Хроника событий Пьяный снегоуборщик, угробивший самолет «Фалькон» во Внуково, отделался легким испугом Арктический танкер-газовоз назвали в честь Кристофа де Маржери Дело о катастрофе в аэропорту «Внуково» может закончиться амнистией Крушение "Фалькона": представители «Внуково» попросили пощадить обвиняемых Дело диспетчеров по «Фалькону» вернули из суда в прокуратуру

«Сплошной Камеди Клаб». Арест водителя снегоуборочной машины стал бенефисом адвоката

Сын Владимира Мартыненко собрал миллион рублей для залога за отца

23.10.2014 в 17:24, просмотров: 30501

Расследование катастрофы самолета «Фалькон-50» во «Внуково», где погибли глава компании Total Кристоф де Маржери и экипаж из трех человек, все больше напоминает следствие по другому громкому ЧП — катастрофе в метро. Следствие молниеносно находит главного подозреваемого, маринует его как томат в банке двое суток, потом тащит в суд и отправляет на нары на два месяца. По такой схеме был заключен под арест в СИЗО до 21 декабря 60-летний Владимир Мартыненко, водитель снегоуборочной машины, которую перед падением задел «Фалькон». Репортер «МК», побывав в суде, понял: у шофера не было ни единого шанса остаться на свободе.

«Сплошной Камеди Клаб». Арест водителя снегоуборочной машины стал бенефисом адвоката
фото: РИА Новости

Мартыненко привезли в суд спустя двое суток после катастрофы — как и служащего метро Юрия Гордова, не проконтролировавшего состояние стрелки перед крушением поезда на перегоне «Парк Победы»—«Славянский бульвар». Эти двое даже похожи: простые работяги, немногословные, обоим хорошо за 40… Они, наверное, трудились бы на своих постах до пенсии, не хватая с неба звезд, но и не участвуя в конфликтах. Если бы не трагическая случайность, сломавшая им жизни.

Водитель снегоуборочной машины был одет в ту самую форму, в которой он заступал на смену вечером 20 октября. «Даже домой не отпустили, — прошелестело по рядам. — Ему бы помыться, с мыслями собраться…»

Собраться с мыслями Владимиру Петровичу и правда было нелегко. Он выглядел растерянным, говорил несвязно и даже прежде чем ответить на простой вопрос, бросал полный отчаяния взгляд на своего адвоката.

— У моего подзащитного подозрение на микроинсульт или инфаркт, — промолвил юрист. — Он не спал двое суток, следственные действия завершились только в четыре часа утра. Мартыненко просит позволить ему находиться дома. Все возможные персоны по этому делу уже задержаны, и на свободе он никак не сможет повлиять на ход расследования.

Все эти доводы разбивались о ледяное спокойствие прокурора. «В связи с особой важностью… повлиять на следствие… прошу заключить под арест до 21 декабря…»

— Да это смешно! — заявил адвокат. — Все, что говорит прокурор и что написано в документах, — один сплошной «Камеди Клаб»!

Впрочем, сравнение с юмористической передачей обвинителя не расстроило.

Конечно, зашел разговор и о пресловутом коньяке в термосе (или не в термосе — до таких тонкостей уже никто не опускался) Мартыненко. Здесь адвокат вновь был резок:

— Мы считаем, что справка о наличии алкоголя в крови — липовая. Ее никто не видел, она ничем не подкреплена. Результаты исследования станут известны только через 5–7 дней.

— Я готов внести залог за подозреваемого, — вступил в процесс сын Мартыненко. — Один миллион рублей.

«Откуда столько, — шепнули журналисты, — у простого работяги?..» Сразу вспомнилось, что экс-главу «Уралкалия» Владислава Баумгертнера освободили под залог в 15 миллионов рублей. Но там — имущественный вред на «смешную» сумму (100 млн долларов), здесь — гибель целого самолета. Да еще и с другом России на борту.

— Суд постановил: основание для избрания Мартыненко иной, не связанной с лишением свободы меры пресечения не представляется возможным, — зачитала решение судья Наталья Дударь. К делу приобщена медицинская справка, согласной которой водитель достаточно здоров — по крайней мере, для СИЗО.

Некая показушная «кровожадность» суда на самом деле объясняется просто. Любой арест подозреваемого практически не оставляет Фемиде в будущем, при вынесении приговора, возможности для маневра. Ведь если после, например, года отсидки в СИЗО обвиняемый будет оправдан, он имеет полное моральное право потребовать огромной компенсации за незаконное пребывание в следственном изоляторе. И скорее всего такую компенсацию он получит. Значит, судья окажется перед нелегким выбором: либо оправдать «клиента», обеспечив казне непредвиденные расходы, либо отправить его за решетку — хотя бы на минимальный срок. Как вы думаете, какой путь выберет законник?

Крушение самолета во "Внуково". Хроника событий


Партнеры