Хроника событий Глава МЧС: «Россияне очень лихо встретили Новый год» В московском метро запущен поезд в честь 25-летия МЧС За тех, кто спасает жизни МЧС и железнодорожники научились работать во время теракта ГИМС Приамурья заняла второе место на Дальнем Востоке

Спасатели без границ

МЧС России всегда готово не только помогать людям, но и делиться с коллегами своим опытом и технологиями

27 ноября 2015 в 21:33, просмотров: 2897

Чрезвычайные ситуации, в особенности связанные со стихийными бедствиями, происходят не зависимо от человека. Беды не знают границ, не различают цвета кожи. Они обрушиваются всей мощью на людей, забирая их жизни, ломая то, что создано их руками. Вернуть своих граждан к нормальной жизни у одного государства не всегда хватает собственных сил. МЧС России с момента своего создания всегда было готово прийти на помощь людям любых стран, оказавшихся в тяжелой ситуации. В последнее же время международная деятельность МЧС вышла на небывалый уровень. Так, в 2014 году только операций чрезвычайной направленности за рубежом нашими спасателями было проведено более 50.

О том, насколько важна эта часть работы российских спасателей, как организовывается оказание помощи другим странам и что делается для того, чтобы упреждать чрезвычайные ситуации «всем миром», «МК» беседовал со спасателем, долгие годы возглавлявшим в МЧС России Департамент международного сотрудничества, а ныне советником министра чрезвычайного ведомства Валерием ШУЙКОВЫМ.

Спасатели без границ
Гаити. 2010 год. Российские спасатели ликвидируют последствия землетрясения. Фото: пресс-служба МЧС

— Валерий Аверкиевич, приходилось вам когда-нибудь слышать упреки, дескать, зачем мы оказываем помощь другим, когда в стране хватает своих проблем?

— Часто это слышу. Но отвечаю так. Во-первых, мы делаем это исходя из гуманитарного принципа: где бы люди ни находились и какой бы они ни были национальности, если они нуждаются в помощи, она должна быть оказана. Во-вторых, долг платежом красен — нам ведь тоже в случае необходимости оказывают помощь. Вспомните 2010 год, когда у нас в стране была очень сложная ситуация, связанная с лесными пожарами. Многие страны прислали нам тогда своих пожарных, авиацию. Или тяжелые 90-е годы, когда нам тоже помогали чем могли. И в-третьих, Россия, которая, несомненно, сама по себе великая держава, еще и является членом Совета Безопасности ООН.

— Существуют ли какие-то условия, определяющие возможность оказания помощи другим государствам?

— По российскому законодательству оперативная помощь может оказываться при запросе правительства пострадавшего государства и по решению Правительства РФ, которое говорит: да, можно ее оказать. Но важно помнить, что помощь эта должна приходить в первые часы. Например, взять землетрясение. Через пять дней или через неделю туда лететь нет смысла, потому что обычно живых людей можно спасти в первые два-три дня. Некоторые страны, когда у них что-то случается, сами обращаются к мировому сообществу.

— А бывает, что МЧС предлагает помощь, не дожидаясь, когда об этом попросят?

— И такие случаи бывают. Например, произошло землетрясение в стране, где нет развитой инфраструктуры наблюдения за территорией, контроля, соответствующего мониторинга. Разрушены связь, коммуникации, и поэтому в первые часы после случившегося там могут не знать о масштабах произошедшего. Очень часто наш разговор с такими странами начинается с того, что здесь, в Москве, мы уже знаем о случившемся и предполагаем, судя по масштабам, что количество погибших может исчисляться тысячами. Например, когда в апреле этого года в Непале случилось страшное землетрясение, унесшее тысячи жизней, непальцы о масштабах бедствия узнали не сразу. Когда мы разговаривали с ними, стало понятно, что они видели только то, что сильное землетрясение произошло в Катманду. О случившемся в провинции, в горах, в других городах они не знали. В таких случаях мы пытаемся донести до той стороны имеющуюся у нас информацию.

— Я правильно понимаю, что у МЧС России порой информации о чрезвычайной ситуации больше, чем у подобных служб в стране, где она произошла? Откуда, скажем, МЧС сразу становится известно количество жертв, если землетрясение произошло на другом континенте?

— Во-первых, мы ежесуточно получаем результаты космического мониторинга, который дает представление о происходящем во всем мире. Во-вторых, имея определенную информацию, мы, я имею в виду Центр мониторинга и прогнозирования «Антистихия» и другие соответствующие подразделения, можем просчитывать последствия. Получив данные о том, что произошло землетрясение определенной силы, мы определяем, где его эпицентр. Если недалеко от жилых районов, значит, там должны быть разрушены дома. Эти и другие данные анализируются, и выдается прогноз — какой может быть процент безвозвратных и санитарных потерь. А зная, сколько в этом населенном пункте проживает людей, можно высчитать, сколько приблизительно погибших и раненых.

— Сколько времени нужно спасателям, чтобы самим собраться в дорогу и взять все необходимое?

