Жена кубинского разведчика, сидевшего в американской тюрьме, забеременела на расстоянии

Дипломатия искусственного осеменения как фактор американо-кубинской разрядки

24 декабря 2014 в 11:54, просмотров: 5194

Международный дипломатический словарь только что обогатился новым термином — «спермодипломатия». Это совсем не шутка. Это, если хотите, веяние времени. История рождения нового термина — история объединения здравого смысла и гуманизма, которые вместе могут творить чудеса… Было совсем не так просто доставить мензурку с замороженной спермой, принадлежащей отбывавшему два пожизненных срока заключения в Калифорнии кубинскому шпиону Херардо Эрнандесу в Панаму, где ее трепетно ожидала его супруга и тоже разведчица, мечтавшая о ребенке от любимого, которого она навсегда потеряла.

Жена кубинского разведчика, сидевшего в американской тюрьме, забеременела на расстоянии
фото: morguefile.com

Сюжет скорее из Голливуда, чем из жизни. Но жизнь на выдумки хитра почище голливудской голи.

Искусственное осеменение кубинской шпионки стало первостепенной задачей группы американских и кубинских официальных лиц, занимавшихся подготовкой исторического прорыва в отношениях между их странами. Главные тяготы легли на плечи сенатского чиновника Тима Райзера, которого сейчас называют «невоспетым героем».

Когда Эрнандес после 16 лет вернулся в Гавану в аэропорту его встречала жена Адриана Перес. Ее живот явно говорил о беременности, и это, конечно, не могло не заинтересовать репортеров: где Сан-Франциско, а где Панама и Куба? Слухи поползли по Гаване, где любят сплетничать.

Тим Райзер на Капитолии незаметен, но влиятелен. Он советник сенатора Патрика Лихи, демократа от штата Вермонт. Он участвует в составлении бюджета госдепартамента США. И вот именно он оказался отцом спермодипломатии.

Так получилось, что в мензурке с семенем Эрнандеса оказалась заключенной судьба американо-кубинской разрядки. И вот почему. Трое кубинских шпионов, включая Эрнандеса, должны были быть обменены на американца Алэна Гросса, сидевшего 5 лет в гаванской тюрьме по обвинению в шпионаже. В тюрьме здоровье Гросса пошатнулось. Он объявлял голодовки. Грозил самоубийством. А это означало бы конец сближению Кубы и США, ибо на обмене Гросса зиждилась вся дипломатическая пирамида.

Ответственный сотрудник Белого дома Рикардо Цунига, возглавлявший переговоры с американской стороны, говорит о роли Райзера: «Тим был одним из тех, кто взял на себя гуманную сторону проблемы. Он на регулярной основе говорил с Гроссом в самые тяжелые для того минуты. Он ни на миллиметр не отклонялся от своих усилий, подталкивая нашу администрацию на извлечении Алэна из тюрьмы».

Со своей стороны кубинские власти прессинговали Вашингтон, требуя его содействия в искусственном осеменении жены Эрнандеса Адрианы, которой было уже 44 года. Календарь показывал 2010 год. Федеральное бюро тюрем США не разрешает встреч с заключенными в целях зачатия детей. К тому же американские власти не желали пускать Адриану в Штаты, подозревая в ней кубинскую шпионку.

Оставалось искусственное осеменение…

В феврале уже 2013 года сенатор Лихи, один из главных вдохновителей американо-кубинского движения, прилетел в Гавану со своей супругой Марселлой и помощником Райзером. Втроем они встретились с Адрианой. «Это была эмоциональная встреча, — вспоминает сенатор. — Она хотела иметь бэби от любимого мужа, пока возраст еще позволял ей это».

По возвращению в Вашингтон Лихи стал действовать. Им двигали не только гуманитарные соображения. Он понимал, что они могут открыть и дипломатические шлюзы, чего не удавалось сделать предыдущим администрациям в течение нескольких десятилетий.

— Тим, нам следует пораскинуть мозгами, чтобы решить этот ребус, — сказал сенатор своему советнику.

Райзеру было не привыкать к сложным заданиям. В 1982 году он способствовал принятию закона о запрещении применения «земляных мин». А в 1998 году он стал автором так называемого «Закона Лихи», который запрещает Соединенным Штатам помогать в военном отношении армиям тех стран, которые нарушают права человека и остаются ненаказанными за это. Способности Райзера столь высоко ценятся госдепом США, что его сотрудники называют Райзера «господином госсекретарем».

Итак Райзер связался с Бюро тюрем. В ходе переговоров выяснилось, что имеется один прецедент искусственного осеменения. Под давлением неугомонного Райзера госдепартамент и министерство юстиции дали соответствующее разрешение. Затем возник вопрос «как»? Первая попытка искусственного осеменения оказалась не удачна. Вторая — восемь месяцев назад — удалась. Адриана Перес забеременела.

В ответ на гуманитарные усилия Райзера кубинские власти пошли ему навстречу в деле Гросса. В его камере стали гасить свет на ночь. Ему дали компьютер и принтер. Сам Райзер стал часто говорить с ним по телефону. «Если бы Алэн Гросс потерял надежду и наложил на себя руку, все предприятие с установлением допотношений с Кубой рухнуло бы», — говорит сенатор Лихи.

Когда весть об установлении американо-кубинских дипотношений была озвучена президент Обама позвонил сенатору Лихи и поблагодарил его за проделанную работу. На это сенатор ответил:

— Я никогда не смог бы добиться этого без Тима Райзера.

Да, иногда судьба важнейших свершений висит не на волоске, а на капельке.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.

  • Куба, которой больше не будет

    Обама и Кастро выступили с сенсационным заявлением: после десятилетий торговой блокады, информационной войны и просто взаимной неприязни США и Куба, наконец, идут навстречу друг другу. А значит, скоро на Остров Свободы хлынут развеселые американские туристы, деятельные американские бизнесмены и обижающие рубль американские доллары. И старая добрая Гавана обрастет зданиями из стекла и бетона, загудит новомодными иномарками — и навсегда потеряет свой какой-то трагический, но все же шарм.

    фотографий: 17 | просмотров: 155899 | опубликовано: 18.12.2014 автор: Скибина Евгения



Партнеры