Любимые женщины «волшебника» Колкутина

Настоящие аферисты не пропадут и в колонии

28 января 2016 в 18:20, просмотров: 7576

За долгие годы работы в «МК» у меня всего несколько раз возникала необходимость вернуться к героям старых публикаций. Это были исключительные обстоятельства.

Вот не думала, что мне снова придется вспомнить двух пиковых дам, героинь искрометных происшествий, о которых я писала, сама не веря в то, что пишу.

Любимые женщины «волшебника» Колкутина
фото: Ольга Богуславская

■ ■ ■

Итак, первая дама — Елена Викторовна Ширшова.

В марте 2014 года в «МК» был опубликован материал «Меняю квартиру на могилу». Я рассказала о том, что происходит с одинокими владельцами московских квартир, когда они в поисках дешевой выпивки встречают отзывчивых людей, готовых помочь в любой беде. Три таких бедолаги якобы продали свои квартиры в соседних домах в САО и убыли в поселок Болонь Клепиковского района Рязанской области. Как выяснилось, свежим воздухом они насладиться не успели и вскоре после переезда скоропостижно скончались. Из актов судебно-медицинского исследования трупов следует, что все злоупотребляли спиртными напитками, в крови обнаружены ацетон и этиловый спирт, а про одного бедолагу прямо написали: острое отравление этиловым спиртом.

В шельмовской схеме сделок с квартирами одиноких алкоголиков принимала участие некто Н.Ю.Котова, в мае 2015 года осужденная за мошенничество в особо крупном размере на 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет. Документы по переселению Андрея Анискина в Болонь были получены в связи с расследованием аналогичного дела от генерального директора агентства недвижимости «АвангардСервис» Ирины Павловой. Именно она сопровождала сделку, по которой проводилось расследование, а вскоре стала ответчицей по 8 делам (договоры займа) в Хорошевском районном суде. Так вот, Котова сотрудничала с Павловой, а у Павловой была помощница по фамилии Ширшова.

Кто такая Ширшова?

Елена Викторовна в незапамятные времена была сотрудником правоохранительных органов, потом стала адвокатом. В один прекрасный день адвокат Ширшова получила от клиента 126 тысяч долларов, но к работе даже не приступала. За это в декабре 2011 года она была лишена адвокатского статуса, а в декабре 2013 года осуждена на 3 года лишения свободы и отбывает наказание в ИК-18 в поселке Дальний Кунгурского района Пермского края.

Не могу не вспомнить историю некой Нины Мартыновны Васенко, 1934 года рождения (фамилия изменена. — О.Б.). Она решила приватизировать квартиру умершего мужа, для чего и обратилась за помощью к адвокату Ширшовой.

В конце 2009-го Ширшова приехала к Васенко с какой-то дамой, и они отвезли Нину Мартыновну к нотариусу для оформления доверенности на Ширшову. При этом Васенко по просьбе Ширшовой передала ей все оригиналы документов на свою квартиру и свидетельство о смерти мужа.

Через 9 дней Ширшова с той же дамой снова отвезла Васенко к тому же нотариусу, якобы для оформления еще одной доверенности. На самом же деле там был подписан предварительный договор купли-продажи квартиры на сумму полтора миллиона рублей. Покупателем оказалась та самая незнакомая дама.

Когда же Васенко попросила у Ширшовой свидетельство о смерти мужа, которое требовалось для оформления компенсации за похороны, Елена Викторовна документ ей не вернула. Тогда Васенко обратилась к своим знакомым, и те стали выяснять у Ширшовой, где документы. Ширшова сказала, что документы возвращать не собирается. Потом сказала, что они в Останкинском суде. Знакомые поехали туда и выяснили, что никаких исков в интересах Васенко нет.

Тогда Ширшова вспомнила, что документы в Бутырском суде. Там никаких исков тоже не оказалось. Знакомые снова позвонили Ширшовой. Она ответила: документы у судьи, не скажу у какой.

Знакомые поехали к нотариусу и там наконец выяснили, что вместо доверенности был подписан договор на продажу квартиры, после чего сразу обратились в милицию. Согласно рапорту старшего оперуполномоченного УР ОВД по району «Ростокино», Ширшова к телефону не подходила и дома ее застать так и не удалось. И вот только после того, как этой историей занялась милиция, Ширшова вернула документы.

Было ли возбуждено уголовное дело по обману Васенко?

Нет. Опер из «Ростокино» в постановлении об отказе написал, что в действиях Ширшовой усматривается состав преступления, однако Елена Викторовна добровольно вернула документы и расторгла договор, поэтому наказывать ее не за что.

Затея сорвалась случайно, а ведь все могло получиться…

Теперь несколько слов о банковских кредитах.

