«Егор, дай денег!»: подруга Сосина рассказала о жизни сына миллиардера

«Людям его достатка говорить о частных бортах и яхтах очень просто — они с этим выросли»

28 декабря 2015 в 17:11, просмотров: 63287

Во вторник в Верховном суде Татарстана состоится судебное заседание, где команда столичных адвокатов попытается обжаловать арест 19-летнего сына миллиардера Егора Сосина - он подозревается в убийстве собственной матери.

«Егор, дай денег!»: подруга Сосина рассказала о жизни сына миллиардера
фото: vesti.ru

Мы разыскали человека, который находился рядом с Егором последние полгода. Девушка рассказала, чем жил Егор в Москве, как находил себе друзей и кто мог повлиять на молодого человека.

Сейчас Сосин проходит лечение в психиатрическом отделении больницы для осужденных в Казани. Сотрудники учреждения приняли решение перевести молодого человека в отдельную палату с круглосуточным видеонаблюдением из-за опасений, что он наложит на себя руки. Врачи диагностировали у юноши депрессивный синдром и устойчивую наркозависимость из-за длительного употребления психотропных веществ.

За последнее время было высказано много версий трагедии. Приоритетная — наркотики. Во всей этой истории удивляет одно — знакомые Егора Сосина называли парня мажором, хвастуном, да кем угодно, только не наркоманом. Откуда же взялись в жизни благополучного подростка наркотики? И как домашний мальчик превратился в преступника?

Девушка, которая согласилась на интервью, попросила лишь об одном — не упоминать ее имени. Удивляться не приходится. Все, кто так или иначе был связан с семьей миллиардера и согласился на общение с прессой, просили: интервью - анонимно.

— С Егором я познакомилась в апреле. Когда по телевизору смотрела кадры его задержания, то заметила: он был в тех же кроссовках, в каких всегда гулял со мной. Он всегда в них ходил. Егор в плане одежды был непритязательным, по-европейски сдержанным, скромным, — начала разговор Наталья (имя изменено. — И.Б.).

— Егор не носил дорогих часов, не кичился брендами?

— Егор ничем не отличался от обычных студентов. Носил самые простые джинсы, кроссовки, майки. Тогда как «золотую молодежь» можно распознать по кошельку-лопатнику в значках Гуччи или Луи Виттон или гигантской бляшке на ремне, которая выдает стоимость аксессуара. В строгом костюме Егора тоже не видела ни разу. Разве что айфон у него был последней модели.

— Машина, наверное, у него была неплохая?

— Своей машины у Егора долгое время не было. Хотя он, конечно, мечтал о ней. Летом занимался какими-то продажами через интернет-магазин. Заработал деньги и на вырученную сумму с продаж взял себе подержанный автомобиль.

— Где вы с ним познакомились?

— Познакомил нас общий друг, который меня младше. На этих мальчиков — моего приятеля и Егора — я смотрела как на детей, не воспринимала их всерьез. Я тогда забрала ребят на своей машине в районе Кутузовского, и мы поехали в «Бургер Кинг». Мне хотелось выпить кофе, но денег не хватало. Егор сразу предложил заплатить. Я тогда подумала: совсем ребенок, а ведет себя по-взрослому. Еще тогда мысль закралась — неудобно брать у такого юнца, пусть лучше на метро себе оставит. О семье Егора я еще ничего не знала.

— Карманных денег Егора, наверное, хватало не только на кофе?

- Наличных я у него не видела ни разу. Везде платил картой, которая была прикреплена к счету отца. папа должен был видеть отчеты. Наличные ему снимать запрещали. Это нормальная практика у богатых людей. Таким образом родители оберегают детей от неразумных трат.

Мы могли весь вечер сидеть в разных заведениях, где счета, по моим меркам, выходили приличные, но Егор никогда не позволял мне расплачиваться. Более того, он никогда не ограничивал меня, даже удивлялся, что я так мало заказываю.

— Чем Сосин занимался полгода в Москве, если учился в Лондоне?

— Со слов Егора, он приехал в Москву в академический отпуск, чтобы попробовать себя в бизнесе. Осенью собирался вернуться в Лондон, но, видимо, планы поменялись, и он решил остаться в России. В Москве он пытался завязать новые знакомства, встречался с непонятными людьми, разговаривал на темы, куда вложить деньги, искал идеи. Я часто видела с ним людей, которых он сам встречал второй раз в жизни.

Отец обвиняемого.

«С Егором общались дети очень влиятельных родителей, чьи имена даже называть страшно»

— Как себя вел Сосин в незнакомой компании?

