Савченко хочет, чтобы с нее сняли обвинения из-за плохого зрения

Был ли боевой опыт в Ираке у летчицы?

2 декабря 2015 в 17:56, просмотров: 2486

Во время очередного заседания по делу Савченко в Донецком суде Ростовской области защитники летчицы вновь потребовали отвода для всех прокуроров, представляющих сторону обвинения.

Савченко хочет, чтобы с нее сняли обвинения из-за плохого зрения
фото: youtube.com

Причиной очередной схватки сторон стало видео, на основании которого эксперты делали вывод о типе применяемых снарядов в день обстрела поста ГАИ 17 июня прошлого года. В ходе этого обстрела погибли российские тележурналисты. Эксперт Драговаловский сообщил суду, что тип снарядов он определил в том числе и по характерному звуку полета. Савченко же заявила суду, что на видео вообще не слышно никаких звуков. Выяснилось, что летчица и эксперт видели разные видеоматериалы. Это очень возмутило Савченко. «Если это можно увидеть и услышать, я тоже хочу это услышать. Имею я на это право?» — крикнула она судье. Судья сообщила, что просмотр данного видео запланирован судом позже. «У меня ходатайство! Я требую удалить судью и прокуроров, отвод им!» - среагировала на отказ летчица. Судья предупредила Савченко, что кричать на суд недопустимо. «Я обычно так разговариваю на войне, это мой обычный тембр голоса» - парировала подсудимая. За Савченко вступились ее адвокаты: «Прокуроры манипулируют вещественными доказательствами, для того чтобы просто достигнуть заданного результата — осуждения Савченко за те деяния, которые она не совершала. Защита в этом процессе абортирована» — заявил защитники Николай Полозов.

Из-за этой перепалки, допрос эксперта сильно затянулся и занял почти весь день. После того, как суд отклонил очередное ходатайство об отводе прокуроров и страсти улеглись, Савченко принялась за эксперта, которого долго пыталась в чем-то уличить. Вот например выдержка из допроса, который учинила Савченко эксперту:

Савченко: Взаимодействие артиллерии с авиацией возможно? Как оно происходит?

Драговаловский: Да, раньше, 5-10 лет назад, авиация даже использовалась для корректировки огня. Сейчас мы используем беспилотные самолеты-разведчики для этих целей.

С. Вы когда-нибудь взаимодействовали так с авиацией?

Д. Да, приходилось. Мы использовали вертолет.

С. Какой вертолет?

Д. Ми-24.

С. Серия какая?

Д. Обычный боевой вертолет, не корректировщик.

С. Расскажите тогда, что в себя включает работа штурмана корректировщика, если это корректное выражение?

Д. Он докладывает отклонение группы разрывов от целей.

С. Как держат связь авиация и артиллерия?

Д. По радиостанции.

С. Вы рассказываете потрясающий опыт какой-то, я никогда о таком не слышала.

Что уж тут показалось Савченко недостоверным и потрясающим, но из этого она сделала вывод, что «Вы как специалист берете на себя то, в чем не разбираетесь, и гоните чистую пургу».

Между тем, в ходе дальнейшего опроса появились сомнения в том, что боевые заслуги летчицы Савченко сильно преувеличены. Вот как, например, расценить данный диалог:

Драговаловский: Я убежден, что летчик, который летал и выполнял боевые задания, может корректировать огонь. Это мое глубокое убеждение.

Савченко: А если у него не было боевых вылетов?.

Д. Ну, я надеюсь, учебное бомбометание выполнял этот летчик.

С. Нет. Нет. Нет.

Савченко, пытаясь доказать, что она не может являться корректировщиком огня, заявляет о том, что у нее не было боевых вылетов и учебных бомбометаний? А как же тогда героическое иракское прошлое? Или это просто абстрактная словесная игра с целью выяснить, кто может, а кто не может корректировать огонь? Кстати, пытаясь доказать, что она не могла быть причастной к корректированию артобстрела, летчица вдруг сообщила, что у нее — плохое зрение. Не напрямую, конечно. А опять же в ходе пикировки с экспертом. Во время вопросов защитника Савченко, нужен ли корректировщику бинокль, эксперт пояснил, что вообще-то нужен, но если у него стопроцентное зрение, то можно и обойтись. «А если не стопроцентное?» - поинтересовалась защита. «Если у него зрение не сто процентов, я думаю, он не стал бы корректировщиком» - ответил эксперт. «Уже можно снимать с меня обвинения» — обрадовалась Савченко.

Чувствуется, что адвокаты припасли для обвинения большие сюрпризы. Вскоре защита должна будет выложить перед судом свои доводы. Судя по наводящим вопросам, которые адвокаты задают экспертам, бить будут на то, что летчица Савченко плохо видит, 17 июня могла действовоать лишь одной рукой, поскольку вторая была ранена. Какой уже из нее корректировщик.



Партнеры