Жителей Сочи, оставшихся без жилья после Олимпиады, выгоняют на улицу

А местные чиновники отделываются отписками

12 февраля 2016 в 19:40, просмотров: 46034

В феврале — вторая годовщина Олимпийских игр в Сочи. Еще до их начала местные чиновники уверяли: даже в угоду Олимпиаде не будет снесен ни один дом, не пострадает ни одна семья! Увы, все вышло совсем по-другому: жители Сочи до сих пор расхлебывают последствия «ребрендинга» их родного города.

Судьбу многих сочинцев спортивное событие мирового масштаба изменило кардинально — в худшую сторону. Например, дом местного жителя Андрея Арнаутова снесли в угоду новой эстакаде, а одинокий отец с дочерью-младшеклассницей оказались в прямом смысле бомжами. Самое фантастическое в этой истории — по документам семья до сих пор прописана в доме, которого уже четыре года не существует на белом свете. И таких семей в Сочи, увы, не одна и не две.

Жителей Сочи, оставшихся без жилья после Олимпиады, выгоняют на улицу
Андрей и Кристина Арнаутовы.

Дорога перемен

Больше 20 лет моя семья ездит отдыхать в Сочи к друзьям. Три поколения наших приятелей-сочинцев это время ютились — и ютятся до сих пор — в коммуналке. Лет за семь до Олимпиады по району прошел слух: скоро будут возводить эстакаду — дублер Курортного проспекта. Дорога и правда была нужна: город стоял в вечных пробках. Старые дома снесут, всем дадут отдельные квартиры в новостройке. Уже и строить начали — хоть мебель присматривай. Мечта жила несколько лет, пока не утвердили план работ. Надежды наших приятелей рухнули: их дом не снесут — только отремонтируют. А перед окнами теперь будет шумная эстакада.

Друзья ужасно расстроились, но позавидовали соседям на улице Титова: их дома как раз стояли на пути трассы, а значит, ключи от новой квартиры, считай, в кармане. Завидовать, как оказалось, было нечему.

На первом же собрании горожан озадачили: сами понимаете, ваши дома — фактически хибары, хорошие квартиры за такое не положены, максимум в строящемся здании. И то верно: дом 13, как и соседние, — одноэтажный, барачного типа. Всего десять квартир, у каждой — одна сотка земли. Семья Арнаутовых, как и остальные, выкручивалась: построили кухню, ванную, туалет, благоустроили территорию. Нехитрый коммунальный рай для дружной семьи: мама, папа (официально они не были расписаны) и два несовершеннолетних ребенка — дочь Кристина и сын Артур.

— Нам очень нравился наш дом, — рассказывает Андрей, — представьте: тихий центр города, дети ходили в школу через 200 метров. Поэтому, когда на собрании нам сказали, что вместо него нам могут предложить только квартиру в строящемся доме на окраине, я на такой обмен не согласился.

Причем предлагали даже не квартиру, а компенсацию — 700 000 рублей. Сочи, конечно, не Москва, но и там за такую сумму семье из четырех человек комфортное жилье не купить. Андрей не подписал соглашение на изъятие жилья государством. Тогда краевой Департамент по реализации полномочий по подготовке зимних Олимпийских игр подал на сочинца в суд. И, что интересно, суд поддержал Арнаутовых. Служители Фемиды посчитали, что компенсация не соответствует стоимости имеющейся квартиры, и разрешили жильцам остаться в родных пенатах, пока истец не предложит нечто приличное в том же микрорайоне (площадью не меньше шести метров на каждого члена семьи). Но строителей будущей олимпийской столицы это не остановило. Для начала жителям отключили воду, потом — газ и свет. А через пару недель приехала спецтехника и снесла весь дом под несчастливым числом. Почти весь: фрагмент дома с квартирой Арнаутовых не тронули.

