«Миссис Москва» провалилась в долговую яму

И теперь ее лишают не только дома, но и семьи

4 декабря 2014 в 19:09, просмотров: 7136

Эта история уже неделю не сходит со страниц газет и телеканалов. 36-летняя многодетная мать Надежда Юшкина, признанная самой красивой женщиной Москвы в 2010 году, просрочив платежи по долларовому кредиту, оказалась на улице вместе с детьми и мужем.

«Миссис Москва» провалилась в долговую яму
Триумф Надежды. Фото из личного архива.

Ее квартиру на Кутузовском проспекте, которая была заложена под заем, забрал банк.

Но, как выяснил «МК», у первой красавицы пытаются не только отнять элитную недвижимость, но и лишить ее родительских прав на 14-летних близнецов Даниила и Никиту и 4-летнюю Василису.

Семья Юшкиных. Фото из личного архива.

Именно маленькая Василиса вместе с мамой и папой оказалась заложницей в той самой 170-метровой квартире, когда туда нагрянули неизвестные, силой попытавшиеся выгнать забаррикадировавшееся семейство.

«МК» выяснил подробности скандала.

Из записей в социальной сети:

«Сижу в осаде в собственной квартире с дочкой без света и воды. Дверь штурмуют какие-то головорезы. Угрожают. Полиция бездействует. Никогда не думала, что попаду в такую ситуацию:(».

«Ждем штурма» — Надежда Юшкина загрузила новое видео. На нем маленькая девочка в одежде спит при свечах. Время — половина первого ночи, 21 ноября.

«По-прежнему в изоляции без света. Никого не подпускают. Прессу гоняют даже от окна — боятся огласки. Ребенок в шоке. Прошу помощи...»

С Надеждой Юшкиной мы встретились в центре Москвы, по дороге к Общественной палате. Молодая женщина просит сейчас помощи у всех, у кого это только возможно. Честно говоря, откликов от официальных структур не так уж и много.

Обеспеченная семья высшего «среднего класса», «попавшая» на большой кредит и лишившаяся вместе с детьми права на 170-метровую квартиру на Кутузовском проспекте, — не самая грустная история сезона-2014.

Но если представить, что в скором времени такое может ждать многих москвичей...

Быстрая девальвация рубля и рост доллара не оставляют шансов тем, кто кредитовался у банков в валюте. И не надейтесь, что вас пожалеют, — банки не благотворительные организации. Не хочешь или не можешь платить вовремя — выметайся на улицу. Пусть даже и вместе с детьми. Все законно.

А дальше социальные службы могут влегкую отнять у родителей-бомжей и их несовершеннолетних детишек под предлогом того, что те не могут их содержать.

— Я еду к своему мужу на Кутузовский, везу ему заряженный аккумулятор для телефона. Он все еще держит оборону нашего дома. Света в квартире нет, еды тоже. Когда мы еще оставались там вместе с маленькой дочкой, друзья поднимали нам продукты на четвертый этаж по веревочке, даже детское питание, так как Василиса больше не могла есть бутерброды с колбасой. А теперь я не знаю, как попаду во двор, территория под охраной, и меня туда не хотят пускать. Охранники подружились с теми людьми, которые захватили наше жилье. Но буду пытаться что-нибудь делать, — говорит Надежда.

Началась же эта эпопея в том же приснопамятном 2010 году, когда фотомодель Надежда Юшкина была названа первой замужней красавицей Москвы, родила третью дочь. Казалось бы, ничто не предвещало беды...

Тот самый элитный дом.

— Надежда, четыре года назад вы попросили у банка взаймы 700 тысяч долларов, правильно?

— Да, мы взяли этот кредит под залог квартиры. Деньги понадобились мужу для бизнеса. Квартира была моя, так как я выступала поручителем своего супруга. В этой квартире мы прожили семь лет. Но дети прописаны не в ней — это было главным условием кредитующей организации. Мы надеялись погасить долг досрочно, — продолжает Надежда Юшкина. — Но через год, так вышло, у Алексея начались финансовые проблемы, и мы не смогли платить по счетам. Объяснили банку ситуацию, предоставили все документы, и там вроде бы вошли в наше положение, пообещав реструктурировать долг. Мы никуда не бегали, ни от кого не прятались...

