Московскую электричку «взорвали» в припадке панической эпидемии

Россияне замучили силовиков сообщениями о бомбах

18 ноября 2015 в 22:06, просмотров: 9134

Вечером 18 ноября в службу 112 позвонили и сообщили о взрывном устройстве в электричке на севере Москвы. А буквально за час до этого полиция спешно вывела из здания посетителей краснодарского гипермаркета «Окей» — кто-то сообщил об угрозе взрыва. И таких случаев по стране в последнее время великое множество. Их причина - случившиеся на днях трагедии.

Московскую электричку «взорвали» в припадке панической эпидемии
фото: Геннадий Черкасов

Накануне, во вторник, по аналогичному сигналу эвакуировали посетителей столичного «Ашана», что в ТЦ «Мега», и аутлет-центра Fashion House возле Зеленограда. А за день до этого, в понедельник - пассажиров Ярославского и Курского вокзалов, а до них - посетителей гипермаркета «Лента» в Елино... Что это — заявленные учения МЧС по срочной эвакуации? Или гиперактивность террористов?

Собеседники «МК», психологи неотложной помощи и кризисных ситуаций, полагают, что это так называемая «паническая эпидемия».

На фоне повышенной бдительности готовности оперативных и кинологических служб бесконечные сообщения о «готовящихся терактах» выглядят какой-то адской игрой — каждый раз мобилизуются огромные силы, в панику впадает гигантское количество людей, «шухер» оказывается ложным — но вот тревога продолжает висеть в воздухе... Кандидат психологических наук Алина Колесова считает, что подливать масла в огонь и сеять страх в подобной напряженной обстановке могут три типа личностей: 1)психически-неустойчивые, 2)активные циники и 3)сознательные провокаторы.

- Тревожные вести, сообщения о жертвах и предостережения вызывают обострение у лиц с тревожно-мнительным складом, даже если их состояние формально находится «в границах» здоровья. Эти писхически-неустойчивые (особенно в межсезонье) личности могут пытаться «компенсировать» свое состояние, выплескивая свои внутренние страхи «вовне» - звонить и сообщать о несуществующей угрозе, сеять панику и пр. Многие из них, кстати, могут быть абсолютно уверены в том, что приносят пользу, а все остальные не проявляют должной бдительности. Например, увидела бабушка бесхозный пакет, забытый в магазине — и бегом звонить в полицию. С одной стороны, она права. Но с другой, представьте, сколько у нас бабушек и пакетов! И если каждая позвонит в органы, то однажды сработает синдром «Петя и волки»!

Второй тип личностей, активизирующийся в условиях общей угрозы, по мнению психолога — это циничные люди, стремящиеся в обстановке хаоса и страха утрясти какие-то свои делишки. А третий - сознательные провокаторы, пытающиеся «расшатать» ситуацию и посеять страх и панику — они могут быть посланниками террористов.

- Все мы помним школьников, которые в день контрольной звонили и сообщали о заложенной бомбе. Или сообщения о взрывных устройствах в аэропортах и вокзалах, когда нерадивые пассажиры опаздывали на свой самолет или поезд. Есть личности, испытывающие нездоровое любопытство и удовлетворение от того, что, стоит им снять трубку и сказать три слова: «В магазине бомба!», как задействуется огромное количество сил. Но такое состояние тоже уже пограничное, предшествующее настоящей мании — сеять страх и панику. Причем, в психиатрической практике не раз отмечалось, что когда начало панике и тревоге положено неким реальным событием, их накал начинают нарастать волнообразно — приступами — и развивается по типу эпидемии. Иными словами, страх и паника заразны. А вот люди, сеющие тревогу осознанно, как раз никаким эпидемиям не подвержены. У них холодный расчет.

- И что же то же делать?

- Четко оглашать, что меры принимаются не только к злоумышленникам, но и к лже-информаторам. Эти люди — шутники они, циники или провокаторы — должны понимать, что их действия также квалифицируются как терроризм. Например, в отношении недавно задержанного телефонного маньяка из Одинцово возбуждено уголовное дело по статье 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», а это срок до трех лет. Если человек еще в рамках нормальности, осознание ответственности охладит его пыл.

- Как избежать тяжелых последствий от истинных и ложных тревог — фобий, маний? - интересуюсь у сотрудников службы Неотложной психологической помощи 051 ГБУ Московской психологической помощи населению при Департаменте труда и социальной защиты.

- Фобии формируются на основе испытанного на себе или очень эмоционально пережитого события и привязаны к конкретному действию — например, аэрофобия (страх летать), клаустрофобия (страх замкнутых пространств) и пр. Выделяются несколько групп граждан, особенно подверженных фобиям. Это те, 1) кто уже попадал в определенную ситуацию, вызвавшую страх; 2) кто ликвидирует последствия катастрофы - пожарники, медики, военные; 3) наблюдатели - зрители, телезрители; 4) близкие пострадавших. Таким образом, фобии легче «липнут» к тем, кто больше в курсе деталей происшедшего. А те, для кого подробности остаются размытыми, либо вообще за кадром (например, человек осознанно не следит за тревожными новостями) меньше подвержены риску возникновения фобий. Одновременно изрядную роль в формирование навязчивого страха может играть фантазирование. Например, бабушка, которая в жизни не летала самолетом, но смотрит телевизор, может бояться авиаперелетов - и поскольку сама в них не нуждается, пугать ими своих внуков. Нередко тревожно-мнительные люди боятся того, что еще не случилось и вряд ли когда-то случится. Навязчивые страхи формирует негативный опыт. Например, дети до 5 лет почти вообще ничего не боятся, а уж тем более летать - у них еще нет печального опыта, который бы они запомнили.

- Что можно сделать прямо сейчас, чтобы снять напряжение? И главное - как реагировать на тех, кто "хочет об этом поговорить" - продолжает смаковать детали катастроф и терактов в соцсетях, личных разговорах и пр.? Не это ли сознательные провокаторы, «расшатывающие» ситуацию и нашу с вами психику?

- Как показывает практика, приступ какой-либо фобии, возникшей в обществе вследствие масштабной катастрофы (крушение, стихийное бедствие, пр) спадает примерно через месяц, - считает Нина Петроченко, сотрудник Неотложной психологической помощи. - Именно столько, по практике, длится напряженный период страха в массах, далее он идет на спад - если, конечно, его не подкреплять. Подкрепление страха в массах, помимо непосредственно повторения спровоцировавшей его беды, может происходить вследствие слухов, разговоров, а также различных специальных провокационных методик. К примеру, карикатуры на людское горе - типичная провокация. Если же человек хочет поговорить об авиакатастрофе или терактах - при том, что он не родственник пострадавших и не профессионально задействованный в теме специалист - возможно, ему как раз необходимо выплеснуть, выговорить свой страх. Но тогда ему следует обратиться к профессионалам, а не к окружающим, и уж тем более не в истерической форме и не в соцсетях. Вообще, люди, все темы сводящие к обсуждению терактов, должны вызывать у окружающих опасения - либо в связи с их психическим здоровьем, либо в связи с их истинным отношением к происходящему.





Партнеры