Докричаться до небес

Любая покупка недвижимости может закончиться неприятным сюрпризом. И проверить это невозможно

13.06.2016 в 18:10, просмотров: 12131

В ноябре 2010 года семья москвичей Деминых приобрела двухкомнатную квартиру на улице Цюрупы взамен однокомнатной квартиры на улице Новаторов. В прежней квартире, которую они получили по программе расселения ветхого жилья, яблоку негде было упасть, там проживали престарелые супруги Демины и их дочь Ольга с мужем.

Докричаться до небес
фото: Из личного архива
Клара Александровна Демина, которую придется выселять на улицу вместе с кроватью.

Демины переезжают в новую квартиру, но вскоре Яков Демин умирает.

Беда, семья в трауре. И вдруг в декабре 2012 года к ним домой неожиданно приходит сотрудник милиции с постановлением о проведении обыска. Что должны испытывать люди, к которым ни с того ни с сего является сотрудник правоохранительных органов и предъявляет документ, который дает ему право перевернуть квартиру вверх дном? Вот любят люди задавать лишние вопросы. Если есть документ, значит, не должно быть вопросов. Незваный гость изъял у Деминых все оригиналы документов на квартиру и удалился. А вскоре им позвонила старший следователь 3-го отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве Е.С.Масленникова и пригласила побеседовать.

И вот какая картина нарисовалась.

До ноября 2008 года квартира Деминых находилась во владении ОАО «Ростелеком».

В том же году эту квартиру и еще семь других квартир Ростелекома присвоила инициативная группа любителей чужой недвижимости в составе: генерального директора, бухгалтера и специалиста по недвижимости ООО «Мегаполис Проперти Менеджмент» Михаила Шраера, Натальи Пономаревой и Артема Королева, адвоката и офис-менеджера филиала №66 Московской областной коллегии адвокатов Сергея Бронникова и Любови Романчук, московского нотариуса Игоря Когатько, свободного художника Иозаса Зарецкаса, генерального директора ООО «СВС» Вячеслава Кузенко, начальника отдела коммерческой аренды административного департамента Ростелекома Аллы Котовой и других неустановленных сотрудников Ростелекома, а также неустановленных сотрудников правоохранительных органов и еще нескольких добрых людей, на которых можно было оформлять «паленые» квартиры.

На первый взгляд схема хищения кажется, прямо скажем, идиотской.

В ноябре 2008 года на квартиру, которую впоследствии купили Демины, нотариус Когатько выдал свидетельство о праве на наследство по закону какому-то голубю. Точнее, незнакомца звали Дмитрий Сергеевич Голубь, который является сыном члена «инициативной группы» Аллы Котовой.

3 декабря 2008 года этот Голубь в обычном порядке зарегистрировал право собственности на квартиру.

Однако в это время квартира все еще числилась на балансе Ростелекома. Как быть?

Не позднее 19 декабря 2008 года подельники направили в адрес руководства Ростелекома сфабрикованное письмо от имени заместителя руководителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (далее — ДЖП) О.В.Долгушиной с требованием передать в собственность Москвы восемь квартир. По замыслу авторов письма, руководство Ростелекома без размышлений должно было исполнить это требование. Почему мошенники были уверены в том, что с передачей квартир проблем не будет? Судя по всему, передача квартир из Ростелекома в собственность Москвы была обычным делом и проходила без лишних вопросов. И скорее всего мошенники уже использовали свою схему — и она срабатывала. Иначе невозможно объяснить то, что они сначала похитили квартиру и только потом смастерили письмо ДЖП в Ростелеком. Если бы они не были уверены в успехе операции по изъятию квартир, последовательность действий была бы естественной: сначала сфабрикованное письмо, а уж потом все остальное.

Однако, случилась осечка. По неизвестным причинам руководство Ростелекома именно эти восемь квартир снимать со своего баланса отказалось.

Но мошенники уже не могли включить заднюю передачу. Пришлось оперативно сфабриковать второй документ, а именно акт приема-передачи нескольких квартир на улицах Цюрупы и Бутлерова от 18 февраля 2009 года. Акт был «подписан» заместителем руководителя ДЖП О.В.Долгушиной и руководителем административного департамента Ростелекома И.Ю.Никодимовым. Имя исполнителя документа до сих пор неизвестно. Это произведение неизвестных мастеров было направлено по месту назначения, подозрений ни у кого не вызвало — и в конце концов «инициативная группа» получила ключи от квартир.