- Где бы мы с ним ни находились, Егор практически не отлипал от айфона. В первый день нашего знакомства я поинтересовалась, чем он так увлечен в телефоне. Он показал переписку с девочкой. Сказал, что «хочет затащить ее в постель». Попросил у меня совета: «Ты — взрослая, подскажи, что девочки любят». Я мельком просмотрела переписку и сказала: «Писать про свой бизнес глупо, наври, что у твоего папы бизнес». Просто так ляпнула. На тот момент я не знала ничего про его отца.

Егору идея пришлась по душе: «О, точно, скажу про сеть магазинов. Я тогда засмеялась: «Зачем так врать? Она легко тебя проверит. Пробьет через Гугл, дурак». Он ничего не ответил. Потом мы покатались по Москве, я подвезла Егора до дома. Он попросил мой номер телефона.

Помню, меня удивило, что такой на вид скромный и бедный мальчик живет в весьма престижном районе и хорошем доме. Из любопытства я позже залезла в Гугл. Вдруг не врет насчет папы? Как выяснилось, не врал.

— И вы стали общаться дальше?

— Этим же вечером у нас с Егором завязалась переписка. Он продолжал советоваться, как охмурить понравившуюся девочку. Я посмотрела странички его дамы в Интернете и дала понять Егору, что с ней все сложится очень просто. В итоге девочка повелась на его истории про богатых родителей, и Егору стало скучно.

— Где он знакомился с девушками?

— С той девочкой он познакомился в ночном клубе «Сохо». Тогда Егор только вернулся из Лондона, близких друзей в Москве у него не было. Ни одного. Ему надо было обрастать связями, друзьями, подружками.

— Какие-то школьные друзья у него остались?

-  Я видела только одного мальчика, который был единственным его давним другом. Тот парень производил не очень приятное впечатление, казался слишком замкнутым. Думаю, друзей детства у Егора в Москве не осталось, потому что он слишком рано уехал учиться за границу.

В Москве с ним еще общались дети из очень обеспеченных и влиятельных семей, некоторые имена мне даже называть страшно. Но я не уверена, что они были его настоящими друзьями. Казалось, что этих людей объединяют лишь дорогие клубы, престижные машины, шмотки, родительские деньги. Теплоты общения там не было.

— Кстати, а те «друзья» что-то говорили после трагедии, обсуждали случившееся?

— Я ни с кем из тех его друзей не обсуждала трагедию. Да и, собственно, они моими друзьями не стали — разный социальный статус не позволил им общаться со мной на равных. А те, кто знал Егора и общался со мной, пребывали в шоке. Сосин явно не производил впечатление агрессора.

— Вы тоже не подходили Егору по социальному статусу.

— Ему как раз было все равно. Да, Егор, например, смеялся над моей машиной, которая, по его меркам, считалась слишком дешевой. Но в то же время он хвалил меня, что я сама заработала на автомобиль.

— В Лондоне у него остались друзья?

— Он говорил, что в Лондоне у него остались друзья. В основном иностранцы. Часто с ними созванивался.

— За полгода, проведенные в Москве, Егору удалось с кем-то сблизиться?

— За все это время я не увидела рядом с ним ни одного близкого человека или настоящего друга. Он общался с людьми «на один раз». С кем-то потусовался сегодня, с кем-то посидел завтра. Я ему задавала вопрос, зачем он себя растрачивает на этих людей, которые не принесут в его жизнь ничего, которые его используют? Убеждала, что нужно уметь фильтровать народ, мир полон обмана и людей, которые ищут легких денег и пытаются нажиться на таких наивных, как он. Егор ведь был совсем дитя и очень наивный.

— Что он отвечал на это?

— Он со мной соглашался, говорил, что с такими знакомствами надо завязывать. И вздыхал: «Я сам не знаю, зачем мне это все».

— Вы сказали, что он был наивным. В чем это проявлялось?

— Его было легко обмануть. Возможно, это свойственно ребятам его возраста. Дети обеспеченных родителей живут под колпаком, они не видят угроз реального мира, потому что никогда не сталкивались с трудностями. Я часто слышала, как ему предлагали вложить деньги в какие-то откровенно бредовые проекты, ему навязывали странные идеи, а он слушал это с широко открытыми глазами.

— Он верил людям?

— Не то слово. А кому ему еще было верить? Например, однажды его «партнеры», которые пытались втюхать ему какой-то бизнес, попросту обокрали его. Видимо, после какой-то вечеринки Егор остался ночевать у кого-то из них. Утром проснулся без часов.

— Вам удалось стать ему другом?

— Думаю, да. Мы виделись очень часто. Ходили в кино, кафешки, играли в квесты. Он никогда ко мне не приставал и чаще молчал. Перед подружками я немного хвасталась: «У меня появился идеальный спутник — везде водит, не лезет, платит и не требует общения».На тот момент меня это устраивало. Я поссорилась с парнем, и мне не хотелось заводить отношений с молодыми людьми.

