Исторический шок: Мурка из песни была секретным агентом НКВД

Это доказала работа исследователей в архивах

3 марта 2016 в 20:21, просмотров: 27038

Слова песни "Мурка" известны многим, однако в тексте скрыто немало загадок. Кто она такая, Маруся Климова? Бандитская атаманша? Предательница, которая «зашухарила малину»?

Исследователь и журналист Андрей Калитин провел расследование. Оказывается, героиня «Мурки» была секретным агентом уголовного розыска.

Исторический шок: Мурка из песни была секретным агентом НКВД
Кошелек — подарок той самой Мурки.

— Для начала давайте разберемся с «биографией» самой песни.

— «Мурку» часто называют едва ли не самой популярной песней ХХ века в нашей стране. До сих пор многие считают, что это плод народного творчества. На самом деле у стихов и музыки были авторы, однако по вполне понятным причинам при исполнении столь «криминальной» песни со сцены их фамилии предпочитали не называть. Впрочем, эту тайну несложно оказалось разгадать. Когда я обратился за помощью к краеведам, а также в архивы Одессы, то получил исчерпывающую информацию.

Автор «Мурки» — одесский поэт Яков Ядов. Из-под его пера вышли несколько «народных» — по устоявшемуся среди публики мнению — супершлягеров, в том числе «Бублички» и «Гоп со смыком». Ядов не был поклонником криминального шансона, но ярко и иронично описывал в стихах самые «классические» образы Одессы времен зарождавшегося в 1920-е нэпа. Особо следует отметить, что при этом он зашифровывал в своих произведениях реально происходившие в городе события того времени. Как считают одесские историки и краеведы, «Мурка» была написана Ядовым приблизительно в 1921–1923 годах. Другой «родитель» песни — знаменитый музыкант Оскар Строк, который в начале 1923-го положил эти стихи на музыку. Причем в первоначальном варианте у него получилось танго! Под такую «Мурку» одесситы часто танцевали во времена нэпа, и тогда история песенной Мурки знакома была всей Одессе. Но мало кто знал, что в реальности она агент МУРа…

Код «Мурки»

— Уж больно все шиворот навыворот получается. Пользуясь одесскими фразеологизмами: где Мурка и где МУР!

— В том-то и фокус, что «Мурка», которую принято считать чуть ли не гимном криминального мира, на самом деле песня о секретной операции чекистов. А сама Мурка — Маруся Климова — является отнюдь не вымышленным персонажем. Эта женщина долгие годы проработала в секретном подразделении ЧК, ГПУ, а потом НКВД.

Чтобы расшифровать «код «Мурки», пришлось не только поработать в архивах, но и внимательнейшим образом проанализировать слова самой песни. В настоящее время известно около 25 вариантов.

Многие из них отличаются первой строчкой первого куплета. «Прибыла в Одессу банда из Ростова...», «Прибыла в Одессу банда с Петрограда...», «...банда из Амура...» Логики ни в одной из этих географических привязок нет. Посудите сами: какой смысл приезжать в приморский город, наводненный огромным количеством местных банд, чужакам из Питера, Ростова, и уж тем более с далекого Амура? Только ради того, чтобы испытать на собственных шкурах всю силу одесского криминала? Зато в одном из вариантов первого куплета песни написано: «...банда из-за МУРа...» Вот это и дает подсказку к расшифровке всей истории.

Московский уголовный розыск — МУР был основан в 1918 году и к началу 1920-х уже доказал свою эффективность, быстро и жестко подавив разгул бандитизма в столице. Находясь под опекой центрального аппарата ЧК, московская милиция не чуралась любой работы — действия ее сотрудников (а среди них были и вчерашние рабочие, и даже амнистированные новой властью «классово близкие пролетариату» бывшие уголовные элементы) мало отличались от тех методов, которые использовали банды того времени. Такой опыт МУРа оказался очень востребован в лихие 1920-е годы и в других, особо неблагополучных регионах страны. Руководители ЧК отправляли группы муровцев для подавления крупных очагов бандитизма. Причем иногда сыскари, включенные в такие опергруппы, работали под прикрытием — не брали с собой служебных удостоверений, не надевали форму, а маскировались под «братву». Такой «зашифрованной» группой московских оперативников и стала прибывшая в Одессу «банда из-за МУРа».

