Новая нотариальная реформа может усложнить жизнь родственникам покойного

Наследник без головы

09.08.2015 в 18:24, просмотров: 9210

В пух и прах разнес Кабмин проект наследственной реформы, который в мае внес в Госдуму председатель Комитета нижней палаты по конституционному законодательству Павел Крашенинников. Авторы-реформаторы обещают, что с новым законом наследовать завещанные машины с квартирами станет проще и в разы дешевле. Однако в Белом доме сочли иначе и идею депутатов забраковали. О том, чем на самом деле может обернуться грядущая реформа для наследников, «МК» рассказал президент Федеральной нотариальной палаты Константин КОРСИК.

Новая нотариальная реформа может усложнить жизнь родственникам покойного
Фото: предоставлено федеральной нотариальной палатой

— Константин Анатольевич, почему проект реформы не понравился правительству?

— В этом законопроекте есть очень серьезные противоречия. Его принятие может привести к весьма неблагоприятным последствиям и для граждан, и для государства. Конечно, там есть и полезные идеи. Например, совместное завещание супругов или наследственный договор. Но даже это пока нуждается в серьезной доработке.

— Что такое совместное завещание и наследственный договор и зачем нам это нужно? У нас ведь и так есть способы, как распорядиться при жизни своим имуществом. Ведь любой может сходить к нотариусу и написать завещание...

— Это заимствования из западных правовых систем. В нашем законодательстве такого никогда не было. Совместное завещание — это когда супруги совместно определяют порядок наследования своего имущества. А наследственный договор предполагает, что наследодатель заключает его с наследником на каких-то условиях, то есть вступление в наследство обусловлено исполнением договора. Это совершенно новые нормы, и у юристов сразу возникает масса вопросов.

— И новый законопроект, как водится, на них ответить не в силах?

— Положения законопроекта не позволяют четко определить, как это будет работать. Такие новеллы предполагают сначала тщательную концептуальную проработку.

— В отзыве Кабмина говорится об увеличении нагрузки на судей из-за этого закона. Якобы это произойдет из-за того, что нотариусы фактически будут отключены от наследственного процесса. Так ли это? Ведь и сейчас люди частенько обивают пороги судов, борясь за наследство, хотя у нотариуса роль весьма активная.

— Нотариат сегодня выполняет функцию превентивного правосудия, то есть он предупреждает судебные споры. И в вопросах наследования это выражено наиболее ярко. Сегодня нотариус проверяет состав наследства, круг наследников, все правовые основания для вступления в него и прочие обстоятельства. Он определяет в том числе и стоимость наследства, и обременение его долгами.

— То есть фактически сегодня вы делаете за наследника абсолютно всю работу и по сути его защищаете?

— Здесь есть и еще один из важнейших моментов: нотариус выделяет так называемую «обязательную долю». Это когда несовершеннолетние дети наследодателя, нетрудоспособные супруг, родители или другие иждивенцы независимо от того, что написано в завещании, наследуют не менее половины той доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Это своего рода правовая защита для социально незащищенных слоев населения, гарантированная государством.

— Ради чего же теперь в Госдуме решили от этой модели отказаться? В чем выгода для простых людей?

— Под предлогом экономии средств граждан нотариусу в этом законопроекте отводится формальная роль — выдача свидетельства о том, что гражданин такой-то является наследником. И не более того.

— А кто же будет определять, какое имущество умершей, например, бабушки делить? И, главное, как делить, чтоб никто не остался в обиде?

— Это придется делать самим наследникам. Даже если среди них есть несовершеннолетние, нетрудоспособные или инвалиды. Им придется самим устанавливать состав наследства и каким-то образом делить его.

— Слабо верится, что большинство людей станут обсуждать подобные вопросы в парке на лавочке или в кафе за чаем...

— Правильно, они начнут обращаться в суд. И за обязательной долей — тоже. Но судебные издержки в таком случае составят на порядки большие суммы, чем те, что люди платят сегодня за ведение наследственного дела. Смогут ли пойти на такие расходы и защитить свое право социально незащищенные граждане — вопрос риторический.

— В негативном отзыве правительства помимо прочего указано, что в крайне невыгодном положении может оказаться супруг, волей судьбы переживший свою вторую половину. Какие здесь могут быть проблемы?

— Дело в том, что переживший супруг является не просто наследником. Он еще и полноправный собственник совместно нажитого в браке имущества. В настоящее время в свидетельстве о праве на наследство, которое нотариус выдает пережившему супругу, указывается его доля в объектах имущества, приобретенных во время брака. В случае принятия законопроекта выдача такого свидетельства станет невозможной, и супруг будет вынужден защищать свое право собственности в судебном порядке. Иными словами — неработающая женщина с детьми на руках или пенсионерка может оказаться бессильной против наглого дальнего родственника, обладающего возможностью нанять хорошего адвоката. И эти примеры — только верхушка айсберга потенциальных проблем для общества.

— Зачем же тогда предлагается менять нынешний порядок наследования? Он плохо работает, устарел? Или законодателю просто нечего делать?

— Тот порядок наследования, который существует сейчас, не просто работает, и работает хорошо, но признан рядом зарубежных экспертов лучшим в плане защиты прав граждан, и, что особенно ценно, социально незащищенных. На мой взгляд, слом этой системы может привнести только хаос в гражданско-правовые отношения. Для реализации таких идей, как совместное завещание супругов или наследственный договор, нет нужды ломать весь порядок наследования. Проще внести точечные изменения в действующее законодательство.

— Не верю, что хоть одна система в мире может работать идеально. Наверняка же есть какие-то трудности, с которыми приходится сталкиваться наследникам сегодня?

— Как я уже говорил, сейчас система наследования работает эффективно и отлаженно. Конечно, есть и запросы на ее совершенствование, например, со стороны бизнеса. В частности, это управление имуществом после смерти наследодателя. Сейчас управление возможно только на период, отведенный законом для оформления наследства, то есть не более чем на шесть месяцев. Но когда в составе наследства фигурируют доли в компаниях, акции, предприятия, этих мер недостаточно.

— Сегодня существует две модели наследования: по закону и по завещанию. И у каждой есть свои объективные минусы. Наследников по закону порой приходится разыскивать, завещание можно подделать. Может быть, есть смысл создать некую третью модель, более простую, прозрачную и защищенную от вероятных махинаций?

— Я уверен, что нужно дорабатывать уже существующие модели. И исходить нужно из того, что еще не может сделать нотариус. В частности, оперативный обмен данными с органами ЗАГС, ФМС очень облегчил бы процедуру оформления наследства и стал бы мощным барьером на пути мошенников. Если это решить, внося поправки в действующее законодательство, тогда не понадобится третья модель.



Партнеры