Хроника событий Глава МЧС: «Россияне очень лихо встретили Новый год» В московском метро запущен поезд в честь 25-летия МЧС За тех, кто спасает жизни МЧС и железнодорожники научились работать во время теракта ГИМС Приамурья заняла второе место на Дальнем Востоке

Русалочка МЧС

Водолаз Оксана Шевалье: «В спасатели приходят по зову сердца»

6 декабря 2015 в 15:50, просмотров: 2493

Традиционно принято считать, что профессия спасателя – исключительно мужская. Это не удивительно: тяготы этой опасной работы никак не вяжутся с хрупкими представительницами прекрасного пола. Однако, из каждого правила бывают исключения: в Строгино уже много лет работает удивительная женщина – Оксана Шевалье. К своему 41 году она успела попробовать себя в судоходном деле, акробатике, постигла азы каскадерского мастерства, пока наконец не нашла себя в столичном МЧС, где трудится спасателем-водолазом. Корреспондент «МК» встретился с Оксаной Шевалье накануне 25-летия МЧС России и побеседовал о ее необычной и полной крутых поворотов судьбе.

Русалочка МЧС
фото: Юлия Фербер

Зов рыцарской фамилии

- Моя фамилия досталась мне от прабабушки, - говорит моя собеседница, - она французская, рыцарская. Нашей семье пришлось сильно пострадать из-за нее во время репрессий – и у отца фамилия была уже другая. Вначале «Шевалье» я использовала, как псевдоним – а потом взяла в качестве фамилии. Во Франции, в Париже у меня есть дальние родственники – но я с ними почти не общаюсь.

- У вас очень необычная для слабого пола профессия – вы специально учились на спасателя?

- Нет – по первому образованию я учитель начальных классов, по второму – юрист. Кроме того, я профессиональная спортсменка – с детства занималась плаванием, стала мастером спорта по акробатике, училась в каскадерской школе. Моя работа в прошлом тоже никак не была связана со спасательным делом – с 1993 по 2008 год я работала в семейной судоходной компании вместе со своими дядей и тетей. Она занималась перевозками леса, угля и дерева из городов России – Новороссийска, Ростова-на-Дону, Азова, Таганрога – за рубеж, в Италию, Египет и Ливию. Я отвечала за три корабля-сухогруза – искала для них заказы, оформляла страховки, решала всевозможные юридические вопросы и постоянно была в контакте с партнерами нашей компании.

- И почему вы решили оставить судоходное дело?

- Одним из моих хобби были прыжки с парашютом. В августе 2008 года на парашюте-«крыле» я сдавала зачетный экзамен – хотела получить более высокую квалификацию. В момент посадки я решила повыпендриваться – показать инструкторам, что умею выполнять разные трюки. Вместо того, чтобы успокоить парашют, развернув его против ветра, я на всей скорости понеслась навстречу земле. В итоге, не рассчитав силы, я очень сильно ударилась об землю, буквально воткнувшись в нее головой. Итог-перелом шейных позвонков и год реабилитации.

- После этого вы оставили парашютный спорт?

- Как бы не так! Два месяца после травмы я носила жесткий корсет, потом еще почти год соблюдала спокойный, постельный режим, дав слово хирургу, который меня «ремонтировал», что на время реабилитации воздержусь от активных занятий спортом. В августе 2009 года, когда лечение закончилось, я снова пошла сдавать парашютный экзамен – и на этот раз у меня получилось, свои ошибки я исправила. Потом прыгала еще 16 раз – но сейчас, к сожалению, на парашют у меня нет времени.

фото: Юлия Фербер

«Сильная» работа для слабого пола

- Впервые насчет работы я обратилась в МЧС в апреле 2009 года, - говорит Оксана Шевалье, - хотела узнать, могут ли вообще женщины работать спасателями. Объяснила, что нахожусь на реабилитации. Мне сказали – восстановишься – приходи. В октябре того же года я стала работать ведущим специалистом отдела капитального строительства столичного МЧС. Одновременно с этим я выходила в усиления – вместе с коллегами дежурила на городских пляжах в напряженный летний период. Полноценным спасателем я стала в апреле 2012 года.

- Почему вы решили работать именно спасателем-водолазом?

- Я с детства люблю воду – наверное, дело в этом. Мне предложили работу либо пожарного, либо водолаза – и я выбрала последнюю. Конечно, поначалу мне – худенькой девушке-блондинке – было странно работать в мужском коллективе: ребята то и дело пытались мне помочь что-то поднести, подать, дверь передо мной открыть... Но несколько спасательных выездов – и ко мне все привыкли, перестали обращать внимание на то, что я – девушка. Мы с мужчинами-спасателями – команда, в которой все знают свои обязанности и выполняют их. Вообще, как мне кажется, в МЧС приходят по зову сердца – однажды ты понимаешь, что хочешь быть спасателем, и одно это понимание уже делает тебя счастливой.