— Когда происходили эти события?

— Ищем в тексте новые подсказки. Очередная из них обнаруживается в конце первого куплета: «...и за ней следила Губчека». Чрезвычайная Комиссия существовала до начала 1922-го, когда была переименована в ГПУ. Таким образом, строчка, написанная Ядовым, позволяет предположить, что описываемые в песне события могли разворачиваться в Одессе в период с 1918 по 1922 год.

И еще одна зацепка к разгадке «муркиных секретов». Упомянутый в песне факт слежки может иметь особый смысл. А что, если ГубЧК курировала действия «банды», состоящей из сотрудников МУРа и приехавших в Одессу для наведения пролетарского правопорядка?

В архивах МВД России сохранились сведения о секретных операциях начала 1920-х. Из этих документов можно узнать, что в Одессу из Москвы было отправлено несколько специальных оперативных групп сотрудников ЧК и МУРа — как в форме, так и в штатском.

Интерес руководства Лубянки к этому городу был не случаен. Одесса — крупнейший морской порт, через который идут грузы из Европы. Здесь в ту пору процветала контрабанда, «трудились» фальшивомонетчики всех мастей, появились наркопритоны, которыми заправляли китайцы. В районе орудовало до 30 хорошо вооруженных банд. Вдобавок в Одессе действовала махновская подпольная ячейка. Возвращение отрядов окрепшего после краткого отдыха за кордоном Нестора Махно на юг Украины реально можно было ожидать в середине 1922-го.

Москва никому в городе не доверяла, и потому работой одесской ЧК на протяжении всего интересующего нас промежутка времени руководили столичные чекисты, командированные сюда с особой миссией: собрать всю необходимую информацию для осуществления крупномасштабной зачистки Одессы от криминального элемента. При этом «варягам» с Лубянки было понятно, что при проведении какой-либо серьезной операции полагаться на силы местной милиции не представляется возможным: в одесском угро процветала коррупция, вся информация о готовящихся оперативных мероприятиях утекала напрямую к главарям банд. И тогда было принято решение: в город приедет подготовленная московскими чекистами спецгруппа для проведения особо важного задания, цель которого — уничтожение верхушки одесского криминала.

Подробное досье на главарей преступного мира Одессы было составлено к началу 1922 года. Однако лидера местного бандитского подполья — вора по кличке Бриллиант даже чекистские агенты и осведомители не знали в лицо. Поэтому действовать в лоб оказалось невозможно. Требовался более изощренный, многоходовой план.

Сценарий этой операции прорабатывался в Москве около полугода. В итоговом варианте он предполагал, что в Одессу отправится «группа гастролирующих бандитов», костяк которой составят самые опытные оперативники МУРа во главе с чекистом Бергом. Руководители ЧК, впрочем, прекрасно понимали, что появление в Одессе такой залетной банды может привести к настоящей «гражданской войне». В городе действовало несколько крупных группировок, образовавших своеобразную воровскую концессию. «Гастролерам» пришлось бы столкнуться с самыми жестокими представителями одесского бандподполья, которые вполне могли навести на незваных гостей и местную ГубЧК. (Негласный свод правил местных мафиози предполагал в том числе и сдачу чекистам тех представителей криминального мира, которые отказывались платить свою долю в воровской общак.) Поэтому для бригады переодетых московских милиционеров придумали легенду, согласно которой оперативники должны были предстать перед лидерами местного криминального сообщества в виде разведгруппы, присланной в город самим Нестором Махно. Такая легенда на первых порах помогла бы чекистам выиграть время. Но была и еще одна деталь плана, разработанного на Лубянке. Это была даже не деталь, а целый персонаж. Женщина, которую звали Мурка.

«Баба в банде — вору на фарт»

— Существование подобного персонажа в бутафорской «банде из-за МУРа» выглядело вполне логичным: женщина в криминальных группировках того времени не являлась чем-то уникальным. Такая представительница слабого пола — как правило, красивая и обольстительная — могла быть крупной мошенницей, карточным игроком, карманницей... Чаще всего при этом она являлась подругой лидера. В ходу даже была поговорка: «Баба в банде — вору на фарт».

