Страшный суд

До каких пор добросовестных приобретателей жилья будут переселять на улицу без права переписки

22.06.2016 в 17:19, просмотров: 12840

В 2011 году семья молодых москвичей Соколиных решила обзавестись собственным жильем. К тому времени каждый из супругов был прописан у своих родителей, но собственного жилья не имел. А дочери Соколиных шел шестой год, и пора было определяться со школой.

Елена Соколина — преподаватель математики в школе, а Игорь Соколин — инженер. Своих денег на покупку квартиры у Соколиных не было, и пришлось брать ипотечный кредит.

И вот в июле 2011 года Соколины наконец купили квартиру. Правда, не в старой Москве, а за МКАД, в Южном Бутове, на улице Маршала Савицкого. Зато удалось приобрести двухкомнатную квартиру в доме 2008 года постройки, и это было похоже на счастье.

Страшный суд
фото: Из личного архива
Вот в этом роскошном доме находится квартира, которую в кредит купили Соколины. Ипотеку еще не выплатили, а квартиру уже отобрали.

А в июне 2013 года Соколины получили из Зюзинского районного суда Москвы письмо. Из него следовало, что Александр Алексеевич Пигасов, у которого Соколины купили квартиру, обратился в суд с иском о признании за ним права собственности на это жилье.

Изумленные Соколины отправились в суд, чтобы выяснить, в чем дело. Оказалось, что у купленной ими квартиры интересная история.

С 2008 по 2010 год квартира никому не принадлежала. В сентябре 2010 года военнослужащему А.Пигасову распоряжением начальника главного квартирно-эксплуатационного управления Министерства обороны России №155/8/44 от 1 сентября 2010 года была выделена квартира, расположенная в доме 8, корпус 1, на улице Маршала Савицкого. На основании этого распоряжения 15 декабря 2010 года между подразделением Минобороны — Хользуновской квартирно-эксплуатационной частью района КЭУ г. Москвы — и Пигасовым был заключен договор социального найма квартиры. В феврале 2011 года семья Пигасовых прописалась в квартире, а через два месяца А.Пигасов обратился в Зюзинский суд с иском о приватизации квартиры.

При чем тут суд? А при том, что упомянутое выше подразделение Минобороны по каким-то причинам отказалось передать в собственность полученную Пигасовым квартиру. Вот поэтому 21 апреля 2011 года Пигасов и обратился в Зюзинский суд.

Спустя месяц, 23 мая 2011 года, Зюзинский суд принял решение о передаче квартиры в собственность Пигасова. Решение никто не обжаловал, и через 10 дней оно вступило в законную силу.

Соколины, проверяя историю квартиры, об этом решении суда знали. И с их точки зрения, это было дополнительной гарантией юридической чистоты истории квартиры. Ну как же, ведь документы Пигасова выдержали судебную проверку — какие могут быть сомнения? Никаких.

В апреле 2013 года Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы (далее — ДЖП) обратился в Зюзинский суд с заявлением об отмене решения о передаче квартиры в собственность Пигасова по вновь открывшимся обстоятельствам. Из этого заявления следовало, что Минобороны передало квартиру Пигасову незаконно, так как квартира является городской собственностью.

А какие такие вновь открывшиеся обстоятельства? Да самые обыкновенные: в суд представителей ДЖП почему-то не вызывали, хотя речь шла о городской собственности. А раз не вызывали, никто и не мог сообщить суду о том, что Минобороны к этой квартире не имеет никакого отношения.

Тут есть такая судебная тонкость: официально ДЖП был указан Пигасовым в качестве второго ответчика. Но по какой-то причине суд в адрес ДЖП судебные повестки не направлял. И слушания прошли без участия представителей департамента. А для вышестоящей судебной инстанции такое нарушение закона является безусловным основанием для отмены решения.

Но почему-то ДЖП не стал обращаться в вышестоящий суд, а решил урегулировать вопрос в районном суде. Именно для этого использовалась магическая формула «по вновь открывшимся обстоятельствам»: в таком случае дело рассматривается там же, где оно слушалось раньше. И Зюзинскому суду это было по сердцу. Нарушение закона очевидно, но вышестоящий суд об этом не узнает. Это и есть те самые вновь открывшиеся обстоятельства.

23 мая 2013 года Зюзинский суд отменил свое решение о передаче квартиры в собственность Пигасова. Началось новое слушание.

В связи с тем, что Пигасов успел продать квартиру Соколиным, ДЖП предъявил встречный иск, в котором просил изъять квартиру у Соколиных и выселить их на свежий воздух. Благо было лето, а в Новой Москве много деревьев и цветов. Это же бывшее Подмосковье, считай, дача.

Соколины, естественно, возражали. Они заявили о том, что ДЖП не представил ни одного доказательства, которое подтверждало бы принадлежность квартиры городу.

И тут началось самое интересное.