В 2010 году, с мая по август, Ширшова, используя поддельные справки о доходах и поддельную копию трудовой книжки (известно из постановления в качестве обвиняемой 17 июля 2013 года), заключила кредитные договоры и получила в разных банках Москвы 3 миллиона 364 тысячи рублей. Деньги не вернула, но ей сказочно повезло: в связи с изменением закона срок давности привлечения к уголовной ответственности истек — и дело прекратили. Поэтому в настоящий момент она отбывает весьма скромный срок лишь по одному эпизоду своей богатой творческой биографии. Но ей, конечно, хочется домой. А я-то в своем судебном очерке прямо как в воду глядела: написала, что на изобличение Ширшовой ушло 2 года, а дали ей всего 3 года, из которых она отбудет не больше половины и ее условно-досрочно освободят.

■ ■ ■

Вторая дама — Евгения Викторовна Тихонова. Было время, когда имя этой скромной труженицы оставалось в тени, но наша встреча в Пресненском суде кое-что в ее жизни изменила. А в суде мы встретились потому, что родной брат Тихоновой, Виктор Колкутин (бывший в то время директором российского Центра судмедэкспертизы), обратился в суд с иском ко мне и к «МК» в связи с тем, что в нашей газете широко освещалась его вольная финансовая деятельность и сомнительные экспертизы отцовства. А адвокатом Колкутина была его энергичная, назовем это так, сестра, которая, не имея высшего юридического образования, являлась ведущим юрисконсультом РЦСМЭ.

фото: Наталия Губернаторова

Суд мы, конечно, выиграли, и Колкутина в декабре 2010 года от должности, конечно, освободили. Однако творческая деятельность брата и сестры на этом отнюдь не закончилась.

После изгнания из РЦСМЭ Колкутин был принят на должность судмедэксперта в 111-й Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз. При этом он и его сестра постоянно судились в разных судах Москвы в связи с невозвратом большого количества кредитов.

Летом 2015 года Колкутин, скажем так, по собственному желанию уволился из 111-го Центра и сейчас работает волшебником на телевидении в передаче про экстрасенсов. При этом он продолжает принимать активное участие в проведении экспертиз как негосударственный судебно-медицинский эксперт. На сегодня, согласно сведениям, опубликованным на сайте Федеральной службы судебных приставов, общая задолженность Виктора Викторовича Колкутина банкам и организациям составляет 35 миллионов 602 тысячи 744 рубля.

А вот банковская задолженность его сестры на сегодня составляет 19 миллионов 882 тысячи рублей. Но ей повезло меньше, чем брату. 26 мая 2014 года Останкинский суд признал ее виновной по статье 159.1 ч. 4 («Мошенничество в сфере кредитования») и приговорил к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев. Сейчас она отбывает срок в той же колонии в поселке Дальний Кунгурского района, где находится и Елена Викторовна Ширшова. Правда, во время суда она изменила имя и фамилию, чем немало осложнила деятельность Фемиды, и теперь называется Радда Викторовна Чижевская.

■ ■ ■

Оказавшись в колонии в мае 2014 года, Елена Викторовна Ширшова, судя по всему, не впала в депрессию.

С июня 2015 года она трижды подавала ходатайство об условно-досрочном освобождении. Однако первые два она почему-то отозвала. Почему? Первый раз, видимо, потому, что потерпевший прислал в Кунгурский суд документы, подтверждающие неисполненные ею многочисленные долговые обязательства. Второе же ходатайство было отозвано, вероятно, потому, что потерпевший получил из колонии по домашнему адресу странное письмо. Подписано оно какой-то неизвестной дамой, отбывающей наказание за убийство, без штампа цензора, но с личными приметами сына потерпевшего и туманными намеками на возможные проблемы.

Рассмотрение третьего ходатайства назначено на 10 февраля.

Но просто так просить об условном освобождении нельзя — нужно продемонстрировать какие-нибудь признаки исправления и вообще что-нибудь хорошее, гарантирующее в ближайшем будущем положительный результат пребывания за решеткой.

Какими успехами может гордиться дама, отбывающая наказание за неумеренное присвоение чужих денег? Ответ напрашивается сам собой: досрочным погашением долгов.

Следите за руками. Показываю последний раз.

Итак, согласно исполнительному листу №2-1365 сумма штрафа (исполнительский сбор) Ширшовой службе судебных приставов 51 тысяча 500 рублей. И вдруг в справке, выданной главным бухгалтером колонии Т.Н.Голубевой для рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении в июне 2015 года, сумма штрафа превращается в 1500 рублей. Пустячок, а все равно приятно. Ошибиться невозможно, поскольку номер исполнительного листа и дата те же.

Вторая справка была выдана в декабре 2015 года.