- Как к вашему выбору отнеслись близкие?

- Из ближайших родственников у меня остался только дедушка – сейчас ему 91 год. Он ветеран войны, мной очень гордится. Тетя с дядей со временем смирились с моим выбором – а поначалу осуждали его, когда я только начинала работать в МЧС, оставив семейное дело.

- Не было ли проблем со спасательным оборудованием? Оно же, наверное, больше рассчитано на мужчин...

- Вообще, водолазные костюмы все более-менее стандартные как в плане роста, так и в плане комплектации. Рассчитаны они больше на мужчин – но их всегда можно доработать, подшить, подклеить, а то и сшить из одного «мужского» костюма два для себя (смеется). Если брать баллоны с кислородом – то они бывают разных объемов: 7, 12 и 15 литров. Я дышу спокойно, мне баллона в 7 литров хватает так же, как крупному мужчине – 12 или 15-литрового. Вообще, все спасатели за своим оборудованием сами следят – поэтому своими руками нам много всего приходится делать и чинить. Ведь во время спасения людей не может быть никаких сбоев и форс-мажоров. Больше того – за каждым спасателем поисково-спасательной станции (ПСС) «Строгино», где я работаю, закреплен определенный транспорт. У кого-то – вельбот, у кого-то – катер. Я отвечаю за снегоход (зимой на нем мы ходим по берегу) и гидроцикл – ухаживаю за ними, масло меняю, слежу, чтобы они работали нормально. А вообще каждый спасатель должен уметь водить все суда и транспортные средства, которые на ПСС есть – ведь никогда не знаешь, на чем на вызов ехать придется.

- Зима наступает через считанные дни – а вы погружаетесь под воду и в минусовые температуры. Работать там в мороз не холодно?

- Мой костюм защищает меня от холода – я могу спокойно плавать в нем зимой два часа, и не испытывать при этом каких-либо неудобств. Кстати, пресная вода всегда сравнительно теплая: ее температура будет в районе +4 градусов по Цельсию даже тогда, когда на поверхности водоема образовалась корка льда под 30 сантиметров толщиной.

- Вам необходимы для работы какие-то специальные знания?

- Конечно – я должна знать физиологические особенности человека, что происходит в тот момент, когда он погружается под воду. Это нужно для того, чтобы правильно вести себя под водой и оказывать помощь утопающим. Причем теории мало – нужна практика. Вот ты вытащил человека, определил по признакам, что с ним – утопление (их, к слову, есть несколько видов), обморожение, перегревание или переохлаждение – и должен сразу же приступить к оказанию первой помощи, пока не поздно.

- Можно ли сказать, что мужчины и женщины тонут по-разному?

- Я бы сказала иначе – одни люди тонут тихо, другие – громко. У первых происходит спазм голосовой щели, потом недостаток воздуха – гипоксия – а затем они уходят под воду. Утопление вторых (оно зачастую сопровождается алкогольным опьянением) сопровождается агрессией, рывками и попытками ухватиться за что угодно, включая воздух. По гендерному же признаку все тонут одинаково.

- Как выглядит ваш рабочий день?

- Мы заступаем на смену в 9 утра, проговариваем, у кого какие обязанности на ближайшие 24 часа. Когда поступает сигнал тревоги, у нас есть всего 2 минуты, чтобы добраться до места ЧП – 30 секунд на то, чтобы одеть оборудование, 30 секунд – на подготовку транспорта и минута на дорогу. Время на сборы такое маленькое не спроста: если произошло утопление, в среднем есть 6 минут на то, чтобы оживить человека, слить воду с легких и восстановить сознание. После этого времени клиническая смерть переходит в биологическую, и спасти человека уже нельзя. Поэтому реагировать на вызовы мы должны максимально быстро.

Выбитый зуб как цена спасения

- Свой первый случай спасения на воде я помню, как сейчас, - рассказывает Шевалье, - это был День десантника на одном из московских водоемов. Один здоровый десантник «включил браваду» и попытался доплыть до девушек, которые были на небольшом островке. В процессе он начал тонуть, нахлебался воды и всплыл спиной кверху. Все это произошло на моих глазах – я прыгнула в маленькую лодочку, быстро подплыла к нему и успела спасти.

- У вас были случаи массового спасения людей?

