Обожженного в роддоме Матвея снова не усыновили: кто главный претендент

«МК» выяснил новые подробности драматических поисков родителей для обгоревшего младенца из Тулы

21 января 2016 в 21:42, просмотров: 37396

В четверг, 21 января, в Центральном районном суде Тулы проходило очередное — как ожидалось, итоговое — заседание по делу об усыновлении годовалого Матвея, получившего жуткие ожоги в роддоме. Но суд, проходивший в закрытом режиме, так и не смог решить, кто же станет мамой мальчика — Наталья Тупякова или кандидат по имени Светлана. В итоге вынесение вердикта перенесено на 27 января.

Обожженного в роддоме Матвея снова не усыновили: кто главный претендент
фото: instagram.com

«Кандидатки в мамы обожженного Матвея почти подружились»

Одна из кандидаток на усыновление, жительница Москвы Наталья Тупякова приехала в сопровождении адвоката и режиссера Ольги Синяевой, которая поддерживает ее с того момента, как она начала бороться за мальчика.

— Надеюсь, что суд вынесет решение в пользу ребенка, — отметила потенциальная мама. — По поводу дальнейших действий пока ничего сказать не могу.

Также женщину спросили, в курсе ли она того, что малыш провел новогодние каникулы в семье у второй кандидатки на усыновление — Светланы.

— Да, я об этом знаю. Надеюсь, ему там было хорошо. Я тоже подавала документы с тем, чтобы забрать на праздники малыша к себе, но мне его не отдали, — отметила Тупякова.

Женщина рассказала, что сама общалась со Светланой. По ее словам, встреча прошла в дружеской, теплой обстановке.

В общей сложности процесс длился почти 8 часов. На заседании присутствовали обе кандидатки на усыновление, органы опеки и попечительства, прокурор, а также родная мать Матвея — 19-летняя Екатерина, которая не лишена родительских прав и не ограничена в них. Женщина отказалась от мальчика еще весной 2015 года. Она сторонилась прессы, отказывалась комментировать происходящее и за пару часов до окончания процесса покинула здание суда. Но ненадолго. Через какое-то время Екатерина снова вернулась для участия в заседании.

В свою очередь, пока длился судебный процесс, уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов написал в Твиттере, что Наталья Тупякова подала ходатайство о переносе рассмотрения дела в Москву.

После окончания процесса Наталья Тупякова и ее адвокат Ольга Синяева пытались покинуть здание суда, бросив лишь одну фразу: «Судебное разбирательство перенесли на 27 января».

«У нее есть возможность нанять няню и гувернантку»

Стоит подробнее поговорить о женщинах, которые борются за право быть мамой Матвея. За одну из них, Наталью Тупякову, в соцсетях развернулась настоящая война. Наталья воспитывает троих детей: кровного сына и двух девочек, которых она взяла из детдома. У нее есть медицинское образование (она фельдшер-акушер), опыт усыновления. Впрочем, существует и ряд нюансов. Например, своей квартиры в Москве женщина не имеет — живет она в трехкомнатной съемной. Нет у нее и постоянной работы — что, впрочем, логично, учитывая ее статус многодетной матери. И в интервью «МК», и в других беседах с журналистами Наталья подчеркивала, что денег ей хватает: она сдает две квартиры в регионах, подрабатывает на дому машинной вышивкой. Помогают и благотворительные фонды. «Что касается ресурсов при принятии ребенка в семью, по-прежнему уверена, что материальный — важен, но решающими и главными являются совсем другие...» — написала она за неделю до «решающего» заседания суда в Фейсбуке.

Светлана же, напротив, обеспеченная женщина. У нее уже есть трое детей, младший из которых — ровесник Матвея. Свою фамилию Светлана не разглашает, интервью не дает. Даже на судебные заседания она проходит с черного входа, чтобы журналисты не смогли ее сфотографировать. Впрочем, ее позиция понятна: существует тайна усыновления. Но причина, по которой она сохраняет анонимность, видимо, не только в этом.

В соцсетях мы списались с несколькими знакомыми Светланы. Ото всех пришли примерно одинаковые по смыслу ответы: «Ваши вопросы мы ей передадим. Но до вступления решения суда в законную силу (неважно, в чью пользу оно будет) давать интервью Света вряд ли захочет. Она достаточно открытый в плане общения с прессой по рабочим моментам человек. И если бы считала нужным дать интервью по этой ситуации, давно бы уже это сделала».

Впрочем, и публичной персоной Светлану назвать нельзя. Работает она в одной из компаний, занимающихся поддержкой бизнеса в России. Там женщина курирует социальные проекты. Ранее же она трудилась на должности советника в правительстве одного из российских регионов (не Тульской области). Все коллеги женщины, с кем нам удалось побеседовать, отзываются о ней только с положительной стороны. Впрочем, с оговоркой: характеризовать они ее могут только как начальника или коллегу. «Знаете, люди такого уровня не распространяются о своей личной жизни. Да, Светлана — успешная женщина, состоятельная. Но и работает она очень много. Могу сказать, что она даже декретный отпуск не брала. Чуть ли не через несколько недель после рождения своего третьего ребенка вышла на работу. Как она успевает и строить карьеру, и воспитывать детей? Это вопрос не ко мне — к Светлане. Но, думаю, такие активные люди могут успевать все. Ну и возможность нанять няню, гувернантку у нее есть», — поделилась с «МК» одна из бывших коллег женщины.