Яков Ядов и Оскар Строк.

Решение о включении в лже-банду оперативной сотрудницы принимало высшее руководство ЧК. Москве было известно, что Бриллиант неравнодушен к представительницам слабого пола, и Мурка должна была сыграть роль приманки.

— Что-то уже совсем далеко мы ушли в разговоре от самой песни...

— Сейчас к ней вернемся, чтобы воспользоваться очередной подсказкой Якова Ядова. На истинную роль Мурки автор песни намекает нам, описывая сцену встречи одного из бандитов с Марусей в одесском ресторане: «...Там сидела Мурка в кожаной тужурке, и из-под полы торчал наган...» Кожанка в ту пору была едва ли не главным опознавательным знаком, «мундиром» чекистов. А вдобавок еще и этот небрежно спрятанный под одеждой револьвер...

— Зачем же понадобилась такая профанация? Или это был прокол организаторов спецоперации?

— Во-первых, кожанки тогда носили не только чекисты. А во-вторых, что более важно, девушка именно в таком крутом наряде могла пробудить у окружающих интерес. Ведь задача Мурки в этом первоначально и состояла — привлечь внимание местной «братвы» к себе и к своей группе переодетых чекистов.

Легенда ей была придумана такая, что наверняка могла внушить страх даже видавшим виды одесским уркам. Московская оперативница всем в Одессе представлялась своим настоящим именем — Маруся Климова. И лишь главарям бандитов говорила — якобы по секрету — о том, что на самом деле она Марго Дмитриевская.

История жизни этой знаменитой в то время преступницы не изобилует фактами. Известно, что отца Маргариты, одесского инженера, дворянина, убили в 1919-м чекисты. После этого она переехала жить в печально известный бандитский район, который называли Сахалинчик. По поводу дальнейшего в Одессе ходили разные слухи. Согласно одному из них, Дмитриевская связалась с Нестором Махно, ушла с ним и его отрядом в леса, а потом они вместе перебрались за кордон. Согласно данным, которыми располагала ЧК, настоящая Марго вместе с батькой скрывалась в то время где-то в Румынии. В Москве знали, что Махно со своим отрядом планирует вернуться в Одессу. По сообщениям осведомителей, такой его визит планировался на лето 1922 года. Потому руководители ЧК, поверившие в достоверность именно этой информации, торопились. Они хотели под видом подруги Махно внедрить Мурку (агента Климову) в криминальный мир Одессы.

Существовала и другая версия биографии Дмитриевской. Согласно ей Марго вскоре после смерти отца оказалась жертвой насильника — над ней надругался вор по кличке Харлашка (Харлампий Антонов). Не выдержав тяжкого испытания, девушка попала в психушку, откуда ее позже увезла глухонемая тетка. А потом Маргариту взяла под свою опеку и «воспитание» бандерша Клава по прозвищу Гусыня.

Как раз такой вариант биографии Дмитриевской и оказался ближе к истине. И это поставило под угрозу все хитроумные разработки оперативников. Чекисты даже не предполагали, что настоящая Марго находится вовсе не в Румынии вместе с Махно, а живет неподалеку от Одессы! Конечно, найти ее там местным бандитам, которые захотели бы проверить историю вдруг объявившейся в городе Мурки, не составило труда, и потому многое в этой спецоперации, видимо, пошло не так, как первоначально планировали в Москве.

— Суперагент Мурка провалилась?

— Сама спецоперация, о которой идет речь, такого уровня сложности и секретности, что все документы, проливающие свет на ее детали, были вывезены в Москву и там надежно спрятаны от посторонних глаз под грифом «Совершенно секретно». Поэтому о приключениях Маруси Климовой точной информации пока нет. А текст Якова Ядова заканчивается словами главаря банды, обращенными к Мурке: «...И за это пулю получай». Местные краеведы со стажем помнят, что в Одессе долгое время гуляли слухи про девушку Мурку, у которой на самом деле был двойник. И ее вроде бы даже убили — совсем как в песне.