— У нас есть команды, которые всегда, в круглосуточном режиме находятся на базе, и если что-то случается внутри страны, то речь идет об их трехчасовой готовности, если за рубежом — о шестичасовой. Во всех спасательных подразделениях подготовлена соответствующая техника, оборудование, которое заблаговременно размещается в специальных переносных ящиках. Это сильно экономит нам время. Когда наступает время «Ч», мы просто решаем, что именно нам нужно взять с собой.

— От чего это зависит?

— Например, от того, какие в стране, где нужно оказывать помощь, преобладают строения — железобетонные, каменные, саманные. Также выясняем, нужны ли служебные кинологические группы и можно ли их вообще брать с собой, потому что в некоторых странах собак просто не пускают на территорию.

— Здесь все понятно. Но есть еще и формальности, которые необходимо соблюсти, чтобы вылететь за границу.

— Конечно, необходимо обеспечить пролет наших самолетов к месту оказания помощи.

— Много на это уходит времени?

— Мы сразу же связываемся с дипмиссиями стран, через которые необходимо осуществить пролет, чтобы начать его согласование. И это, кстати, очень тяжелая работа. По нормам разных стран получение разрешения на пролет может занять от трех дней до недели. Но подключается наш МИД, посольства активно помогают. И обычно нам удается «пробить» разрешение в течение нескольких часов, самое большее — суток, в зависимости от того, сколько государств нужно пересечь. К сожалению, на это тратится драгоценное время. Но если дело касается государств Юго-Восточной Азии, то все проходит легче, потому что наши самолеты вылетают заранее и садятся на дозаправку где-нибудь в Красноярске — путь-то долгий. А мы, пока они летят, заправляются, утрясаем все формальности.

— Не бывает так, что затрачено огромное количество сил, времени, ресурсов и все это напрасно? Потому что уже поздно.

— Давайте вспомним страшное землетрясение в Китае в 2008 году, когда, только по официальным данным, погибло более 40 тысяч людей, целые города были разрушены до основания. Мы туда смогли направить спасателей только спустя три дня. Для Китая это вообще был первый случай, когда эта страна согласилась принять помощь спасателей других государств. И мы там нашли всего одну женщину, которую вытащили живой из-под завалов. Ну и что тут можно сказать? Хорошо это или плохо? Я считаю, что ради спасения даже одной жизни стоило это делать. А в провинции, где была спасена эта женщина, до сих пор воспринимают нашу помощь с глубокой благодарностью. Значит, стоило туда идти.

Валерий Шуйков, советник Главы МЧС

— Сколько наших спасателей мы можем спокойно «отдать» для выполнения международной операции?

— Количество их может быть от 50 до 200 человек. Можем и больше отправить, но всегда надо иметь в виду то, что страна у нас огромная и мы не должны оставлять неприкрытые спасателями наши города, села. Если здесь что случится, оказывать помощь согражданам — наша главная задача.

— Вы побывали во многих странах, которым МЧС России приходило на помощь, и видели спасателей всех континентов. Можете оценить их возможности, уровень профессионализма в сравнении с нашими, российскими?

— Наверное, у всех есть свои плюсы и минусы. Но если взять, например, такие страны, как Непал или Гаити, то как можно сравнивать их возможности с возможностями России? У них нет такого оборудования, нет соответствующей подготовки спасателей.

— И помочь, чтобы у них появились такая же техника, оборудование и знания, — тоже одна из задач международной деятельности МЧС России?

— Безусловно. Ведь все это работает на самое главное — эффективное предупреждение чрезвычайных ситуаций, в том числе трансграничных, и оперативное реагирование на них.

При этом основными составляющими такого сотрудничества являются обмен информацией и опытом, совместный мониторинг чрезвычайных ситуаций, а также проведение совместных учений.

— Именно поэтому МЧС России ведет активную работу по созданию глобальной сети центров управления в кризисных ситуациях?

— Да. Своевременная и эффективная помощь возможна только при условии полноценного обмена оперативной информацией и анализа в условиях реагирования на крупные чрезвычайные ситуации, которые требуют международных усилий. Нам важно уменьшить сроки и повысить качество принимаемых решений со стороны государств, оказывающих и принимающих помощь.

Это очень важно. НЦУКС МЧС России как раз выступает в качестве одного из опорных центров международной сети на пространстве СНГ, в Западной Европе, на Балканах. На азиатско-тихоокеанском направлении мы укрепляем наши контакты и связь с Координационным центром АСЕАН по гуманитарной помощи в Индонезии, активно взаимодействуем с оперативно-управляющими центрами Китая.

Отмечу, что в этом году был сделан очень важный шаг — в Женеве под эгидой Международной организации гражданской обороны (МОГО) состоялось открытие Международного координационно-информационного центра по вопросам защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Кстати, в церемонии приняли участие представители 59 государств — членов МОГО, в том числе Швейцария. Мы надеемся, что центр будет способствовать реализации многих перспективных направлений и станет хорошей платформой для разработки и распространения единых стандартов в области гражданской защиты, выработанных на основе наших подходов. Как отметил министр Владимир Пучков, можно сказать, что, таким образом, российские спасательные технологии пришли в сердце Европы.

