Известный американский экстремал-психолог Брайан Джермейн: как преодолеть страх

«Не начинайте день с новостей – сначала приведите себя в хорошее самочувствие!»

28 марта 2016 в 15:21, просмотров: 3308

Скайдайвер, конструктор и испытатель парашютной техники, экстремал, психолог, лектор, радиоведущий, автор книг и статей, консультант по личностному росту, это все и многое другое - Брайан Джермейн. Параллельно профессиональному спорту известный американский специалист посвятил себя изучению природы человеческого страха и путей его преодоления для полноценной и счастливой жизни. Успешная карьера Брайана-спортсмена в 1993 году оказалась прервана тяжелейшей травмой, грозившей приковать его навсегда к инвалидному креслу. На помощь пришел Брайан-психолог, как барон Мюнхгаузен вытянувший сам себя из болота. Брайан не только вернулся в спорт. Спустя четыре года после травмы он стал чемпионом всемирных “X-Games” ESPN в дисциплине фрифлай...

Известный американский экстремал-психолог Брайан Джермейн: как преодолеть страх
Фото предоставлено Брайаном Джермейном

Страх и счастье. Лень и преодоление. Вдохновение и депрессия. Как это все соотносится с активным образом жизни и экстримом и, вообще, «куда жить?» - на эти вопросы специально для читателей МК отвечает Брайан Джермейн.

– Как бы вы представили себя аудитории, которая вас не знает? Парашютист, испытатель, авантюрист, психолог, лектор или, может быть, все это вместе?

– Думаю, мое «я» будет неполным, если не упомянуть все эти эпитеты. Однако, если свести к двум словам, «авантюрист – философ» - вероятно, наилучшее определение того, кем я стал.

– Как вы стали скайдайвером?

– Я начал заниматься, когда мне было 18 лет. В то время я проходил программу подготовки пилотов-резервистов ВВС. Так, в дальнейшем я мог бы реализовать свою мечту и стать астронавтом. В то же время я осознал, что не хочу никого убивать. А это – проблема, если ты собираешься быть пилотом-истребителем. Тогда же я начал заниматься скайдайвингом. Отчасти потому, что всегда этого хотел. С другой стороны, это было здорово для моего резюме в НАСА. В итоге я понял, что скайдайвинг может стать делом моей жизни. Это полностью соответствовало моей страсти к экстремальным видам спорта.

Конечно, я не единственный, кто рассматривает экстрим в качестве чего-то большего, чем развлечение. Это - путешествие по пути личностного роста, которое никогда не заканчивается. В скайдайвинге ты никогда до конца не побеждаешь страх. Никогда! Даже спустя многие тысячи прыжков, я все еще получаю адреналин. Правда, становлюсь все более тренированным в искусстве справляться с ним. И тот же навык применим ко всему, что заставляет сердце биться чаще. Сталкиваешься ли ты с физической или психологической опасностью. Я думаю, что способность успокоить «гиперактивное» сердце является одной из самых важных для человека...

– А с какого момента в вашей жизни возникла психология?

– Мои родители посвятили жизнь изучению человеческого разума. Поэтому, это то, кем я был рожден. Культура моей семьи была основана на пристальном взгляде на мысли, на отношения и на то, как это все влияет на качество жизни. Но я никогда не хотел быть «сидячим психологом», который выпытывает подробности про детство. Я предпочитаю сказать «Давай заберемся на гору!» и в процессе этого эмоционального опыта человек может даже расплакаться. Опустошение, страдания, все отбрасывается прочь.

Также и со страхом. Ты абстрагируешься от того, что тебя пугает и от своей веры в то, что это должно тебя пугать, и говоришь: «То, чего я хочу – контролировать свое сердце. Я хочу контролировать свои мысли. Это даст мне возможность быть конструктивным, прогрессировать, реализовывать свои мечты вместо того, чтобы проводить свою жизнь, избегая негативных эмоций!».

Мне кажется, большинство людей пытаются всеми силами избежать чувство страха в образе жизни, в отношениях, в карьере, которое отражается в их сознании, также как и боль. Обычно мы пытаемся держаться, что называется мористей, обходя любой опыт, который может вызвать физическую боль. И, конечно, результатом становится: «Я не хочу уставать!», «Я не хочу пораниться!», «Я не хочу напрягаться!». Эта лень на самом деле – маскировка страха. Страха боли.

– Вы известны своей книгой «Преодоление страха: порог свободы». Почему все-таки страх? Разве бояться не естественно? Разве не страшно жить без страха?