- Была одна история – правда, не в Москве, а в Египте, где я отдыхала вместе с друзьями. Мы поехали кататься на катере; он пришвартовался рядом с небольшим островом, куда его пассажирам предстояло доплыть. Дорогу туда все 5 или 6 человек преодолели успешно – а на обратном пути возникли проблемы. Катер нужно было переставить так, чтобы люди плыли к нему по течению – но рулевой этого не сделал. Людей начало сносить в море – и я вместе со своим другом стали их спасать и закидывать на катер.

- Встречались ли у вас в практике какие-либо курьезные случаи?

- Однажды я спасала гастарбайтера, который ремонтировал стоящий на Москва-реке пароход, но не удержался – и, упав в воду с четырех метров, стал тонуть. Само собой, он испугался, и у него началась паника. Я вместе со своими коллегами за считанные минуты долетела до утопающего на катере – он сразу же стал за меня хвататься, размахивать руками, и случайно выбил мне зуб. Такой вот своеобразный знак благодарности за спасение.

- Животных вам также приходилось спасать?

- Иногда спасатели-водолазы оказывают помощь столичным поисково-спасательным отрядам (мы входим в так называемый «спас резерв»), когда они очень загружены. Как-то раз мы три часа спасали огромную бродячую собаку, которую машина сбила на ТТК, в районе Москвы-Сити. Бродяжка умудрилась от удара отлететь и упасть в открытый коллектор, после чего ее засыпало строительным мусором. Она выла так, что было слышно далеко вокруг – а доставать животное было страшно: никто не знал, как собака поведет себя в стрессовой ситуации. Но в итоге все обошлось, дворнягу достали, и она никого не покусала. Вообще, я участвовала во многих спасательных операциях по вызволению «братьев наших меньших» - котят, щенков...Такие случаи в Москве – не редкость.

- В каких местах Москвы работать на воде сложнее всего?

- У каждого района – своя специфика. Скажем, центр столицы – там много мостов: Крымский, Устьинский, Андреевский...С них все время кто-то прыгает. От студентов с неразделенной любовью до групп из 10-15 десантников, «отрывающихся» на свой профессиональный праздник. С набережных часто падают: отдыхают люди в кафе или ресторане – выпили, вышли выяснять отношения. Один другого толкнул, сам оступился – не важно: итог один – человек в воде, а набережная высокая, и выбраться самостоятельно он не может. В итоге в ЦАО у меня было по 4-5 выездов за смену – на месте сидеть не успевала. Здесь, в Строгино, другая специфика – тысячи метров береговой линии и тысячи отдыхающих в теплое время года. Мы делим окрестности на маленькие участки – метров по 200 – и тщательно за ними следим, контролируем, чтобы на судоходных путях не было людей.

- Службу вы несете и днем, и ночью?

- Последний обход своих участков мы делаем в 9-10 часов вечера – и отмечаем, где находятся особенно веселые компании. Туда нам приходится ночью наведываться по несколько раз – на всякий случай. Если отдыхающие настойчиво лезут в воду – приходится просто вставать напротив и следить за ними. Конечно, случаи агрессии в наш адрес встречаются, но лучшее средство борьбы с ними – это спокойствие. Больше всего проблем доставляют нам пьяные люди; все остальные (включая знаменитых строгинских нудистов) в общении с нами вполне адекватны.

- Люди благодарят вас за спасение?

- Любое ЧП на воде – это всегда экстремальная ситуация для людей, все реагируют на нее по-разному. Кто-то сразу благодарит, кто-то потом заходит на ПСС сказать спасибо, а некоторые после спасения просто молча радуются тому, что живы.

- Как люди реагируют на то, что ваша профессия весьма необычна для прекрасного пола?

- Конечно, у моей профессии есть некий антураж геройства, но по сути она обычная, такая же, как все. Когда люди узнают, что я – спасатель, часто интересуются, почему работаю именно на воде. О своем выборе я говорю совершенно спокойно - ведь в МЧС я нашла себя, дело, которые меня полностью удовлетворяет. Сегодня работаю сменами по графику сутки/трое, а в свободное время занимаюсь саморазвитием, лазаю по горам и стараюсь хотя бы раз в год выходить в плавание яхтенным капитаном. Моя нынешняя жизнь меня полностью устраивает, и оставлять профессию спасателя я не планирую.

- Что бы вы посоветовали девушкам, которые мечтают быть спасателями?

- Если есть такое желание – нужно обязательно попробовать себя в спасательном деле, насколько сил хватит. Пойдет – значит, это твое, будешь этим заниматься, а все остальное уйдет на второй план. Только так каждый человек может понять, готов ли он посвятить свою жизнь спасению людей.

МЧС: 25 лет во имя жизни. Хроника событий


Партнеры