***

Представитель ДЖП заявил о том, что дом, в котором находится квартира Соколиных, был построен городом в соответствии с пунктом 2.1 инвестиционного контракта №13-002668-5601-0026-00001-07 от 18 января 2007 года, заключенного между правительством Москвы и СУ-155. Этим пунктом предусматривалась комплексная застройка микрорайонов 2, 3, 4 Щербинки района Южное Бутово и строительство городских инженерных коммуникаций в микрорайоне 1. Замечательно. Но, как следует из материалов дела, у дома 8, корпус 1, по улице Маршала Савицкого был строительный адрес: район Южное Бутово, Щербинка, микрорайон 1, корпус 13. То есть дом, в котором Соколины купили квартиру, в списках ДЖП не значился.

Когда это стало известно, представитель ДЖП предъявил второй аргумент — толстую пачку распоряжений департамента о передаче жилой площади с 2008 по 2012 год. Суду предъявили необыкновенные документы, на которых не было НИ ОДНОЙ ПОДПИСИ И НИ ОДНОЙ ПЕЧАТИ. Нет, вру. Одна печать была: на бумажке, которой склеили всю пачку этих распоряжений. А вместо подписи стояли слова «Копия верна».

фото: Геннадий Черкасов

Если бы простой смертный притащил в суд такие бумажки, его бы, поди, и в зал не пустили. Сказали бы, что макулатуру сдают в другом месте. Но почему-то папирусы ДЖП суд макулатурой не признал.

И вот эти «документы» и легли в основу судебного решения об изъятии квартиры у Соколиных и их выселении.

Этим же решением было постановлено признать распоряжение начальника главного квартирно-эксплуатационного управления Минобороны №155/8/44 от 1 сентября 2010 года о выделении квартиры Пигасову и заключенный с ним договор социального найма недействительными. Суд пришел к выводу, что подразделения Минобороны не имели права распоряжаться квартирой в доме 8, корпус 1, на улице Маршала Савицкого. И еще одно открытие: Пигасов ко времени выделения ему жилья уже более 20 лет не являлся военнослужащим и, следовательно, не имел права на получение жилья от Минобороны.

Еще до вынесения решения представители ДЖП попросили суд приобщить к материалам дела проект мирового соглашения, в котором содержались два замечательных предложения. Соколины за полцены выкупают у города уже однажды купленную ими квартиру и отказываются от статуса добросовестных приобретателей. Таким образом, ДЖП добивался от Соколиных признания в том, что им было известно о незаконности выделения квартиры Пигасову. То есть московский департамент жилья выдвинул разбойничьи условия: хочешь остаться в квартире, заплати выкуп и признайся в том, чего не было. Соколины от этого лестного предложения отказались и решили добиваться справедливости в вышестоящих судебных инстанциях. Да, иногда взрослые ведут себя как дети.

Все суды в России Соколины проиграли.

В феврале 2015 года они обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой на то, что государство отняло у них единственную квартиру и они с ребенком оказались на улице. Жалобу приняли к рассмотрению и присвоили номер 12253/15. Получается, что граждане России лечиться и судиться вынуждены за границей.

***

Предвижу вопрос: неужели из-за какой-то там повестки семью с ребенком, которая взвалила на себя ярмо ипотеки, выбросили на улицу? Ну кто в это поверит?

Это правильно. Я тоже сначала подумала, что из-за неотправленной повестки к высшей мере не приговаривают.

Но оказалось, что неотправленные повестки — это как отравленные перчатки в Средневековье. Отправляешь врагу симпатичный подарок, ах, как мило, — и готово.

Дело в том, что неотправленных повесток оказалось не пять и не десять — такое количество еще можно было бы списать на случайность. Речь идет как минимум о сотне московских квартир. Данные разнятся. Кто-то называет цифру 160. А в Главном следственном управлении ГУ МВД России по Москве есть своя арифметика.

26 августа 2014 года уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский получил из ГСУ письмо. Вот что там было написано:

«Сообщаю, что Ваше обращение о проблеме выселения добросовестных приобретателей из жилых помещений по искам ДЖП г. Москвы, поступившее в адрес ГСУ ГУ МВД России по Москве, рассмотрено.

В производстве СЧ ГСУ… находилось уголовное дело №211611, возбужденное 17 декабря 2012 года по части 4 статьи 159 УК РФ. Основанием для возбуждения данного уголовного дела послужили материалы проверки Главной военной прокуратуры РФ. В ходе следствия установлено, что Даниелян В.П. в период с сентября 2010 года до марта 2013 года руководил преступным сообществом в составе: Ивановой К.А., Лисова А.И., Фурсовой В.Л., Ганичева И.О., Масловского С.Н., Масловской В.И., Родионова А.А., Семина А.С., Агеева А.В. и неустановленных следствием соучастников, которые совершили незаконные приобретения прав собственности на квартиры, расположенные на территории г. Москвы (улицы Брусилова и Маршала Савицкого), и их легализацию.