— Вы Егора и не воспринимали как мужчину?

— Наше общение я воспринимала с юмором. Мне ничего от него не надо было — ни денег, ни чувств, абсолютно ничего. Но общаться с ним мне было приятно. Хотя Егор — достаточно замкнутый человек, но если начать первой диалог, он мог поддержать любую тему. Далеко не глупый парень.

Егор Сосин с матерью Анастасией. Фото: соцсети.

«Они говорили о личных самолетах и яхтах, как мы о погоде»

- Мне рассказывали совсем другие вещи. Знакомые Егора в Лондоне называли его мажором, говорили, что он постоянно хвастался состоянием отца.

- Нельзя сказать, что он хвастался. Людям его достатка говорить о частных бортах, яхтах или других прелестях жизни очень просто — они с этим выросли, это не «понты», как может показаться, это их мир. Среди «своих» поговорить о личном самолете — все равно как нам говорить о погоде.

Но, несмотря на все, что получил Егор от родителей, самооценка его была занижена. Возможно, поэтому он в каких-то случаях пытался поднять свой авторитет в глазах окружающих этими «понтами». Мы с ним тоже обсуждали красивую жизнь, но только потому, что я его спрашивала. Мне было любопытно знать, как живут богатые люди. Я работала ассистентом одного олигарха и часто делилась с Егором впечатлениями об этом человеке. Он слушал, вносил свои ремарки.

— Про свою семью Егор рассказывал?

- Мне Егор казался человеком, которого недолюбили. У родителей явно не хватало времени на сына. Егор рассказывал, что папа жил с новой семьей. Он много рассказывал о новой супруге отца. К ней относился нейтрально, какие-то ее поступки осуждал, какие-то хвалил, чаще просто констатировал факты без какой-либо эмоциональной окраски.

Про маму говорил очень мало, сдержанно, но больше в положительном ключе. Однажды мы с ним обсуждали соционику — кто к какому типу личности относится. Егор тогда отправил маме тест на эту тему. Она ответила: «Я — Штирлиц». Сам Егор в тесте получился маршалом Жуковым.

Егор жаловался, что мать его слишком опекает, чем вызывает его раздражение. Ему 19 лет, это абсолютно нормально. Мальчики в этом возрасте хотят свободы, и его заявления я воспринимала не более чем юношеский максимализм.

Мама воспринимала его как ребенка. Например, требовала от него постоянного порядка в комнате, как в детстве. Но ничего плохого Егор о матери не говорил. У меня сложился портрет этой женщины — она слишком любила сына, была немного нервической по отношению к Егору, но это происходило от излишней опеки над уже взрослым мальчиком.

— Про отца что говорил?

— С восторгом рассказывал про летнее путешествие в Америку с отцом. Тогда же Егор обмолвился, что если сам куда-то летал, то заказывал обычный билет через Интернет по самому дешевому тарифу. Так что лакшери лайф у него была только с папой. Он восхищался отцом. Говорил, что папа очень строгий.

— У Егора еще есть родная сестра?

— Видела его сестру, мы знакомы. Девочка милая и хорошая, но тоже молчаливая.

— Выходит, он вам практически всю свою жизнь рассказал?

- Да, мы много общались. Поначалу мне просто было жалко этого одинокого человека. Потом я к нему привязалась. Егор же нашел во мне поддержку, которой у него не было.

В отличие от его непонятного окружения я не пыталась от него что-то поиметь, наоборот, хотела помочь советом или выслушать. С каждым разом я его все больше жалела, и у меня нарастало чувство тревоги за него. В компании он общался со всеми, но разговоры были пустые. Он не делился личным. Возможно, поэтому у многих и сложилось мнение, что поговорить с ним не о чем. Все его разговоры с так называемыми приятелями чаще сводились к бизнесу. Чувствовалось, что ему нужно было открыть собственное дело, чтобы доказать отцу, что он тоже может чего-то добиться в жизни. Таким образом он думал обратить на себя внимание папы, которого ему так не хватало.

«Вокруг сына олигарха собирались непонятные люди. Все от него хотели денег»

— И все-таки давайте поговорим о наркотиках. Были они в жизни Егора?

— К наркотикам Егор относился негативно и очень остерегался компаний, где употребляли какие-то вещества. Я даже не переживала на эту тему, видела, что ему явно это было неинтересно. Поэтому для меня стало шоком, что Егор принимал наркотики. Его чаще можно было увидеть с кальяном, сигареты он не курил, к алкоголю относился нейтрально. За все время нашего общения он лишь один раз выпил коктейль на дне рождении друга.

