Искать пропавших детей будут всем миром

В России создан Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям

1 декабря 2015 в 18:50, просмотров: 1852

Пропавшие дети — это огромная проблема для всех стран. Дети исчезают повсюду: в крупных городах и в глухих деревнях. Как считают специалисты в области поиска пропавших детей, в этом деле не бывает слишком много ресурсов — ни людских, ни административных, ни каких либо еще. Чем большее количество людей подключилось к поискам, тем лучше. Именно поэтому во многих цивилизованных странах давно существуют так называемые центры поиска. Как правило, они некоммерческие и объединяют все волонтерские и государственные организации. В России же до сегодняшнего дня был фактически только поисковый отряд «Лиза Алерт» и полиция. Но 1 декабря 2015 года главный детский обмудсмен Павел Астахов объявил о создании Национального мониторигового центра помощи пропавшим и пострадавшим детям.

Искать пропавших детей будут всем миром
фото: Александр Астафьев

Вообще-то Национальный центр, как для краткости его принято называть, существует уже около полугода. И прошел тестовую обкатку в Подмосковье.

- В тестовом режиме мы обработали около 60-ти анкет пропавших детей, - объяснил директор центра Александр Гришунин. - Сейчас технологии таковы, что оперативная информация о потерявшихся несовершеннолетних тут же появляется на сайте МВД. Мы автоматически эти анкеты цепляем, потом дорабатываем, если это необходимо, и размещаем у нас на сайте, в соцсетях и в СМИ. Физически в поисках пока еще мы не участвовали ни разу. Это все впереди. Так же как открытие горячей телефонной линии. А вообще охватить все регионы РФ — создав в каждом из них филиал Национального мониторингового центра — мы планируем к 2017 году.

То есть фактически Центр пока только-только начинает работу. И хотя директор и заявил, что «анкет у нас много», на сайте «Помогинайтиребенка.рф» висит всего-лишь одна. Основная задача — организовать общественно-государственное партнерство по поиску потерявшихся детей. Премьер Медведев своим указом распорядился всем государственным структурам — МВД, Следственному комитету, Минтруду Минздраву, Минобрнауки, Минюсту и пр. - наладить взаимодействие с Национальным центром. Предполагается, что существовать Центр будет на деньги благотворителей.

Ну, до 2017 года, когда все заработает, еще далеко. А дети-то пропадают каждый день.

Согласно официальной статистике, в 2014 году разыскивалось 9090 несовершеннолетних (из них 3348 — малолетних). В 2015 (первое полугодие) пропало уже 4967 детей (из 1800 малолетние).

- А в Европе и того больше, - констатирует Павел Астахов. - У них там ежегодно пропадает порядка 250 000 детей и подростков. То есть фактически, каждые две секунды по ребенку. Так что опыт поиска там огромный. Наш Национальный мониторинговый центр будет тесно сотрудничать с подобным европейским «Missing Children Europe». И даже, возможно, вольется в его структуру. Обращаю ваше внимание, что в Европе этот центр также является некоммерческим и негосударственным, и объединяет под своим крылом 37 НКО.

В России такого числа поисковых отрядов и прочих НКО, занимающихся поиском, скорее всего не наберется. Однако одну организация — самую известную и самую эффективную «Лиза Алерт» — войти в состав учредителей пригласили.

- Мы не вошли в учредители, наше название никак не фигурирует на сайте «Помогинайтиребенка.рф». Но это не значит, что мы остались в стороне, - объясняет председатель поискового отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев. - Я и еще несколько человек войдем в Национальный мониторинговый центр, как частные лица. Мы готовы делиться опытом, а он у нас огромен, ведь наш поисковый отряд существует вот уже 5 лет. Если специалистам Национального мониторингового центра удастся наладить работу со всеми — это будет грандиозно, и тогда уже мы будем заниматься исключительно поисковыми работами и привлекать волонтеров. Потому что в настоящий момент нам самим приходиться со всеми контактировать, а это занимает огромное количество драгоценного времени. Мы осуществляем поиск пропавших во всех регионах и я лично вижу, что в одном субъекте власти и коммерческие структуры настроены на взаимодействие с нами — и машины предоставляют, и информацию размещают, иногда и кормят волонтеров и вообще на любую посильную помощь готовы. А где-то вообще ничего не хотят знать. Например, когда год назад из больницы в подмосковном Дедовске пропал мальчик, мы начали масштабные поиски и обратились в том числе и к московскому метрополитену. Неделю (!!!) они вели с нами переписку и думали, можно ли расклеить в московской подземке информацию о пропавшем младенце. Драгоценное время ушло, да они и отказали в итоге. Надеемся, что с появлением Центра такие моменты уйдут.





Партнеры