— То есть вы вообще ничего, что ли, не платили?

— Мы считали, что обо всем договорились, написали заявление, предложили в залог другое имущество.

— Сколько вам оставалось вернуть банку?

— 590 тысяч долларов.

— А во сколько банкиры оценили вашу недвижимость?

— В два миллиона долларов. Тогда это было около 62 миллионов рублей.

— Ничего себе!

— Только в прошлом году мы узнали, что банк подал на нас в суд. Что принято заочное решение против нас. Что у нас отнимают квартиру. Мы никаких уведомлений об этом не получали... Как нам потом сказали по секрету: вероятно, кому-то просто понравилась наша квартира, и у нас ее решили отобрать таким способом... Я вообще узнала о том, что происходит, уже от судебного пристава. Он мне позвонил и сообщил, что нашу квартиру выставляют на торги... Приставу стало меня жалко: многодетная мама, хорошая квартира, поэтому он и предупредил. Я сразу побежала отменять заочное решение суда. Но все это, как сейчас понимаю, было бесполезно. Мне отказали. Я подала апелляцию, пыталась объяснить банку, что мы готовы все продать и выплатить сразу же остатки долга со всеми пенями и процентами. Но нам в этом также было отказано.

— А как же прежние договоренности?

— Сотрудница, которая вела наше кредитное дело, уволилась. Всем остальным наши проблемы были безразличны. В начале лета к нам пришел другой работник банка, у него уже было свидетельство о праве собственности на нашу квартиру. Все, что они хотели, — чтобы за две недели мы с детьми и вещами убрались оттуда. При этом наша задолженность перед банком была в два с лишним раза меньше, чем стоимость самой заложенной квартиры, — я была готова сама продать ее, чтобы только рассчитаться... Но судебные приставы уже выставили квартиру на торги, и банк ее получил, потому что, кроме него, представьте себе, купить жилье на Кутузовском по заниженной стоимости (порядка 40 миллионов рублей) желающих не нашлось. Были созданы все условия, чтобы ее никто не купил, не работал сайт, на котором разместили объявление, к договору, как сейчас выясняется, были приложены «левые» документы... Первые торги признали несостоявшимися, и цена упала еще на 5 миллионов. И опять не нашлось покупателей. После этого она автоматом за 30 миллионов рублей стала собственностью банка. Меня о продаже моей квартиры даже не поставили в известность. Да, когда начался этот скандал, я читала в СМИ, что у меня пять квартир, куча машин и в этой мы вообще с детьми не жили. Мы не настолько богатые на самом деле... Квартира у меня, кроме этой, всего одна. Однушка в пятиэтажке, ее подарил мне папа.

— А почему вы ее не заложили?

— Кому она нужна! Она не стоит даже пятой части кредита. Когда банкиры инициировали иск о нашем выселении, я подала встречный — о признании торгов недействительными. И сразу же пошло письмо в Департамент соцзащиты, чтобы меня лишили родительских прав. На том основании, что, дескать, у меня нет денежных средств на содержание троих детей. Меня вызвали в опеку Можайского района, но меня там знают как вменяемую маму, более того, там есть все мои характеристики, так как я собиралась удочерить девочку из детского дома, прошла школу приемных родителей, поэтому сотрудники опеки были крайне удивлены. Меня пытались запугать детьми.

Фото из личного архива.

— И пока вы судились да рядились, к вам в дом ворвались неизвестные?

