"Девочку успели отравить ненавистью": изучение православия в школе оценили педагоги

Евгений Ямбург, Андрей Кураев и другие эксперты поговорили про обязательность религиозных предметов

14.12.2016 в 19:41, просмотров: 12274

Проект нового курса изучения православия в школе, слухи о котором просочились в прессу, взбудоражив многонациональное и многоконфессиональное российское общество, действительно существует, подтвердили 14 декабря участники «круглого стола» в «МК» «Появятся ли в российских школах новые уроки православия?». Подготовленный синодальным отделом религиозного образования РПЦ, он рассчитан на 600 часов и должен преподаваться в школе с 1-го по 11-й класс. Формально курс назван факультативным. Однако на местах, как выяснилось при обсуждении, не прекращаются попытки сделать религиозные предметы обязательными. А это для такой страны, как наша, чревато серьезными социальными потрясениями.

фото: pixabay.com

Официальной открытой информации об авторстве новой программы нет: рассказывая о ней на «круглом столе» «МК», вице-президент РАО и замглавы Учебно-методического объединения Виктор Басюк лишь уточнил, что она поступила на рассмотрение УМО в июле, была рассмотрена дважды и, получив оба раза отрицательные заключения экспертов, была направлена на доработку. Окончательное решение по ней впереди.

Однако установить авторов программы, созданной в недрах синодального отдела религиозного образования РПЦ, оказалось нетрудно: это Игорь Метлик и Герман Демидов. С формальной точки зрения подготовленный ими курс не является обязательным. Но, во-первых, есть много вопросов к его содержанию при реализации даже в ограниченных масштабах, а во-вторых, принцип добровольности таких предметов соблюдается в нашей стране далеко не повсеместно.

— Подобные программы, наверное, нужны. Но данная рассчитана на то, что в объеме 592 часов ее будут изучать все учащиеся с 1-го по 11-й класс. А должны быть дробные куски, которые школа может переварить, не превращаясь в просеминарию и введя их по своему усмотрению после общего курса ОРКСЭ, скажем, в 10-м и 11-м классах, — считает протодиакон Андрей Кураев. — Кроме того, такие программы и учебники, к сожалению, часто пишутся не для детей, а для внутреннего цензора, сидящего в голове у автора и стремящегося рассказать в соответствии с ортодоксией о том или ином святом или церковном соборе.

Есть и другой важный нюанс, подчеркнул он: «Я не представляю себе учителей где-нибудь в Белгородской области, которые оказывают мощное давление на губернатора, с тем чтобы там стало больше математических школ. Но я очень легко представляю себе местного митрополита, который оказывает мощное давление на губернатора, а тот уже на учредителей, директоров школ и т. д., чтобы было больше школ именно таких. И вот здесь возникает вопрос защиты детей и родителей от такого административного ресурса политической актуальности».

— Ко мне в школу привезли девочку как раз из Белгородской области, — дополнил картину директор центра образования №109 Евгений Ямбург. — Она мне говорит: вы себе не представляете, как я ненавижу католиков, ведь они молятся примадонне! Я, конечно, ей объяснил, что примадонна — это Алла Пугачева, а не Матерь Божья. Но весь ужас в том, что ее уже успели отравить ненавистью! Причем директор школы защитить от этого давления не может, ведь сегодня его можно уволить без объяснения причин. И все: против лома нет приема!

— Я не знаю, зачем нужен курс, который мы сегодня обсуждаем, поскольку уже есть курс ОРКСЭ, — предупреждает ректор Московского исламского университета Дамир Хайретдинов. — Мы, мусульмане, как верующие люди целиком и полностью поддерживаем большинство инициатив, исходящих из Русской православной церкви по воспитанию здоровой консервативности, здоровых семейных отношений в нашем обществе. Но я не понимаю, когда это делается кулуарно, ведь рано или поздно все тайное станет явным, а в итоге превратится в скандал. Нынешняя ситуация такова, что последние годы идет активная социализация мусульман — выходцев с Северного Кавказа в российских городах, массовое, возможно, миллионное получение гражданства выходцами из стран Центральной Азии. Так что соблюдать здоровый баланс между конфессиями, конечно, необходимо. Ведь то, что здесь произошло, рано или поздно выстрелит в регионах! Сегодня мы будем вводить дополнительный курс исламской культуры в тех регионах, где осталось 2–3% русского населения, а завтра, уже ориентируясь на новый образец, — в тех, где 20–30% русского населения. К чему это в итоге приведет?

Полный текст заседания «круглого стола» читайте в одном из ближайших выпусков «МК».



Партнеры