Схема преступлений следующая: Даниелян В.П., не являясь действующим военнослужащим и должностным лицом Министерства обороны России, изготавливал поддельные выписки из Распоряжений начальника ГлавКЭУ Минобороны России и договора социального найма, наносил на них поддельные печати Минобороны России, а также поддельные печати ДЖП г. Москвы, при этом собственноручно подписывал данные документы от имени соответствующих должностных лиц. Далее указанные документы за денежное вознаграждение продавались лицам, не являющимся военнослужащими…

Далее используя данные документы и злоупотребляя доверием сотрудников паспортного стола и МФЦ, соучастники Даниеляна В.П. регистрировались в квартирах, указанных в документах, после чего получали необходимую документацию в ТБТИ. Затем… соучастники подавали в Зюзинский районный суд иск о признании за ними права собственности на квартиры… На основании поддельных документов суд удовлетворял иски, признавая права собственности на указанные квартиры. Данные решения суда регистрировались в Управлении Росреестра по Москве, после чего соучастники заключили договоры купли-продажи с лицами, неосведомленными о криминальном характере приватизации указанных квартир…

фото: Наталья Мущинкина

В настоящее время в производстве СЧ ГСУ ГУ МВД России по Москве находятся 86 уголовных дел, возбужденных по фактам мошеннических действий… в отношении 102 квартир.

Одновременно сообщаю, что в производстве следователя по особо важным делам… Паутова А.В. находится уголовное дело №33/00/0021-13 в отношении лиц, являющихся военнослужащими, по факту мошеннических действий с квартирами по адресам… (указаны 6 квартир в домах на улицах Маршала Савицкого и Брусилова. — О.Б.)».

И подпись врио начальника: И.А.Веретенников.

Получается, уже 108 квартир.

Насколько мне известно, в ситуациях, изложенных в письме Веретенникова, также имела место схема с неотправленными повестками. Буду рада, если ошиблась. Но боюсь, что рада я не буду.

Схема очень хороша. Поди докажи, что эти дурацкие повестки не отправлялись по злому умыслу. А если не докажешь, выходит, что сотрудники ДЖП вроде как и ни при чем. Только людям, купившим «паленые» квартиры, от этого не легче. Как мы знаем, из мошенников невозможно вытрясти ни копейки. Им проще сесть в тюрьму и отсидеть (но это, сами понимаете, я беру крайний случай), а потом наслаждаться жизнью на честно украденные деньги. А вот с добросовестных приобретателей можно содрать не только шкуру, но и квартиры. Ну и как вы думаете, есть ли у добросовестных приобретателей хоть какая-то надежда на то, что их оставят в покое?

Похоже, что в России их любят за диетическое мясо, крепкую шкуру и квадратные метры. Кому повезло доползти до Европейского суда по правам человека, у тех, возможно, дети не останутся на улице. А так — «нет повести печальнее на свете».

***

Люди, попавшие в квартирную западню, редко способны сопротивляться. Яд мошенничества парализует даже очень сильных людей. Поэтому предложение представителей ДЖП о выкупе собственной квартиры и отказе от статуса добросовестных приобретателей некоторые несчастные приняли. Они поняли, что больше ни на что сил у них нет.

фото: Из личного архива
Игорь, Елена и Юля Соколины.

Хорошие учителя всегда говорят, что самое главное — правильно задать вопрос. Видимо, в правильно заданном вопросе прячется ответ. Просто его нужно разглядеть.

Тогда попробую и я.

Вопрос первый.

В материалах дела Соколиных имеются распоряжения ДЖП без подписей и печатей, на которые ДЖП ссылается как на действительные документы. Допустим.

Распоряжением о передаче жилой площади от 13 апреля 2011 года (Т.1, л.д.55) ДЖП в связи с длительным незаселением изымает некую квартиру у Департамента здравоохранения Москвы.

25 июля 2011 года ДЖП закрепляет ее за городской клинической больницей №70 (Т.1, л.д.56).

А в промежутке между двумя этими датами Зюзинский суд передал эту квартиру «очереднику» Пигасову, который успел сбыть ее Соколиным.

Совпадение?

Вопрос второй.

В 2011 году Зюзинский суд за месяц рассмотрел иск Пигасова о признании права собственности на квартиру.

При повторном рассмотрении дела Зюзинскому суду понадобился почти год.

Повезло?

Вопрос третий.

Вернемся к пачке распоряжений без подписей и печатей.

Получается, что более трех лет ДЖП не мог пристроить ту самую квартиру в доме 8, корпус 1, на улице Маршала Савицкого.

В конце концов квартирой распорядились мошенники.

А как мошенники узнали об этой воздушной квартире? Ведь она находилась на внутреннем учете в ДЖП и газеты о ней не писали. Как тут не вспомнить о том, что таких квартир было больше ста…

Телепатия?

Даже очень опытные политики и социологи время от времени говорят, что главная беда нашей страны — хаос, порожденный огромной территорией, на которой одним движением руки порядок не наведешь. Это удобная формула, и на нее можно списать все. Но простой смертный человек с одной крошечной квартирой и большой головной болью о хлебе насущном — он-то не может не заметить, что этот хаос как-то подозрительно хорошо организован. И в Москве, и в нескольких тысячах километров от нее происходит одно и то же: не прислали повестку, не поставили печать или поставили поддельную, — а кончается все неизменно гильотиной для простого смертного, который дерзнул обзавестись собственным углом. И еще неизвестно, кто страшней: разбойник с большой дороги или чиновник в серой шинельке. Это же у него в столе хранится печать, маленькая такая штучка…



Партнеры