Теперь «паленые» квартиры предстояло как можно скорее втюхать ничего не подозревающим гражданам. Для того чтобы затруднить или сделать практически невозможной проверку документов, мошенники должны были пропустить квартиру через цепочку фиктивных собственников, в просторечье называемых прокладками. Обычно покупателя знакомят с документами последнего собственника квартиры. Как правило, правоустанавливающие документы всех предыдущих собственников покупатель получить не может, даже если и попытается это сделать. Покупателю приходится довольствоваться тем, что дает продавец и огрызком сведений из выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. По сути дела, люди, покупающие в нашей стране квартиры, да и любую другую недвижимость, даже не подозревают о том, что ни о какой исчерпывающей проверке юридической истории квартиры и речи быть не может. По правилам игры, установленным государством, это в принципе невозможно.

«Прокладкой» в квартире, которую в 2010 году приобретут Демины, стал член «инициативной группы» Вячеслав Кузенко. 

Помимо прочих талантов он, как следует из судебных документов, обладал «специальными познаниями в области сделок с недвижимостью и коррупционными связями в Департаменте жилищной политики и жилищного фонда Москвы». Именно у этого «специалиста по недвижимости» Демины и купили свою несчастную квартиру.

9 декабря 2013 года по приговору Перовского районного суда Москвы мошенники Алла Котова и Вячеслав Кузенко были признаны виновными в хищении восьми квартир, находившихся во владении Ростелекома. И Котову, и Кузенко приговорили к девяти годам лишения свободы.

Напоминаю, квартиры были украдены у Ростелекома. Но потерпевшим по уголовному делу уже известный нам старший следователь 3-го отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве Е.С.Масленикова признала ДЖП. Логика следователя изумляет. А объяснение такое: квартиры являются собственностью Москвы на основании акта приема-передачи от 18 февраля 2009 года. То есть акт был поддельный, а квартира по-настоящему перешла Москве. Причем квартиру Деминых украли еще до 18 февраля 2009 года. И этот великолепный иллюзионный номер является главным доказательством перехода квартиры в городскую собственность, других нету. Я до сих пор не могу понять, почему Ростелеком не предпринял попытки вернуть принадлежавшие ему квартиры. Ведь, как мы помним, и схема-то у мошенников не сработала только из-за того, что руководство Ростелекома категорически отказалось передавать эти самые квартиры городу. Вы что-нибудь понимаете?

фото: Из личного архива

* * *

Как правило, нам с вами достается только сухая выжимка из следственных или судебных дел. Самое главное остается тайной следствия. Кстати, и слушалось уголовное дело в закрытом судебном заседании.

Так вот, благодаря приговору Перовского суда у нас есть уникальная возможность услышать подлинные голоса мошенников, которые из-за привычной безнаказанности совершенно откровенно обсуждали свои людоедские проблемы в электронной переписке.

Из приговора Перовского суда от 9 декабря 2013 года.

Страница 78. «Первое, что мне предложил сидящий ныне друг В. — послать всех на… оформить своими силами муниципалку или федералку и выписать 8 новых ордеров, а еще лучше провести через договоры мены и честно поднять сотни 3–4 (300–400 тысяч рублей. — Авт.) без геморроя (благо меной … занимались профессионально). Я, естественно, всех сразу «разменял» и пообещал ему дать одну с первой партии и одну — со второй. Третью, если помнишь, мы хотели пополам поделить. Итого две партии — три штуки. На этих условиях мне пообещали не вешать блокировок и не отжимать. Я СВОЮ ЧАСТЬ СДЕЛАЛ НОРМАЛЬНО!!!».

Так Кузенко описывает Иозасу Зарецкасу разные способы присвоения квартир, которые ему, Кузенко, предлагал друг В. — ныне отбывающий наказание сотрудник ДЖП В.О.Голоднов.

Вторая партия, о которой идет речь, — это пять квартир в домах на улице Исаковского и Литовском бульваре, которые предполагалось пустить в дело, но не вышло по независящим от свободных художников причинам.

Страница 79. «Потом я все-таки получил от Миши одну и долго и геморройно пытался ее продать, причем, когда я взял третий задаток, риелтор компании МГСН мне вынес документы из Ростелекома и сказал в лицо, что я сбываю краденое и меня нужно сдать как стеклотару, задаток я вернул тут же. О чем это говорит?

Это говорит о том, что в РТК у Миши КОСЯК. Когда я понизил цену до минимума и еле-еле ее спихнул, то отнес все, что было, наверх, как и было обещано».

Тут Кузенко описывает проблемную ситуацию, когда Михаил Шраер, исходя из «вклада» Кузенко в общее дело, передал ему украденную квартиру, которую Кузенко с трудом сбагрил. Кому из руководства пришлось нести обещанные деньги, к сожалению, органы следствия и суд выяснять не стали.