– Я понимаю, что ты хочешь сказать. Интересно, что существуют люди, которые не способны испытывать страх физиологически. И мы склонны думать, что они все автоматически и немедленно умрут. Однако, это не факт.

На самом деле то, что в критической ситуации нас выручает – это не сигнальное чувство страха, а способность успокоиться, продумать свои поступки, представить альтернативную реальность и рассмотреть возможности, которые наша испуганное сознание упускает.

Разумеется, существуют преимущества высокого уровня возбуждения, когда необходимо использовать физическую силу, чтобы выломать дверь горящего дома, выдернуть застрявшую медузу парашюта, и тогда всплеск адреналина может оказаться полезным. Однако, это опасный путь, если ему следовать долго, поскольку он выключает процессы логического мышления. Он также отключает периферическое мышление. В результате, теряется способность провести повторную переоценку ситуации.

Фото предоставлено Брайаном Джермейном

И есть еще один аспект, который возникает, когда человеком движет необычайно сильная физиологическая реакция, управляемая страхом и стрессом: он становится очень эгоистичным. Он становится менее гуманным, больше напоминающим не человека, а животное.

– В прошлом вы пережили тяжелую травму. Однако, довольно быстро её преодолели. Вам помог ваш метод?

– Правда - в том, что первые несколько месяцев я провел в отчаянии и в большей степени потому, что страдал физически. Однако, довольно быстро у меня возникла вера в то, что доктор, который сказал, что я никогда больше не смогу заниматься скайдайвингом, ошибается. Трудно возразить кому-то, кто является экспертом, кто говорит тебе что-то, будучи весьма уверенным, а ты отвечаешь «Я знаю лучше тебя!». Для этого надо иметь довольно большое эго, не так ли? (смеется). И все же, я думаю, что для человека полезно иметь эго, доверять себе и своим затаённым мечтам, верить в свою способность следовать своим желаниям, достигая того, что практически невозможно. Ведь то, что большинство людей называет невозможным, на практике является не слишком вероятным, трудным, сомнительно возможным. Но люди нередко рассуждают так: «Здесь низкая вероятность успеха, поэтому я лучше предположу, что это невозможно!».

Процесс моего выздоровления начался, когда я посмотрел доктору в глазу и сказал «ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ МЕНЯ! ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, КАК СИЛЬНО ВО МНЕ ЖЕЛАНИЕ!». Не доказать кому-то что-то и не потому, что внутренний голос твердит: «Если ты не парашютист, то ты никто!». А потому, что я очень люблю это занятие. И лишь такая страстная любовь может провести нас через темные, переполненные болью отрезки жизни.

И эта любовь привела меня в итоге к моменту, когда я вновь прыгнул с парашютом, преодолев свои страхи и сомнения. А ведь я был в инвалидном кресле и мог сделать допущение, что это – мое будущее, и решить, что моим новым хобби, вместо скайдайвинга, будет бутылка. Мог бы, но я предпочел верить в то, что было далеко неочевидно. Смирение человека с реальностью ограничивает его возможности. Однако, если он её не принимает, то существует не так много невозможных вещей. Я ВЕРЮ В ЭТО!

– Примеров того, как спортсмен, получивший травму, после свого возвращения не стал собой прежним – множество. Возьмите к примеру, профессиональных боксеров после нокаута...

– Конечно, это психологическая вещь. Казалось бы, тело – то же, те же навыки и умения. Однако, наши умения очень тесно связаны с нашим восприятием самих себя, в том числе, являющимся результатом прошлого опыта. И одна из проблем, с которой я часто встречаюсь – с людьми, которые застряли в прошлом. Их сознание прокручивает перед ними кино, сюжет которого переносится и на будущее. Большинство же оказывается не в состоянии решить для себя: «Это было в прошлом. Я его не забываю. Я собираюсь учиться у него. Но я буду направлять большую часть своего внимания на то, что я хочу от будущего. И оно не обязательно должно основываться на прошлом».

Я работаю с разными людьми, в том числе с профессиональными спортсменами, получившими тяжелые травмы... И то, на что я обращаю внимание каждого, вне зависимости от природы травмы: способность отпустить мысли и ощутить внутреннюю тишину имеет для выздоровления ключевое значение. Можно называть это медитацией.