В этом красивом с виду доме нет ни лифта, ни газа. Но даже отсюда сочинцев выселяют. Фото: Евгений Сочинский

— Каждую ночь мы боролись с мародерами, нам разбили окна, два раза нас все же обворовывали, — вспоминает ужас тех дней Андрей. — Несколько месяцев мы жили с детьми в неотапливаемом сыром помещении. Мы обращались к руководству «Олимпстроя», чтобы нам помогли приобрести квартиру поблизости: совсем рядом остались нетронутыми такие же бараки…

Ответа не было. В конце концов родители решились на отчаянный шаг. Решились, но шагнули в разные стороны. Мама Ольга ушла из семьи к другому мужчине — в крошечную комнату в общежитии. Дети остались с папой. Андрей сдался и подписал соглашение на переезд.

Нет повести печальнее на свете, чем повесть, где страдают дети

Но было бы куда переезжать! Семье предложили на выбор несколько адресов. На квартиры было страшно смотреть: загородный неликвид, после которого жизнь в бараке показалась бы раем. К примеру, один из вариантов — подвальное помещение в 25 кв. метров в поселке Соболевка. Также можно было взять компенсацию деньгами, чтобы вложить их в строящееся здание. Это тоже происходило под контролем: риелторы от «Олимпстроя» возили Арнаутова по адресам строек, показывая будущие дома. Один из них — дом в Вертолетном переулке — был уже возведен на уровне второго этажа, там и решили «бронировать» квартиру. Все-таки новостройка, 43 кв. метра: можно растить детей в более-менее комфортных условиях. «Олимпстрой» перечислил Арнаутовым 1 миллион 400 тысяч — именно столько стоило жилье. При свидетелях Андрей передал деньги собственнику и директору торгово-строительной компании Артуру Мегрикяну. Все документы на тот момент были в порядке.

Начался новый, 2012 год. Но дом обещают сдать только во 2‑м квартале. В таких случаях для переселенцев существует маневренный фонд, по-простому — государственная квартира, где они могут переждать период, пока не построится новая. Но и тут семью ждал сюрприз.

— В квартирно-правовой службе мне сказали, что, скорее всего, предоставить маневренный фонд нам не смогут, в крайнем случае через суд, — рассказывает глава семьи. — Мне пришлось объяснять, что нам просто негде жить.

От бывших соседей Андрей узнал, что многим из них предоставили временное жилье в доме на улице Труда. И большая часть квартир пустовала. Арнаутову удалось достучаться до чиновников и выбить себе одну из них. Восьмой этаж, лифт не работает, перебои со светом, отсутствие горячей воды и газа. Но хотя бы тепло и есть крыша над головой. Мужчина с детьми поселились там и стали ждать, когда же можно будет переехать окончательно.

Но тут снова грянул гром: застройщик Мегрикян исчез, оставив большую часть своих проектов недостроенными. Попутно выяснилось, что квартиры в своих домах он перепродавал по нескольку раз. И когда в его кармане оказалось около 180 миллионов рублей от сочинцев, он сбежал с деньгами в Армению. А граждане остались без средств и без квартир. Новенький дом в Вертолетном переулке снесли, признав бесхозным самостроем.

— Мы не могли в это поверить, — сокрушается Андрей. — Там были проведены свет и вода, на первом этаже строился магазин. Мы были готовы к переезду…

Семья снова оказалась в безвыходном положении. Арнаутов подал на застройщика в суд с требованием вернуть деньги. Ходатайство удовлетворили.

Против Мегрикяна возбудили уголовное дело за мошенничество в особо крупном размере, объявили в розыск, но смогли поймать только через три года. А осудили только в декабре 2015‑го. За обман 117 семей Мегрикяна приговорили к 9 годам лишения свободы. Где миллионы, принадлежащие дольщикам, он не признался. По документам своего капитала у него нет, а значит, заплатить ему нечем.

Тем временем на Арнаутовых, и так раздавленных обстоятельствами, свалилась новая беда: администрация города решила их выселить из временного фонда. У мэрии своя логика: деньги за снесенное жилье семья получила, квартиру купила, а то, что не въехала, — это уже их проблемы. Узнав о том, что в суд подали иск об их выселении, Андрей в очередной раз забил тревогу. Для начала написал письмо губернатору Краснодарского края, но его мольбы «спустили вниз» — сочинским властям. В надежде на чудо мужчина опубликовал открытое обращение президенту Владимиру Путину с просьбой не лишать его с дочкой крыши над головой. Старший сын за эти годы успел окончить школу, поступил в вуз и сейчас живет отдельно, а бывшая жена родила и воспитывает ребенка от другого мужчины.