— Егор часто ходил по ночным клубам? Может, там попробовал, понравилось и понеслось?

- Он любил ходить в один бар-ресторан. В клубы ходил не часто, но посидеть вечером где-то любил. Места выбирал, как правило, хорошие, дорогие. В кинотеатрах он старался брать вип-зал или самые лучшие места. За это осуждать нельзя, если есть возможность, почему бы этим не пользоваться?

Что касается веселящих шариков, на которые якобы подсел Егор. Я в курсе, что их продают в клубах, много раз видела людей с баллонами около ночных заведений, посетителей с шариками. До осени Егор этим не увлекался, сто процентов. Мне рассказывали, что Егор попробовал их совсем недавно, и какие-то ребята его на это подсадили. Ему понравилось. Егор хоть и казался человеком с характером, но душа у него была ранимая, а таких людей очень просто сбить с пути.

— Вы видели хоть раз Егора в агрессивном состоянии?

— Как-то раз он рассказал мне, что он спокойный, но если его разозлить, будет кошмар, лучше уйти. Я не воспринимала его слова всерьез. Говорил, что его бывшая девушка выводила из равновесия.

— У него была девушка?

- Я видела ее только на фото. Девочка милая, приятная. Опять же не знаю, насколько серьезными были их отношения, со слов Егора, длились они довольно долго. Расстались по той причине, что она просила у него слишком много денег.

Он ей давал прилично, но в какой-то момент, видимо, девушке захотелось больше. У отца Егор просить постеснялся. Да и, по его словам, папа ему внушал, что в таком юном возрасте серьезных отношений лучше не заводить, следует набраться опыта.

Девушку Егор хотел себе старше и обязательно умную, не меркантильную. Он очень переживал, что с ним общаются исключительно из-за денег. У уверенного в себе человека таких мыслей никогда не возникнет. Мачо из него тоже никакой, бабником не считался. Вокруг него и девушек особо никогда не было. Либо ему было неинтересно, либо в этом вопросе он был скромным.

— Когда вы с ним общались последний раз?

- Последний раз мы общались за неделю до убийства. Он пригласил меня в студию, хотел показать, как записывает музыку. Егор увлекался рэпом. Это было его увлечение. Он очень хотел записать песню, но у него не получалось. Обещал мне первой дать послушать, как что получится.

Осенью мы вообще общались мало. Помню, незадолго до трагедии я его увидела в кальянной. Вокруг него сидели непонятные люди. Вот тогда мне стало тревожно за него. Все разговоры новых знакомых Егора сводились к одному: «Егор, дай денег», «Егор, поехали тусоваться», «Егор, Егор, Егор...». Все от него что-то хотели. Он выглядел как загнанный зверь. Наличных денег у него не было. За кальян заплатила его подруга, а я — за паркинг.

— Он жаловался на одиночество?

- Он не жаловался, просто это было заметно. Он растрачивал себя на непонятных людей. Как-то раз мы с ним долго гуляли ночью, собирались расходиться по домам. Он спросил, не хочу ли я еще встретиться с его другом. Я сказала, что поздно, и предложила разъехаться по домам. Он вздохнул: «Я тоже хочу домой, но меня достали, я обещал встретиться».

Оказалось, что тот парень был вовсе ему не друг, а мальчик с какого-то мероприятия. Егор его видел несколько раз. И подобные встречи у него были слишком частыми в последнее время. Ему постоянно звонили, назначали свидания, что-то просили. Это его опустошало. Возможно, среди этих ребят и были хорошие люди. Но я никогда не слышала от Егора таких слов в их адрес, как «это мой близкий друг», «мы через многое прошли» — то, что обычно говорят в адрес друзей.

— Вы анализировали произошедшее с Сосиным?

— Я много думала о причинах его поступка. Читала статьи и не понимала. Потом проанализировала некоторые факты, и паззл стал собираться. Если в жизни Егора и появились наркотики, то это случилось поздней осенью, незадолго до трагедии. В то время мы с ним практически не виделись, только переписывались. Я не удивлюсь, что среди его окружения могли найтись и наркоманы, которые хотели в его лице видеть спонсора. Я не исключаю, что он мог связаться с дурной компанией и до этого дошло. Возможно, его мучили душевные переживания, и наркотики усугубили ситуацию.

— Вы оправдываете его?

— Я его не оправдываю и не осуждаю. Знаю, что он винит себя и ему всю жизнь нести этот крест. Он искренний и добрый парень. Он ведь даже котиков на улице жалел. Бездомных животных кормил, обогревал. Ему будет тяжело в тюрьме. Боюсь, он не справится с ситуацией. И я знаю, что этот грех Егор будет замаливать всю жизнь.



Партнеры