Страница 79. «Потом Миша начал клянчить у нас всех денег на «закрытие вопроса». Денег с вас снял, вопрос не закрыл. Чей это КОСЯК? Может быть — мой? Когда вынимали у девушки из дома архив на обыске, это тоже я виноват? Чей КОСЯК, мой? Надо вам всем было … все свое продать, еще тогда, 2 года назад, пусть как я за 70% от цены, но ПРОДАТЬ!!! Это я вам мешал? Я вас за руки держал? НИ РАЗУ НЕ МОЙ КОСЯК!».

Здесь я позволю себе процитировать комментарий из приговора: «В данном случае Кузенко В.М. описывает ситуацию, сложившуюся после незаконной регистрации права собственности на 8 квартир, находившихся во владении ОАО «Ростелеком», когда Шраер М.И., используя свои коррупционные связи в правоохранительных органах, как лидер преступного сообщества собрал с участников преступного сообщества деньги для дачи взятки неустановленным сотрудникам правоохранительных органов в целях сокрытия совершенных преступлений».

фото: Из личного архива
Люди, имевшие несчастье купить похищенные квартиры в доме на улице Цюрупы: слева направо — Наталья Андрияхина, Ольга Демина и Галина Иванова.

Прошу прощения, из процитированного фрагмента все же следует, что квартиры принадлежали Ростелекому, а потерпевшим признан ДЖП. И как-то многовато неустановленных сотрудников правоохранительных органов. От всего этого голова трещит и анальгин не помогает.

Страница 80. «Где вторая очередь, с которой я бы что-то хотел заработать? Ее нет? Кто в этом виноват? Я? А если вторая очередь есть и ее без меня делают, может, мне в ней за что-нибудь заплатить? Там ведь тоже будут Мишины косяки — точно будут!!! Ах, нет, просто Миша у нас святой, он не ошибается… Извинился, погорячился… Вопрос: если все косяки Мишины и ни разу не мои, ЗА ЧТО Я ДОЛЖЕН ПЛАТИТЬ????? Где логика? Я … считал тебя ЛОГИЧНЫМ человеком, ну-ка объясни мне, КТО должен платить? Я?».

Кузенко описывает неудавшийся план похищения других квартир Ростелекома, расположенных в домах на Литовском бульваре и улице Исаковского. Он напоминает о том, что в проблемах с правоохранительными органами виноват Михаил Шраер. И говорит, что не хочет давать денег на незаработанную взятку.

Страница 80. Зарецкас — Кузенко: «Ты первый раз прокатился на халяву. Скидывались абсолютно ВСЕ!!! И только благодаря этому ты смог объект скинуть. Вот как ты говоришь, хоть убей, а эти деньги ты должен. Про 30 отдельный разговор. И он был. Вспоминай. А заинтересованы ВСЕ, т.к. проблемы не только у мадам, а у ВСЕХ. И если ты думаешь, что скинул с себя лачугу… то глубоко в этом ошибаешься. Ты противопроставил (так написано в оригинале. — О.Б.) себя общим интересам. Ты один сейчас в шоколаде. В общем, я не хочу устраивать переписки на эту тему. Своим поступком ты сказал и определил свою позицию. Что будет дальше, я не знаю… Пофантазируй…».

По всей видимости, мошенникам пришлось кому-то заплатить, в том числе и для того, чтобы Кузенко смог без проблем продать украденную у Ростелекома квартиру, которую купили Демины. Отдельной дорогостоящей услугой оказалась защита от блокировок. Начетистый, как в старину говорили, бизнес! Жаль, что не выяснили, кому заплатили за то, чтобы Кузенко удалось спихнуть «лачугу» Деминым.

Страница 81. «Я не собираюсь по почте обсуждать эти темы и тем более отчитываться перед тобой. Ты не стал общаться, убежал. Ты себя проявил. Я не хочу давать оценки тебе и твоим поступкам. А по поводу когда сбрасывались, спроси у Аллы, Любы, Фокина и т.д.».

Из приговора следует, что Зарецкас упоминает других мошенников, в том числе Аллу Котову, Любовь Романчук, а также неустановленного соучастника Фокина.

Тут вот какое дело. Человек по фамилии Фокин упоминается в приговоре в связи с двумя обстоятельствами.

Есть свидетель по делу, С.В.Фокин, который работал в ГК «Абсолют» в должности заместителя руководителя управления недвижимости. И этот свидетель в конце 2007 года или в начале 2008 года в своем рабочем кабинете в ворохе документов находит списки каких-то квартир на улице Цюрупы и Бутлерова (впоследствии украденных у Ростелекома). Свидетель Фокин почему-то звонит Михаилу Шраеру с целью выяснить, имеет ли он отношение к этим квартирам. Шраер ответил, что занимается этим, предложил встретиться и обсудить этот вопрос. Фокин встретился со Шраером, который рассказал ему, что у него возникли проблемы с оформлением этих квартир. Фокин пояснил, что жилой недвижимостью не занимается и посоветовал обратиться к знакомому адвокату Сергею Бронникову. И не только посоветовал, но и дал его телефон…

А в переписке, которая процитирована выше, упоминается некто Фокин, который знает, что все сбрасывались на взятку. Просто ума не приложу, это однофамильцы или как?