Какой такой кошелек?

— Если это так, которая же из двух Мурок тогда погибла? Криминальная барышня Марго Дмитриевская или ее двойник, агент ЧК Мария Климова?

— Одесские историки, специально проводившие поиски возможно существовавшей могилы героини песни, пришли к выводу — на местных кладбищах захоронения Мурки в наши дни нет. Но, со слов старожилов, была в далекие 1920-е одна странная история с погребением девушки — якобы сотрудницы московских спецслужб. В городе тогда говорили, что она очень похожа на Мурку и при жизни играла роль двойника чекистского агента. На самом деле все наоборот: не двойник-копия, а оригинал. Изучив доступные на сегодняшний день материалы, могу с уверенностью сказать: этой похороненной и была Марго Дмитриевская. Рыжие волосы, татуировка на плече в виде кленового листа... Аббревиатура КЛЕН расшифровывалась в уголовном мире следующим образом: «Клянусь Любить Его Навеки». Видимо, каким-то образом прибывшей из Москвы Мурке-Климовой удалось навести подозрения бандитов и их главаря Бриллианта на свой «прототип» — Мурку-Дмитриевскую, и ту в результате убили.

— Но откуда у вас такая уверенность в идентификации личности?

— В материалах Главного информационно-архивного центра МВД России мне удалось найти сохранившуюся там учетную карточку личного дела одной сотрудницы МУРа. Вот эта карточка, она публикуется впервые. Здесь написано: Климова Мария Прокофьевна, год рождения 1897-й, место рождения — город Великий Устюг в Вологодской области, а также указаны звание — капитан милиции запаса — и дата исключения из списков — 27 марта 1952 года. Увы, сама папка с документами была уничтожена в конце 1970-х. Как объяснили специалисты, личное дело агента, работавшего по особо секретной «легенде», подлежит уничтожению либо после его смерти, либо по истечении срока давности хранения документов об операции.

Скупые сведения, содержащиеся в учетной карточке, позволяют все-таки сделать несколько важных выводов. На момент проведения секретной одесской операции агенту Мурке было всего 25 лет. Воинские звания (в том числе и капитана) были введены в советской милиции в середине 1930-х. Значит, Маруся Климова не погибла тогда, в 1922-м, в Одессе от бандитской пули и прожила по крайней мере еще лет 15, а то и все 30 — до 1952-го.

Нашлись и другие, хотя и не столь безукоризненные доказательства в пользу чекистской Мурки. Один из краеведов, с которым мне довелось познакомиться во время моих поисков в Одессе, позднее сообщил, что в хранилищах краеведческого музея ему удалось найти интересные артефакты — нательный крестик и металлический кошелек, которые, судя по описи, принадлежали одному человеку — неустановленной женщине. На кошельке выгравирована надпись: «Галочке от Мурки. 1941 год».

Согласно выводам экспертов, кошелек был сделан не позднее 1910–1920-х годов, а надпись на нем выгравирована значительно позже, вероятно, как раз весной 1941-го, когда некая Мурка подарила его некой Галочке. Кошелек с виду вроде бы совсем обычный, однако почему-то его все-таки отправили в свое время на хранение в музей. Может быть, потому, что он имел какую-то мемориальную ценность? Я не утверждаю, что это кошелек той самой Маруси Климовой, но многое сходится: 1920-е годы, женщина, Мурка. И, конечно, хочется верить, что легендарная героиня знаменитой песни дожила как минимум до начала Великой Отечественной!..

Все тайны Мурки и той спецоперации 1922 года еще предстоит раскрыть. Очень надеюсь, что это удастся. А пока на основе уже найденных свидетельств и фактов решили сделать многосерийный фильм-версию, посвященный этой детективной истории. За осуществление проекта взялся известный режиссер Джаник Файзиев. В фильме приняли участие наши популярные актеры: Михаил Пореченков, Алена Бабенко, Сергей Гармаш, Светлана Ходченкова, Максим Дрозд... Мурку играет молодая, но уже известная актриса Мария Луговая.

Работа над фильмом почти закончена, увидеть историю про Мурку зрители смогут уже в этом году.



Партнеры