рухнули, страна до сих пор закупает импортное продовольствие.

— С большим трудом, с помощью района, мне удалось оформить в собственность 40 га, на которых работали с иностранцами, — поясняет Александр. — Но что такое 40 га для голландской техники?! А остальная совхозная земля была «схвачена» не пойми кем. Район нашел одного из «собственников» и дал мне еще 100 гектаров, но в аренду…

* * *

Сегодня состояние российского села в свете последних событий вызывает большой интерес в обществе. Проблем в аграрном секторе, к сожалению, немало. Но с легкой руки голландцев «процесс пошел», во всяком случае, сегодня 50% выращенного в регионе картофеля и 44% овощей — из Дмитрова. «Когда все попробуешь своими руками, — говорит глава района Валерий Гаврилов, который дважды по 10 дней выезжал работать у немецких фермеров, — психология меняется. Я раньше думал, что капиталисты все делают за счет наемной рабочей силы. Ничего подобного, вкалывают до седьмого пота. Нам есть чему у них поучиться!».

Понятно, что свет клином на передовом голландском опыте не сошелся. Да и мало вырастить еду — а современная база хранения, а переработка продукции для поставок в торговые сети? Когда в пресловутой цепочке «поле — прилавок» отсутствует посредник или перекупщик — это изрядно снижает розничные цены.

В Дмитровском районе работает, например, одно из мощнейших сельхозпредприятий России, созданное здесь больше 10 лет назад на основе российского, голландского и немецкого капитала. Оно, по сути дела, и является «сельским хребтом» Подмосковья.

— Выращиваем картофель голландской и немецкой селекции, — рассказывает начальник цеха растениеводства Александр Фирсов. — В ближайшей перспективе вся наша продукция — это наш «ответ Чемберлену» — будет перерабатываться: чистка, нарезка маленькими дольками, вакуумирование. Чтобы в овощном наборе было уже все готово для приготовления борща или супа.

— Очень многое может сдвинуть федеральный закон об упрощенном изъятии необрабатываемой сельхозземли, — говорит Александр. — Если наладить производство, хранение, переработку, логистику, договоры с торговлей, сельхозпроизводство выгодно! Конечно, если корова не дает козьих удоев, а картофель не собирать по 100–120 центнеров с гектара.

 



Партнеры