Мы обречены помнить негативное прошлое, чтобы избегать его повторения. Но проблема в том, что иногда мы уподобляемся космическому кораблю, застрявшему на орбите. Чтобы освободиться, нужна «вторая космическая скорость». Нужно сильно разозлиться. А многие люди обучены тому, чтобы не злиться. Но не испытывая здорового гнева, им не удается сбежать. Они остаются в этой «вежливой депрессии», проводя свою жизнь в посредственности. А, нередко, даже хуже того. Многие мои друзья, достигшие больших высот, после завершения своей карьеры покончили жизнь самоубийством. Это - огромная потеря. Чтобы выйти из ступора надо было, чтобы кровь ударила им в голову.

– В своей книге вы пишете, что традиционная психология – своего рода техосмотр и она ставит перед собой невысокую планку - позволить человеку вернуться из «отрицательной зоны» к «нулю», то есть к общепринятой норме. И вы озвучиваете концепцию «позитивной психологии», которая направлена выше «нуля», в положительную «область». Я правильно понял вашу мысль?

– Абсолютно! Мы живем не для того, чтобы выживать. Мы не обезьяны на горе, которые бесконечно едят листья и ничего больше. Мы здесь, чтобы руководствоваться страстью. Мы здесь, чтобы радоваться. И мы для того, чтобы создавать нечто такое, чего раньше не было, за пределами «вдох-выдох и не умереть». А когда цель - сползти утром с кровати и прожить день до отхода ко сну, что-то упускается из виду.

Люди говорят «я в депрессии!». Да! Потому что ты не прислушиваешься к своему внутреннему ребенку, которому хочется кататься на американских горках! Конечно, мечты могут быть маленькими, но оставаться такими же отрадными. Не созидая, мы понемногу умираем. Вот что, по-моему, означает «позитивная психология».

Фото предоставлено Брайаном Джермейном

Когда ты проецируешь эту концепцию на страх, то начинаешь лучше понимать природу ступора, в который многие впадают в течение жизни. Они думают: «Я должен меньше бояться!». Нет! Ты должен руководствоваться большим «Да!». Когда я слышу «Люди не рождены для полета!», «Люди не рождены для того, чтобы опускаться на дно океана!», «Люди не рождены для путешествия на Луну!», я возражаю «МЫ РОЖДЕНЫ!».

Я думаю, что смыслом нашей цивилизации является такая эволюция, которая предоставит людям возможность реализовывать свои мечты. И это дает вескую причину работать с неприятными эмоциями.

– Что для вас счастье? Почему люди из так называемого «третьего мира» зачастую выглядят более счастливыми, чем люди из развитых стран, где по факту намного больше возможностей в жизни?

– Конечно, счастье везде. Я знаю миллионеров и бушменов из пустыни Калахари, которые счастливы в равной степени. Однако, в целом, полагаю, ты прав.

«Я отложу свое счастье, до тех пор пока не достигну желаемого». Это - счастье, которое зависит от обстоятельств.

Но если твое счастье - результат того, что ты ценишь каждый момент настоящего, этот запах, этот звук, радостные глаза ребенка, полет птицы в вышине, то, по-моему, это изначальное счастье. Поскольку оно не связано с теми условными целями, о которых мы не знали, когда были детьми.

Прыгая с парашютом, я становлюсь счастливым ребенком, по-прежнему играющим, но в выросшем теле. А свой бумажник вместе с заботами о статусе и карьере я оставляю на земле. Эта шелуха улетучивается, я полностью сфокусирован на моменте настоящего, позволяя счастью войти в меня.

Думаю, что за этим мы поднимаемся в высоту снова и снова и делаем тысячи прыжков. И потом отношения... Я всегда говорю, что лучшая часть скайдайвинга – скайдайверы. Все, кто оказывается в небе, как мотыльки к огню, притягиваются этим по-настоящему прекрасным моментом прыжка, принимая, тем самым, одни и те же ценности в жизни.

– Как вы думаете, может ли позитивная психология улучшить мир? То, что мы видим, ситуация день ото дня лучше не становится...

– Без сомнения. Мне кажется, что люди, будучи несчастными, не думают о последствиях своих действий, потому что они сдались. Их не заботит, допустим, что машины сжигают литры топлива и выплевывают всю эту дрянь в наш чудесный мир.

Человек в состоянии депрессии, осознает он это или нет, не заботится о себе, близких, друзьях, об окружающем мире, в той мере, как оптимист. Я не знаю, можно ли такие слова напечатать в газете, но мой девиз: «Когда я счастлив, у меня высокий уровень того, что называется «не нас**ть»». Уж извините.