Запутанная история, да? Еще бы, столько действующих лиц, квартир, проблем и взяток. Почти готовый сценарий сериала «Квартиры исчезают в полдень».

фото: Кирилл Искольдский
Закон суров, а дверь вскрыть — пара пустяков.

* * *

А что же произошло с квартирой, которую купили Демины? Все в порядке?

Разумеется, в порядке: по иску ДЖП квартиру у Деминых отобрали и передали городу. При этом, как следует из решения Черемушкинского районного суда Москвы по гражданскому делу, Демины подлежат выселению на улицу.

Эта схема — безотказный инструмент, который виртуозно использует ДЖП в случаях мошенничества с городскими квартирами. Попробуй вытрясти деньги с мошенников — обрыдаешься! А тут есть добросовестные приобретатели. Квартира-то ворованная! Ну и что, что они об этом не знали, добросовестные и невинные, — все равно ворованная. Вот у них и надо отобрать. Тут плакать будут только они, зато государство не проронит ни слезинки. Служу России!

Понятно, силы не равны. На одной стороне нотариусы, сотрудники Росреестра, которые плохо видят, адвокаты, свободные художники и консультанты из ДЖП. А на другой стороне — какие-то Демины. Младшая, Ольга Демина, художник-оформитель. И ее мать — 76-летняя Клара Александровна Демина, которая всего два года назад вышла на пенсию. Она большую часть жизни проработала учителем начальных классов в средней школе №1 г. Новомосковска Тульской области, отличник народного просвещения. Сейчас она — лежачая больная. Интересно, ее будут выносить на улицу вместе с кроватью или воспользуются носилками? А положат куда? На газон? Или в детскую песочницу? Все же она столько лет отдала детям…

Оказавшись в капкане, Демины предприняли отчаянную попытку докричаться до небес: перед «Прямой линией Президента России» записали обращение к нему. И там Клара Александровна, лежащая на кровати, молит Владимира Владимировича о помощи. Но эта запись до президента не дошла. И судьи Верховного суда РФ вмешаться в эту безобразную историю почему-то не захотели.

Определением от 14 марта 2016 года судья Верховного суда России отказал в передаче кассационной жалобы Деминых для рассмотрения в судебной коллегии.

24 мая 2016 года заместитель председателя Верховного суда России отказал Деминым в отмене определения от 14 марта 2016 года.

* * * 

Электронная переписка преступников, которая оказалась в руках правоохранительных органов, чрезвычайно ценный объект и нуждается в отдельном и весьма пристальном изучении.

Причем интересней всего там не столько конкретные данные, хотя они, нечего и говорить, на вес золота. Самое интересное в этих документах — психология.

Мне понравилось слово «противопроставил». Поскольку похоже, что это не описка, а автор, сам того не ведая, соединил в одно два важных слова: «против», то есть вопреки воле «инициативной группы», и «проставил» — то есть угостил, занес и т.п. Получился своего рода символ: ради наживы не предать интересы сообщников просто глупо.

Погружаясь в это чтение, очень быстро понимаешь, что преступники живут в своем мире, где нет ничего, что нельзя купить, — все упирается лишь в цену. Причем самое главное здесь — не то, что они такие циничные, а как раз то, что это правда. Дали сколько надо — все получилось, пожадничали — пролетели. Система не дает сбоя, значит, она хорошая.

Поднять 3–4 сотни без геморроя — значит, заработать без хлопот, то есть пропустить ворованную квартиру через обмен, а уж обменом занимаются профессионалы, это надежно. Вы только вдумайтесь: ведь это про наши с вами квартиры. Надежней всего менять, механизм отработан до совершенства.

Кузенко описывает, как риелтор сказал ему, что он сбывает краденое, и пришлось вернуть задаток. И задает вопрос: о чем это говорит? И сам отвечает: у подельника недоработка в купленной организации, товарищ халтурит! А он, Кузенко, человек порядочный, все, что нужно, отнес наверх, как обещал. Все по-честному.

Вот почему все мы время от времени испытываем ощущение, что находимся в зазеркалье. Нам это не кажется: все встало вверх дном, а мы по наивности пеняем на очки — купили не те, поэтому все в глазах двоится.

Нас продают и обменивают вместе с квартирами. Мы — самое дешевое из того, что в них есть. И мы бежим за защитой к государству, а оно в доле.



Партнеры