Еще несколько штрихов к биографии неизвестного кандидата удалось найти в одной из групп в соцсетях, посвященных Матвею. «У Светланы есть близкие родственники, которые одобрили решение взять Мотю и помогают ей…»; «И кровные дети Светланы, и Матвей получают от нее материнскую заботу в полной мере. Она способна совместить и самодостаточность, и материнство. Побираться по фондам и открывать сбор на ребенка… ей не нужно».

— Я понимаю, почему Светлана не выходит на связь с журналистами, не хочет раскрывать свое инкогнито. Очень уж агрессивно ведут себя активисты из «другого лагеря» — сообщества, поддерживающего Наталью. Никто ничего о Светлане не знает, но на нее уже вылили и продолжают лить ушат помоев в соцсетях. Состоятельная? Значит, все нажила нечестным путем. Успешная в плане карьеры? Значит, на малыша у нее времени не будет… Договорились до того, что Светлана хочет взять ребенка, чтобы потом сдать его в детдом! Ну не могут почему-то люди даже допустить, что нашлась состоятельная женщина, имеющая возможность заботиться о ребенке и искренне желающая сделать его жизнь лучше… — это видение ситуации от человека совершенно постороннего, обычной приемной мамы, которая давно следит за баталиями вокруг усыновления ребенка. Назовем ее Ириной.

— Нет, я ни в коем случае не принижаю подвиг Натальи, взявшей в семью двух девочек со сложными диагнозами; не хочу сказать, что Наталья неискренна в своем желании усыновить Матвея. Но так называемая группа поддержки Натальи в соцсетях сильно испортила о ней мнение. Ну нельзя строить кампанию в поддержку одного из усыновителей на искажении фактов, на оскорблении других кандидатов! Лично для меня последней каплей стали размещенные на странице одного из активистов, поддерживающих Наталью, лозунги. Вот лишь некоторые из них: «Наталья Матвею давно уже мама, Света от Тулы — лишь очередная подстава»; «Света, растите своих детей. Зачем вам, богатой, сдался Матвей?»; «Света, не позорь Россию, просто встань, уйди красиво»… А теперь представьте, что вы искренний человек, который хочет взять мальчика и имеет на это силы и ресурсы. Вы будете выходить к народу, прочитав эти лозунги?..

Справедливости ради стоит отметить: обсуждение в соцсетях судьбы ребенка действительно вышло за грани разумного. Активисты чуть ли не под лупой рассматривают каждое новое фото мальчика и продолжают обвинять официальных лиц в сокрытии фактов. Например, на последних фото ребенка, опубликованных в Инстаграме Павла Астахова, ряд людей разглядели пятнышко на лбу Матвея. И понеслось в комментариях: «Это ему врезала дочка Светланы…» «Простите меня за мою бурную фантазию, но ранка у Матвея на лбу похожа на след от потушенной сигареты… Гоню от себя эти мысли».

В итоге в одной из групп даже опубликовали обращение: «Люди! Очнитесь и остановитесь! Мы все хотели, чтобы с нами делились информацией и новостями о Матвее. С нами поделились. Но вместо благодарностей людей начали забрасывать грязью и упрекать во лжи! И неужели вы думаете, что после такого с нами захотят говорить? Давайте не забывать, что в данной ситуации возможен только конструктивный диалог для достижения наилучшего результата, а наилучший результат — СЕМЬЯ для МАТВЕЯ!»

Ниже — комментарий от одного из пользователей Сети:

«Этот малыш НАШ! А не Светланы! И мы имеем право знать, что на лбу, что с трахеостомой…»

— Да, сейчас все поддерживающие Наталью кричат: отдайте ей ребенка, мы поможем его поднять… Они и правда помогают, собирают деньги на мальчика. Раздавался призыв даже квартиру Наталье купить. Но кто даст гарантию, что завтра не случится трагедия с другим ребенком, и эти люди не переключат свое внимание на другую историю? — предполагает Ирина. — Я не хочу никого обидеть, но, как мне кажется, для ряда так называемых активистов история Матвея — это сериал. Не хватает эмоций людям, самореализации, а здесь можно сесть за компьютер, написать пару постов — и ты борец за судьбу ребенка. Да, они говорят, что единственная достойная мама — это Тупякова. Но делают такие выводы они только на основании переписки в Интернете. У Натальи нет своего жилья, мужа, работы… Да, она говорит, что подрабатывает вышиванием. Не знаю. У меня трое детей — здесь не только на машинке не успеваешь вышивать — в душ иногда некогда сходить. А ведь ребенку нужно дорогостоящее лечение, реабилитация…

Накануне заседания Наталья Тупякова рассказала журналистам, что если решение примут не в ее пользу — она готова его обжаловать. И, как пояснил «МК» адвокат Александр Голованов, основания для этого есть.

— В юридической практике такого еще не было, когда два дела об усыновлении объединяют в одно. Это нонсенс. Ну не предусмотрено законом участие в процессе двух конкурирующих кандидатов в усыновители…

Также, по словам адвоката, представителям Натальи не дали перефотографировать материалы дела.

— Это также грубое нарушение процессуальных норм, потому как согласно статье 35 ГПК участники процесса могут изучать материалы дела, копировать их и так далее. Так что потенциал для обжалования есть, — подытожил Александр Голованов.



Партнеры