Жена осужденного пожизненно террориста с "Черкизона" добилась долгого свидания

Беспрецедентное решение вынес один из районных судов Москвы

12 февраля 2016 в 17:33, просмотров: 3953

Право на длительные свидания с пожизненно осужденными отстояли их близкие. Теперь такие встречи станут возможными раньше, чем по истечению 10 лет отбывания срока наказания. Первую победу над пенитенциарной системой в этом вопросе одержала жена одного из самых известных террористов последних лет.

Жена осужденного пожизненно террориста с
фото: Александр Корнющенко

Как сообщили «МК» в Бабушкинском районном суде Москвы, с иском сюда обратилась 35-летняя Вероника Королева — жена Николая Королева, осужденного к пожизненному сроку за теракт на Черкизовском рынке. Он руководил группой националистов, которые принесли на рынок бомбу 21 августа 2006 года, чтобы убить как можно больше людей неславянской национальности. Тогда при взрыве погибли 14 человек, десятки были ранены. Бомбиста схватили на месте преступления, его соучастников, в том числе Королева, поймали в течение нескольких дней.

Жене преступника неоднократно отказывали в длительном свидании с своим мужем, содержащимся сейчас в колонии № 18 Ямало-Ненецкого округа. Руководство ИК ссылалось на то, что первое такое свидание полается не раньше чем по истечении 10-15 лет. Вероника посчитала это нарушающим ее права: женщина хочет ребенка от своего мужа, а во время краткосрочных свиданий они не могут даже касаться друг друга.

Бабушкинский суд признал отказ в предоставлении длительного свидания незаконным. Он обязал руководство колонии еще раз рассмотреть ходатайство Королевой.

Интересно, что Вероника создала прецедент. Еще никому в России не удавалось оспорить отказ в предоставлении длительного свидания. Эксперты полагают, что немаловажную роль сыграло прошлогоднее решение Европейского суда по правам человека. Тогда в ЕСПЧ обратился осужденный к пожизненному сроку в Пермском крае Андрей Хорошенко, который не виделся с родными 15 лет и просил признать запрет на встречи с семьей нарушением права на частную жизнь. Европейский суд его жалобу полностью удовлетворил, подтвердив, что такое обращение с заключенным нарушает его права на личную жизнь.



Партнеры