И там налицо все признаки ударного труда: штраф службе судебных приставов погашен в полном объеме. Ну да, полторы тысячи Ширшова вернула. А куда делась первая пятерка из подлинной суммы штрафа? Пропала без вести.

Теперь об основном долге потерпевшему.

В первой справке указано, что на имя Ширшовой имеются два исполнительных листа на сумму 6 миллионов 4 тысячи 993 рубля.

Во второй справке написано то же самое.

А вот в третьей справке 6 миллионов превратились в 1 миллион 88 тысяч 757 рублей. Это как же? А что, приближается весна. Текут ручьи. Все тает.

Это безудержное весеннее таяние как ничто другое может обеспечить осужденной Ширшовой досрочное освобождение. Тем более что в Москве ее ждет отличное рабочее место.

■ ■ ■

В третьем ходатайстве об условно-досрочном освобождении Ширшова пишет: «Намерена трудоустроиться в 111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ на должность младшего медицинского персонала».

С чего это вдруг Елена Викторовна Ширшова, несравненный специалист по сделкам с недвижимостью и оказанию скорой юридической помощи, решила податься на работу в экспертный центр? А вы не забыли про Радду Чижевскую, которая пребывает в той же колонии? Осмелюсь предположить, что именно она рассказала Елене Викторовне о существовании этого центра, в котором трудился ее брат.

И вот начальник этого самого центра, главный судебно-медицинский эксперт Минобороны России П.В.Пинчук получает от гражданки Ширшовой письмо с просьбой сообщить о возможности устроиться в центр на должность младшего медицинского персонала. Из письма, копию которого я сейчас держу в руках, никак невозможно понять, что оно пришло из мест не столь отдаленных. Да и в учетно-адресной карточке Ширшовой, где указаны все отправленные ею из колонии и полученные письма, такого письма почему-то нет.

А все очень просто.

Как следует из ответа Пинчука Ширшовой, ответ этот был получен Виктором Колкутиным, бывшим сотрудником центра и родным братом госпожи Чижевской.

Как это письмо попало в Центр №111, остается только догадываться, но есть одна интересная подробность. Согласно заключению специалиста АНО «ЦБ НСЭ» от 27 января 2016 года, подпись Ширшовой на письме Пинчуку и подпись Колкутина при получении ответа на это письмо, вероятно, выполнены одним лицом, а именно В.Колкутиным с искажением своей оригинальной подписи. Ответить на поставленные вопросы в категорической форме не представилось возможным, поскольку на исследование были представлены копии, а не оригиналы.

Разумеется, начальник 111-го Центра П.В.Пинчук понятия не имел о том, кто такая Ширшова. Младший медицинский персонал нужен всем и всегда, он и ответил, что вакантные должности имеются. Остается только догадываться, чем привлек Ширшову экспертно-криминалистический центр — нередко от экспертного заключения зависит судьба человека, хочется быть на передовой.

■ ■ ■

Подробности пребывания Ширшовой в колонии стали известны случайно, благодаря активности потерпевшего, который направлял в суд множество ходатайств и документов и получал документы, поданные в суд администрацией колонии и Ширшовой.

Как правило, жизнь осужденного для посторонних укрыта непроницаемой завесой. И никто никогда не узнает, кто кому выдал нужную справку, кто что вписал в документ, как преображаются цифры и т.д. Все нарушения вроде бы незначительные, но если их правильно сложить, может получиться инструмент для освобождения. И вот домой досрочно возвращается человек, который совершал омерзительные преступления, а награбленные деньги припрятал в укромном уголке. Все самое неприятное позади, и можно приниматься за старое.

Куда ни ступи, пол под ногами проваливается, а снаружи все доски кажутся крепкими. Из-за того, что каждый второй механизм разворован на винтики, мы едва успеваем отбиваться от клопов, которые заполонили всю нашу жизнь. Мы тратим ее на спасение от кровопийц, и не всегда это получается. А у них, за редким исключением, получается все и всегда.

Кто такая Ширшова? Кто такая Тихонова-Чижевская? Разве стоили они нашего внимания, разве стоило про них писать? Но ведь я написала не про них, а про то, как устроена наша жизнь, как мы беззащитны перед негодяями, имен которых мы не знаем и никогда не узнаем. Приходит старушка переоформлять на свое имя квартиру, оставшуюся в наследство от мужа. Откуда она знает, что на нее уже объявлена охота? А если у этой старушки единственная квартира? Да, собственно, какая разница, кто живет в квартире? Все мы — движущиеся мишени, и на каждую есть свой стрелок, который бьет без промаха.

Но, как сказал один умный человек, «ждать и смотреть, что произойдет, — этого мало. Нужна решимость на то, чтобы помогать событиям происходить так, как должно».



Партнеры