Мы видим, что свет покидает глаза людей, просто проживающих ещё один день. Если ты прожил день и не родил новую мечту, или же не реализовал старую, которая в твоем сердце, то ты не живешь. Ты просто не умираешь!

Фото предоставлено Брайаном Джермейном

– Вообще-то, в России – экономический кризис, люди теряют работу, беднеют на глазах, пытаются перестроиться. Каждый день – стресс. Не является ли в такой ситуации философия непозволительной роскошью?

– Да, людьми обездоленными такой образ мышления нередко рассматривается, как роскошь. Но при этом из виду упускается та истина, что счастье – не продукт того, что дела идут хорошо. Оно - причина для того, чтобы дела шли хорошо. Если ты думаешь «Я буду счастлив, когда получу желаемое», то из этого вытекает «Я буду несчастен, до тех пор, пока это не произойдет», ведь так? Ты отдаешь обстоятельствам ключ от своего счастья, вместо того, чтобы сказать «Я буду счастлив, что бы не случилось!». И, как следствие, хорошие вещи начинают происходить как бы сами собой, потому что никто не будет помогать ноющему сукину сыну. Да просто находиться рядом с таким тяжело!

Ты говоришь «Ну, это не вылечит мой рак!». А я спрошу «А ты уверен?». Конечно, это – запредельная ситуация. Но мы знаем, что человеческое тело – психосоматическая система, а наши клетки реагируют на мыслительный процесс. И гораздо сильнее, чем на мысли – на наши чувства!

– Вы можете предложить что-нибудь простое, упражнение или практический совет, читателям из России?

– Я бы предложил медитировать, используя следующее утверждение «Цвети там, где растешь!». Когда встаешь утром, вместо того, чтобы начинать день со списка претензий - «Это плохо, то плохо...» - ты подходишь к окну, выглядываешь на улицу и говоришь «СПАСИБО!». Попробуй сказать искренне и задержаться на возникшем чувстве признательности подольше. Хотя, возможно, вначале придется следовать принципу «Fake it until you make it!» (то есть «Имитируй, пока не получится!» – пер.).

Начни перечислять вещи, за которые ты благодарен. Мозг начинает настраиваться на положительную реальность. Очисти свое сознание и побудь в тишине. Выпей воды и скажи «Спасибо за воду!». Протрезвей от негативных мыслей типа: «Все плохо!», «Жизнь – трудная!». Вместо этого подумай: «Это новый день и это новый момент, не так ли? И единственная вещь, которая ограничивает меня – это мои собственные мысли!».

Люди часто говорят «Спустись с небес на землю! Посмотри новости! Жизнь – отстой!». И для этого вывода у говорящих есть причины: они встают и сразу идут смотреть новости. А новости, обычно, негативные.

Я же говорю: НЕ СМОТРИ НОВОСТИ, ПОКА НЕ ПРИВЕДЕШЬ СЕБЯ В ХОРОШЕЕ САМОЧУВСТВИЕ! Даже не пиши перечень дел на день! Это похоже на то, как ты пытаешься открыть дверь, когда вокруг темно и холодно. Ты трудишься в поте лица и в итоге ломаешь ключ в замке. В руках у тебя правильный ключ, перед тобой нужный замок, однако твое эмоциональное состояние кардинально меняет результат. Ты должен сделать положительное эмоциональное состояние своим главным жизненным приоритетом, очиститься от прошлого, настроиться на будущее, а не на прошлое. Я не могу быть несчастным и одновременно двигаться вперед!

Я замедляюсь и успокаиваюсь. При должной тренировке это не займет много времени. Вдохни полной грудью и задержи дыхание. А затем выдохни и расслабь мышцы. Сделай это медленно, три раза. Ты меняешь свое будущее, когда ты меняешь себя самого, точнее, версию самого себя.

Ответь себе на вопрос: «Кто я?». Мой вариант: «Я гений. Я придурок. Я талантливый скайдайвер. Я неуклюжий идиот, который врезается в деревья. Я – все это!». Но главное – то, кем из них я хочу быть конкретно сейчас!

– Hero or zero? (Герой или ноль?)

– Да! Я – оба из них!

– Спасибо за замечательную беседу! Вот только до России вы пока никак не доедете...

– Пока нет. Но я с нетерпением жду этого и уверен, что однажды это произойдет. В таких случаях я всегда говорю: «Просто скажите мне, когда!».



Партнеры