8 марта. Послесловие

Теленеделя с Александром Мельманом

10 марта 2016 в 19:12, просмотров: 8927

Закончилось 8 Марта, Международный женский день. Формальный праздник, когда нужно чего-то дарить. Нет, мужчины просто обязаны… Ну, все уже отшутились: мол, только в этот день и обязаны, да. Но мне не до шуток. Я люблю вас, родные! Почти как Стас Михайлов. И хочу объясниться, доказать это. В данной конкретной колонке я напишу о женщинах, которых за неделю осветило наше прекрасное ТВ.

8 марта. Послесловие

Катерина

Она же Вера, она же Алентова, она же жена режиссера Меньшова. Про что этот фильм — «Москва слезам не верит». Про то, что в сорок лет жизнь только начинается? Или что «она этим самым обнаружила, что для нее социальный статус человека выше, чем его, мой, личный статус!» Переведи! Или про то, что у него вообще нет никаких недостатков.

На самом деле Катерина — это мечта. Кто сказал, американская? Нет, наша, российская, русская. Это ведь про гадкого утенка, конечно, который обязательно превратится в белого лебедя, надо только верить. Вот, по-моему, каждый должен сказать: «Катерина — это я!»

А любовь… Ну куда же без нее, тем более 8 Марта. Когда каждый год показывают этот фильм. Такая уж у нас с друзьями традиция.

Ия

На ТВЦ показали замечательный документальный фильм о ней, о Саввиной. А по «Культуре» повторили ее «Линию жизни», ну и «Даму с собачкой», конечно. Да, и еще по ТВЦ — «Гараж».

«Смесь гремучей змеи с колокольчиком» — так ее называла Раневская. Колокольчик — он там, в «Даме с собачкой». А гремучая змея… Она никому не спускала пошлости и подлости, отвечала на взлете, тут же, без паузы. И ее боялись. Но только те, кто должен был бояться. Справедливость — это она и есть.

И еще Ия — Ася Клячина, хромоножка из фильма Кончаловского. Вот такой диапазон. Блистательная актриса, что говорить. Личная жизнь непростая, конечно. Сын, очень больной, но очень добрый. Ее крест и ее неиссякающая любовь.

Ие Саввиной исполнилось бы 80 лет.

Эми

фото: ru.wikipedia.org

Фильм «Эми» на последнем «Оскаре» получил главный приз за лучшее документальное кино. Кино об Эми Уайнхаус, замечательной английской певице, ушедшей от нас в 27 лет. Совсем недавно, еще пяти лет не прошло.

Этот фильм показали на Первом. Вот она молоденькая, карие глаза полны надежды. Родители, такие музыкальные, конечно, развелись. Все как обычно.

Секс, наркотики, рок-н-ролл? Все так, только вместо рок-н-ролла — джаз. И потрясающий, невозможный голос.

Есть «Клуб 27». Их много, ушедших, остановившихся на этой цифре. Эми вписалась. Для рок-н-ролльщика, джазиста, неважно, но того истинного музыканта-творца она прожила очень полноценную жизнь. Себя не берегла, не жалела… Да просто плевала на себя! Но теперь-то что говорить…

В фильме много ее концертных выступлений. Интервью на ТВ. Но и много тех, кто был рядом. Тех, кто не спас. Но пытался.

И еще то самое ТВ, его роль. Когда про тебя говорят битым словом в прямом эфире: «Ну, она совсем сошла с катушек». Или просто: «Сошла с ума… Сбрендила… У нее съехала крыша».

Это называется травля. И улей папарацци, всюду и всегда. Без продыху.

Глупо сваливать на других. Глупо говорить: вот если бы… Просто была, пронеслась метеоритом и сгорела.

Алла

фото: Лилия Шарловская

Сначала это был «Смак».

В котором солировал любимый муж, сатирик-юморист-телеведущий Максим Галкин и лучший друг всего московского бомонда Ваня Ургант (да, здесь он переплюнул даже доллар, который всем нравится!). Ну а о чем еще говорить столь блестящим джентльменам? Конечно же, о ней.

Вот Макс и рассказывал. Первое: как она готовит. «Готовит она, когда не поет. Так что теперь гораздо чаще, времени-то свободного много». Да, они и делали ее любимое блюдо. Что-то диетическое… Второе: как она смотрит сериалы про артистов. Которых она хорошо знала, конечно. Ну, там про Анну Герман, про Ободзинского… Еще этот, как его, «Алла»! Смотрит и комментирует. В каждой строчке только точки после буквы… Потому как это непечатно, сами понимаете. Но я бы очень хотел послушать. И вся страна вместе со мной.

А еще она пела. Да, выбралась-таки к Раймонду нашему Паулсу, на его 80. Без всякой фонограммы, замечу. Так пела, как, казалось, уже не будет петь никогда. Так, будто ты возвратился в те лучшие свои 80-е, и она в восьмом ряду… И Маэстро… Так пела, и хотелось, чтобы это не кончалось никогда.

Женское счастье

фото: 1tv.ru

Я смотрю политические ток-шоу. Стоят мужики. Стенка на стенку, друг против друга. Нет, не мужики — павлины, бабуины, петухи (в хорошем смысле). Распушили свои хвосты, гребешки и чешут языками. Орут, ругаются с пеной у рта.

А в студии сидят женщины. Девушки. Очень милые, просто красивые. Их посадили сюда специально, чтобы украсить этот террариум единомышленников. Они, женщины, девушки, должны облагообразить собой эту политику.

Я смотрю на этих петухов, а вижу женщин. Только женщин. О чем они думают во время такого бедлама? Что им эта Сирия, Турция (разве только растянуться на пляжике!), даже Украина? Что им этот Эрдоган, Башар Асад, Порошенко со всеми своими Яценюками. Чего хочет женщина?

Она думает о любимом, только о нем. Был бы милый рядом… Я его слепила из того, что было… Или: поел ли сынок-акселерат после школы и где он вообще? А вот еще сериал вечером, успею ли. И еще надо забежать за молоком. А тут мама болеет, лекарства бы не забыть. А еще, наверное, она думает, как пройдет ночь, ее ночь. И чтобы все получилось.

А что думают жены этих обитателей политических джунглей, так «ненавидящих» друг дружку в таких убойных программах? Вот приезжает он домой: «Ну ты видела, как я их? Ты слышала, что я им сказал? Какой я умный, правда?» — «Правда, правда, любимый, ты был просто прекрасен. Иди поешь, я уже и ужин разогрела. Ну и в кроватку…»



Партнеры