Чуда не произошло. Суд признал незаконным проживание в социальном фонде семьи Арнаутовых. И накануне второй годовщины проведения Олимпийских игр в Сочи к ним явились судебные приставы. Дочку Кристину вызвали из школы, чтобы не пропустила торжественный момент переселения «в никуда»… Самое удивительное, что маленькая девочка, по словам папы, все это время находила силы не только не упасть духом, но и поддерживать его. Именно это помогло ему пережить и уход жены, и упавшие на плечи невзгоды.

Кристине не привыкать позировать на фоне строительной техники. Фото: Андрей Арнаутов.

В принципе по российским законам несовершеннолетнего ребенка нельзя оставить без прописки. Вы удивитесь, но прописка у девочки есть! В том самом доме номер 13 на улице Титова, которого не существует с 2012 года. Андрей тоже зарегистрирован там. Какие-то «мертвые души» на современный мотив получаются.

Когда глава семьи попытался воззвать к совести руководителей города и Олимпиады, ему еще попеняли, что он сам выбрал деньги, а не готовое жилье. Хотя, на мой взгляд, очевидно, что за вариант с компенсацией и последующим вложением средств в недострой власти должны нести такую же ответственность, как и за вариант с уже существующей квартирой.

Кристину приютили на время соседи, Андрей обосновался у друга, вещи перевезли в гараж. Это случилось буквально на днях, ровно через два года после открытия Олимпийских игр.

Поселок-фантом

Еще одна любопытная деталь: все это время в Сочи простаивают целые поселки, отстроенные специально для олимпийских переселенцев. Один из них — микрорайон в местечке Веселое-Псоу. Его возвели аж в 2012 году, всего 77 домов, из них заселено меньше двадцати. Пустынные коттеджи выглядят сиротливо: как только строители покинули площадку, на арену вышли мародеры — ведь сдавались дома с полной отделкой, готовые к немедленному въезду жильцов… Выбитые стекла, исписанные стены, груды мусора на полу — просто город-призрак. Почему его не заселили — загадка. Возможно, никто из сочинцев не согласился менять квадратные метры в черте города на жилье у самой границы Абхазии и предпочел взять более адекватную денежную компенсацию. Теперь это — прибежище ветра и мышей. Почему бы в этом случае не передать коттеджи в пользование малоимущим очередникам? Согласно данным за прошлый год, в очереди на получение социального жилья стоит более 30 тысяч человек.

Администрация утверждает, что эти дома вообще не находятся на балансе города, а принадлежат дирекции по строительству дорог «Черноморье», которая их возводила. В этом случае странно, что уже столько лет власти не пытаются самостоятельно разобраться в феномене поселка-призрака.

Особенно грустно теперь перечитывать растиражированное перед ОИ выступление главы олимпийской столицы Анатолия Пахомова: «Для нас проект «Сочи-2014» — это шанс кардинального возрождения курорта. Но в то же время в ходе подготовки к Олимпиаде для нас, муниципального руководства и городских властей, главное — соблюдение интересов жителей. <….> Ни один сочинец не должен пострадать в ходе подготовки к Олимпийским играм, а это благо должна почувствовать каждая сочинская семья».

Такую табличку был вынужден повесить Андрей на старом, почти снесенном доме. Фото: Андрей Арнаутов.

Что дала семье Арнаутовых прогремевшая два года назад Олимпиада? Ничего хорошего. Только отобрала крышу над головой и лишила каких-либо возможностей отстоять право на достойную жизнь. Причем Андрей трубил о своем непростом положении с самого первого дня, как только им объявили о сносе дома на улице Титова. Мы не можем не задать вопрос администрации: куда нужно прятать глаза, чтобы не замечать, как рушатся судьбы жителей вверенного вам города?

ОФИЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ АДМИНИСТРАЦИИ СОЧИ:

«Сочинец Андрей Арнаутов до 2012 года проживал в квартире дома барачного типа по улице Титова, 13, который попал в зону олимпийского строительства: здесь была проложена центральная автомагистраль — дублер Курортного проспекта. В дальнейшем ему была выплачена компенсация, которую он вложил в квартиру в строящемся доме по ул. Вертолетной, 4. Застройщик оказался неблагонадежным (получал разрешение на строительство ИЖС, а по факту возводил многоквартирную высотку), и суд обязал его снести незаконное строение. Сам застройщик получил срок — девять лет лишения свободы. Арнаутов признан потерпевшей стороной, ему присудили выплату в более чем 1,5 млн рублей, но сам подсудимый признан банкротом. С 2012 года Андрей Арнаутов с сыном Артуром 1995 года рождения и дочерью Кристиной 2003 года рождения проживали в маневренном фонде. Но в мае 2015 года суд вынес решение о незаконном проживании семьи в муниципальном фонде и об их выселении. В январе 2016 года оно было исполнено судебными приставами.

Изначально квартира площадью 6,8 кв. м на ул. Титова, 13, которая попала под расселение в связи со строительством олимпийского объекта, принадлежала четырем собственникам — супруге Ольге Вострокнутовой, сыну Артуру, дочери Кристине и самому Андрею Арнаутову.

В начале 2012 года между собственниками, департаментом Краснодарского края по реализации полномочий при подготовке зимних Олимпийских игр 2014 года, ФКУ «Дирекция по строительству и реконструкции автомобильных дорог Черноморского побережья Федерального дорожного агентства» (сейчас ФКУ «УПРДОР «Черноморье») было заключено соглашение об изъятии недвижимости и выплате компенсации. При этом собственник мог выбрать и другой вариант — предоставление жилья. По закону ему и его семье была бы предоставлена квартира или другое жилое помещение площадью не менее 33 кв. м (№310 ФЗ). Но Арнаутовы сами выбрали выкупную цену, которая составила порядка 577 тыс. рублей.

В дальнейшем собственник отказался покидать свою квартиру, чем препятствовал строительству объекта. Он подал в суд на администрацию города с требованием выделить ему жилье в маневренном фонде. Как пояснил Арнаутов, всю денежную компенсацию он вложил в строящийся многоквартирный дом. С застройщиком он заключил предварительный договор купли-продажи жилой площади. Но суд тогда заключил, что у администрации города нет правовых оснований в выделении семье Арнаутовых временного жилья.

В дальнейшем ФКУ «Черноморье» подало в суд на Арнаутова с требованием освободить квартиру на ул. Титова. Ответчик признал все исковые требования. Одновременно предприятием было направлено письмо в администрацию Сочи, учитывая сложность ситуации, сроки исполнения международных обязательств, выделить Арнаутовым жилье в маневренном фонде. Во избежание срывов сроков сдачи олимпийских объектов администрация курорта пошла навстречу, и с Арнаутовым был заключен договор найма.

При этом Арнаутовым было известно, что данное жилье выделяется на ограниченное время, и они должны заняться поиском подходящих вариантов для переселения.

В мае 2015 года вступило в силу решение о выселении семьи Арнаутовых из маневренного фонда. При этом судебными приставами оно было исполнено лишь в январе 2016 года.

Мать Кристины и Артура Арнаутовых Ольга Вострокнутова на данный момент имеет в собственности квартиру площадью (жилой) 11,3 кв. метра. Она не лишена родительских прав и наравне с отцом несет ответственность за условия, в которых проживает ее несовершеннолетняя дочь.

На данный момент в семье работает только Андрей Арнаутов. Учитывая его невысокий доход, семья была признана малоимущей. Распоряжение администрации Центрального района г. Сочи вышло еще в октябре 2015 года. С ним семья Арнаутовых имеет право быть поставленной в очередь нуждающихся в муниципальном жилье.

Также необходимо отметить, что, по данным центра занятости населения, в городе Сочи есть немало вакансий, которые предлагают работу с возможностью проживания».



Партнеры