Врачи пытаются спасти пациента, обезобразившего себя одним выстрелом

Человеку без лица подарили надежду

19 ноября 2015 в 17:27, просмотров: 2545

Сложнейший каскад операций длиной в пять лет проходит в клинике челюстно-лицевой хирургии Первого МГМУ им. И.М.Сеченова. На протяжении этого времени хирурги стараются восстановить нижнюю и верхнюю челюсти, нос и губы 35-летнего Романа, жителя города Невинномысска Ставропольского края. Врачи заняты «конструированием» мужчине нового носа. Обо всех операциях и сложностях, с которыми пришлось столкнуться медикам, «МК» узнал у самого Романа и его лечащего врача профессора Юрия МЕДВЕДЕВА.

Врачи пытаются спасти пациента, обезобразившего себя одним выстрелом
Таким Роман был до ранения.

В тот роковой день Роман очнулся в местной больнице и даже не сразу понял, что произошло. Лишь спустя некоторое время память начала подсовывать сознанию картины событий, которые произошли ранее, когда Роман взял в руки дробовик, приставил его к низу подбородка и выстрелил. Дробь снесла ему нижнюю и верхнюю челюсти, нос, но мужчина остался жив.

— Бывает такой момент в жизни, когда человек банально устает. От всего, — на мой немой вопрос отвечает Роман. — Вот и у меня он наступил. До этого жизнь у меня была довольно насыщенной. Я работал химиком-технологом, осваивал эту профессию буквально без отрыва от производства. Не то чтобы я мечтал об этой профессии. Просто завод у нас градообразующий, да и от семьи уезжать не хотелось. Хотя всегда мечтал в морфлоте служить. Но не сложилось.

После выписки самым большим ударом для Романа стало то, что его бросили друзья, с которыми он общался более двадцати лет.

— А вот коллеги, наоборот, навещали, подбадривали.

Жить с тем, что осталось от лица, было нельзя, и вскоре после выписки мама Романа начала поиск челюстно-лицевых хирургов. Так она познакомилась с профессором Медведевым.

— Самым важным было восстановить именно нижнюю челюсть, потому что без этой естественной преграды Роман терял много слюны, что грозило обезвоживанием организма, — рассказывает Медведев. — Протез был изготовлен из никелида титана.

Врачи аккуратно вживили протез и при помощи специальных колец, изготовленных из того же материала, прикрепили его к уцелевшим костям. А затем уже «нарастили» на место протеза ткани: для этого были взяты и аккуратно пришиты лоскуты кожи с тела пациента. Подобной операцией хирурги восстановили верхнюю челюсть и твердое небо.

Следующим этапом стало создание нового носа. Вначале, так же как и при реконструкции челюстей, использовали ткани с тела (с предплечья Романа), но там возникли определенные сложности. Поэтому медикам пришлось предпринять еще одну попытку, только на этот раз тканевый лоскут был взят с лобно-теменной области головы. И процесс пошел: подобно появлению молодых побегов на дереве, на месте пересадки стали множиться клеточки, которые через некоторое время образовали тканевый нарост. Через три недели после операции лоскут сняли и поместили на место, оставив новообразовавшиеся ткани (их края были аккуратно сшиты, и открытой раны на лице пациента нет. — «МК»). Из них в скором будущем пластическими хирургами и будет «лепиться» орган обоняния Романа. К слову, шевелюра на пересаженном обратно на череп лоскуте продолжает расти: при временной пересадке хирурги затронули только те слои, которые значительно ниже волосяных луковиц. Волосы образовывались и в то время, пока лоскут находился в области носа. Но растительности на новом носу не будет — луковиц в новых тканях нет. К слову, и на подбородке волосяной покров не появится: ткани для пересадки были взяты с груди пациента, а там волос у Романа нет.

Пока что у мужчины воссоздана лишь внутренняя выстилка носа (правда, там теперь не слизистая поверхность, а кожа). А вот хряща нет. Впрочем, хирурги не теряют надежды на то, что со временем установят своему пациенту эндопротез для носа из пористого пропилена.





Партнеры