— Аналогичному российско-сербскому гуманитарному центру в городе Ниш уже три года…

— И есть хорошие результаты. Наиболее показательно привлечение сил центра при разрушительном наводнении на Балканах в мае 2014 года. Тогда из подтопленных районов Сербии были эвакуированы более 2 тысяч человек. Авиация МЧС России доставила туда гуманитарную помощь общим весом около 180 тонн.

Кроме того, 2015-й — уже восьмой год в деятельности отряда гуманитарного разминирования на территории Сербии. За это время российскими и сербскими саперами было очищено около 5 миллионов квадратных метров территорий, обнаружено и уничтожено свыше 13 тысяч взрывоопасных предметов. Работа эта сезонная, и в следующем году планируем ее продолжить.

— Опыт россиян, видимо, будет тиражироваться и ляжет в основу подготовки спасателей многих стран?

— Наши опыт и знания, конечно, востребованы, но подготовка специалистов будет идти еще и с учетом специфики регионов. МЧС России действительно открыло, к примеру, совместный российско-кубинский учебный центр по подготовке пожарных и спасателей на Кубе. Замечу, что он будет готовить кадры для стран всего Карибского бассейна.

Помогли мы и Азербайджану создать учебный центр, который, как полагаем, будет использоваться не только Азербайджаном, но и другими государствами Каспийского и Прикаспийского регионов. В Камеруне, Иордании и Тунисе создали учебные центры. Эта работа идет параллельно со спасательными операциями, и это для нас совершенно новая тема, рассчитанная на долгое время.

— В сегодняшней политической ситуации как складываются взаимоотношения с европейскими странами? Как развивается международная деятельность министерства?

— Вы правильно заметили: развивается! Мне приятно отметить, что в сложившихся непростых условиях МЧС России сохранило достигнутый уровень сотрудничества с европейскими партнерами.

Сегодня мы реализуем совместные проекты по подготовке квалифицированных кадров для чрезвычайных служб стран — членов МОГО. К примеру, всего неделю назад коллеги из Иордании завершили образовательный курс в Академии государственной противопожарной службы МЧС России.

Кроме того, представители нашего министерства в качестве слушателей и преподавателей участвуют в международных учебных курсах, организуемых МОГО за рубежом.

Мы прорабатываем так называемые мини-проекты по линии МОГО: поставка в ряд стран — активных членов МОГО (в основном развивающиеся) модулей, имеющих различные функции и оснащенных соответствующим оборудованием. Сейчас разрабатывается 5 видов модулей: аварийно-спасательный, пожарно-спасательный, модуль для очистки воды и борьбы с наводнениями, универсальный медицинский модуль, а также модуль с плавучими элементами понтонного типа.

Уверен, что они помогут обеспечивать оперативное реагирование в самое кратчайшее время после возникновения чрезвычайной ситуации. Впоследствии возможно, с учетом развития и расширения указанных модулей, создать на их основе полноценные реагирующие структуры на территории стран — членов МОГО.

— Есть и еще один аспект международной деятельности МЧС РФ — оказание гуманитарной помощи, когда потребности в работе спасателей нет…

— Да, иногда в ряде чрезвычайных случаев отправка спасателей не нужна, а людям, оказавшимся в беде, необходимы продукты, вода, одежда, гигиенические принадлежности. Все это собирается государственными структурами, а также различными благотворительными организациями и фондами, а своевременную доставку обеспечивает МЧС России.

Мы продолжаем отправку гуманитарных грузов в Донецк и Луганск, начатую в августе прошлого года. Всего уже доставлено более 54,5 тысячи тонн груза.

До конца этого года спланирована еще автоколонна, которая привезет в том числе и новогодние подарки для детей и людей пожилого возраста.

— 27 декабря МЧС России отметит свой 25-летний юбилей. Что пожелаете коллегам?

— Своим коллегам пожелал бы, чтобы работа была любимой, чтобы хотелось на ней «гореть» — спасать, помогать, создавать и совершенствовать. Чтобы дом для каждого был надежным пристанищем после трудов. Здоровья всем, счастья, стабильности! А если общее пожелание всем читателям газеты, пусть оно не покажется банальным, говорю как международник — пусть будет мир во всем мире! Тогда наше общество сможет динамично и всесторонне развиваться и, уверен, мечты начнут у людей исполняться быстрее!

ЭТО ИНТЕРЕСНО

2015 год начался с участия группировки спасателей МЧС России в международной операции по поиску авиалайнера компании Air Asia, разбившегося над акваторией Яванского моря. Уже 1 января по обращению индонезийской стороны МЧС России направило в Индонезию самолеты Ил-76 и Бе-200ЧС с группировкой спасателей и необходимым оборудованием на борту (75 человек, 20 комплектов водолазного оборудования, необитаемый телеуправляемый подводный аппарат и пр.) Российская группировка явилась одной из самых эффективных иностранных спасательных команд, принимавших участие в международной поисково-спасательной операции.

МЧС: 25 лет во имя жизни. Хроника событий




Партнеры