— Это случилось 20 ноября, в 14.30. Штурм начался «вовремя». Именно в этот день в Кунцевском суде должно было начаться слушание о признании торгов недействительными. На лестнице прогрохотало, вырубили свет, ломились в дверь: я даже не могла понять, кто это, так как глазок у нас электрический и он перестал работать. Ребенок рыдал. Старшие были в школе, я сразу позвонила им и попросила, чтобы ехали к бабушке... Я звонила всем, кому можно, умоляла о помощи — но полиции это вообще было по барабану, там 8 наших вызовов лежит. Все, что они нам предложили, — написать еще одну объяснительную.

— Скажите, а кто это все-таки был — приставы? коллекторы?

— Это были какие-то неизвестные люди, которые сказали, что банк сдал им мою квартиру и они в нее вселяются. Восемь здоровых мужчин... И еще специалист-взломщик, готовый вскрыть мою дверь. Но у него это просто не получилось. Так мы просидели всю ночь. Я писала в Интернет, приехали журналисты со всех каналов, примчались друзья, которые по веревочке передавали нам еду. Света не было. Телефоны разряжались. Нам с Василисой удалось сбежать только в восемь вечера следующего дня. Соседка с верхнего этажа спустилась и сказала, что на лестничной площадке пока никого нет. Оделись быстро, во что попало, Василиса вообще была босая у меня на руках, и убежали, Алексей потом выкинул нам зимние вещи из окна. Мы тут же поехали в УВД. Сообщили, что нам угрожают неизвестные люди.

— А муж пока остался?

— Да, он оттуда никуда не уйдет. Неизвестные все еще караулят нашу квартиру. Но они не имеют права просто взять и выкинуть нас на улицу. Должно быть проведено новое судебное заседание о моем выселении и детей. Мы должны иметь возможность защитить себя. Так нельзя! И пока мы не прошли все суды, банк не имеет права творить такое. Все, что я прошу, чтобы мое дело рассматривали по закону, выселять меня с детьми имеют право только судебные приставы, но такого постановления нет — и не будет, пока не пройдена последняя инстанция.

— Надежда, вы сейчас героиня всех телешоу. Кто-то искренне вам сочувствует. Но кто-то и радуется тому, что «богатые тоже плачут», мол, нечего жить в элитной недвижимости, не заплатив долги. Вы верите на то, что, предав это дело огласке, сможете спасти квартиру?

— Я понимаю, что против отряда банковских юристов я ничто. Но люди должны понимать, что подобное может случиться с любым из нас. Да, моя история всех интересует, потому что я человек известный, я могу защищаться. Но сколько таких, вдумайтесь, кому просто не на кого надеяться...

Мнения экспертов

Официальный представитель УФССП России по Москве Тимур КОРОБИЦЫН: «В настоящий момент в Управлении федеральной службы судебных приставов России по Москве возбужденных исполнительных производств о выселении семьи Юшкиных нет. Также нам не поступало никаких исполнительных листов о выселении».

Ранее в рамках принудительного исполнения имущество в виде квартиры было передано взыскателю-банку в счет погашения задолженности по кредитному договору. На сегодняшний день у этой семьи имеются прочие задолженности, но они несоизмеримы с основной суммой долга по кредиту.

Янис ЮКША, адвокат, профессор права, академик РАЕН:

— Основная ошибка Надежды — она не получила письменного согласия на реструктуризацию долга, отсрочек, каникул и т.д. Понадеялась на устную договоренность с сотрудником банка. В данный момент выселить семью из квартиры могут только судебные приставы. А у них пока нет постановления о возбуждения исполнительного производства. Потому что решение суда о выселении не вступило законную силу. Оно обжаловано. Просто у банка или кого-то из его сотрудников не выдержали нервы...

Отсюда и весь этот шум: попытка лишить Надежду Юшкину родительских прав, штурм квартиры. Все это незаконно.

Сегодня мне звонила моя доверительница, ее вызывал оперуполномоченный из районного подразделения полиции, он приглашал ее к себе, чтобы озвучить требования банка. С каких пор полиция этим занимается?

Шанс вернуть квартиру всегда есть, этот вопрос переговорный. Просто сам банк, несмотря на то что Надежда готова вернуть весь долг с процентами, почему-то не идет ей навстречу.



Партнеры